Шорор выходит на свободу, а Куюндич и другие покидают страну

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::30.01.2006

Шорор выходит на свободу, а Куюндич и другие покидают страну…

К «делу Шорора» подключили действительно серьезную «артиллерию»

Андрей Сергеев

События вокруг Ступинского металлургического комбината и персонажей, причастных к этой темной истории, продолжают развиваться самым непредсказуемым образом. В первых числах февраля Александру Шорору, главе СМК, находящемуся вот уже почти два месяца в СИЗО города Армавира, изменят меру пресечения. Что, в общем, и следовало ожидать, потому что даже не умудренные юридическими знаниями журналисты, пристально следящие за этой темой, (не говоря уже об адвокатах и самих следователях) понимают: нет у следствия неопровержимых доказательств причастности Шорора к убийству директора сочинского пансионата «Подмосковье» Владимира Ефрюшкина, произошедшему в 2002 году. А, следовательно, нет больше оснований держать Александра Шорора под арестом. Тем более, в Краснодарский край выехала некая группа, составленная из представителей различных ведомств, которая и должна во всем разобраться, и их первые действия уже понятны.

Такой вывод несложно сделать, обратившись к хронологии событий, которая многое объясняет. Итак, 8 декабря 2005 года председатель совета директоров ОАО «СМК» был задержан в Москве и в этот же день этапирован в Сочи. О бесчисленных нарушениях, сопровождавших сие мероприятие, коллеги-журналисты сообщали неоднократно, повторяться нет смысла. 15 декабря 2005 года Прокуратурой Краснодарского края Александру Шорору было предъявлено обвинение в том, что он организовал убийство Владимира Ефрюшкина. Разумеется, для выдачи постановления о привлечении в качестве обвиняемого должны быть серьезные основания и неопровержимые доказательства. Вот только неясно есть ли они у следствия? Формулировки типа: «в неустановленном месте, в неустановленное время неустановленному лицу неустановленную сумму» не внушают доверия. Есть определенные основания полагать, что подобную формулировку можно увидеть в уголовном деле №604140, целиком или отдельными фрагментами, не суть важно. Главное, что многие аспекты этого дела следствию пока не ясны.

По сообщению некоторых СМИ (в частности, «Коммерсантъ» от origindate::22.12.2005), следователь Владимир Чернов, ведущий это дело, утверждает, что «установлена прямая связь между Александром Шорором и зверски убитым Владимиром Ефрюшкиным». Кроме того, появились еще два «очень важных» фигуранта. По крайней мере, одного мы можем назвать точно – это Владимир Трутнев, вероятно, юрист, близкий к СМК. По версии следствия, Трутнев по просьбе Шорора нашел и организовал исполнителей убийства директора сочинского пансионата. Кстати, двое из этих исполнителей были убиты, а третий отбывает наказание по другому делу. Понятно, что при таких обстоятельствах доказать связь Трутнева и Шорора (в смысле, преступную связь, если она, конечно, есть) весьма проблематично. Кстати, о доказательствах: почему этот «третий» отбывает наказание по другому делу? Если следствию известно о его причастности к убийству Ефрюшкина? Почему Трутнева арестовали после Шорора (10 января 2006 года)? Ведь дело уже было возбуждено, и, по словам следователей, имелись доказательства. Почему Трутнева сразу после ареста начали «колоть» на предмет показаний о причастности к убийству Шорора? Между прочим, все с теми же нарушениями при задержании, о которых сам подозреваемый сообщил в распространенном в СМИ заявлении.

По имеющейся у нас информации, Трутнев показаний не дает, а без его признания дело забуксовало. Получается, что Шорора арестовать-то арестовали, а вот, что с ним дальше делать? По одной из версий, также активно муссировавшейся в СМИ, Шорора хотели «устранить на этапе» небезызвестные предприниматели Хованов и Куюнжич. Об этом также заявлял сам Александр Шорор. Однако этот номер (если он действительно предполагался) не удался, в первую очередь, из-за пристального внимания прессы.

Теперь следствию как воздух нужны доказательства. И это понятно: по слухам, на «дело Шорора» (и как следствие, на захват СМК) Хованову-Куюнжичу и другим заинтересованным лицам было выделено по разным оценкам от 5 до 9 млн. долларов. Неслабые «инвестиции» в экономику Краснодарского края. Кстати, еще один любопытный факт, так, для размышления – когда Трутнев был доставлен в аэропорт Сочи, среди пассажиров был замечен вездесущий Романов-Судаков. О том, кто этот человек, и какое отношение он имеет к вышеозначенным товарищам, объяснять, видимо, не требуется.

Можно предположить, что «отбить» потраченную сумму Куюнжичу надо позарез. Не только потому, что это, по-видимому, «общаковские» деньги. Вероятно, финансирование идет из средств, в свое время выведенных из активов «Газпрома», которыми, по мнению некоторых посвященных лиц, распоряжается Куюнжич.

Сегодня особенно остро встал вопрос о расчетах за поставки газа на Украину, и соответственно, Кремль адресовал его Черномырдину и Вяхиреву, которые и должны ответить, куда и каким образом были потрачены деньги, дабы урегулировать расчеты с дружественным государством. Кроме того, по некоторым данным, руководство «Газпрома» должно решить проблемы с другими долгами, в частности с небезызвестной «Технологией моторов». Если верить этой информации, можно предположить, что именно сейчас руководство «Газпрома» захочет как можно оперативнее «закрыть» вопросы с «Технологией моторов», и лично с Куюнжичем. Логично предположить, что для этого надо, в первую очередь, вернуть контроль над некоторыми предприятиями, которые в последнее время все больше отдалялись от «могучей кучки». Хотя бы на ВИЛСе и СМК. Во времена, когда «Технология моторов», руководимая Ховановым-Куюнжичем, заинтересовалась стратегически важными объектами российской авиационной промышленности, Александр Шорор являлся заместителем генерального директора. А, значит, был в курсе всех финансовых операций и схем. Кстати, не только он один: наверняка на СМК до сих пор сохранились весьма интересные для соответствующих органов финансовые документы, по которым можно отследить движение бюджетных средств.

Напомним, что компания «Технологии моторов» была образована при участии «Газпрома» с целью реализации программы по использованию авиационных двигателей при производстве газотурбинных установок. Однако на самом деле, по мнению некоторых аналитиков, все выглядело несколько иначе: «Газпром» активно вкладывал государственные деньги в малоизвестную компанию, которая скупала активы тех же стратегически важных для государства объектов – «Рыбинские моторы», «Пермские моторы», ОАО «Композит». Если у российского руководства сегодня возникли вопросы к «Газпрому», то, видимо, деньги все-таки ушли «налево». А именно к группе Хованова-Куюнжича. Этому обстоятельству не рады в самом «Газпроме», тем более, что отчитываться все равно придется. А чтобы наиболее «мутные» темы не всплыли, было бы неплохо уничтожить некоторые компрометирующие документы, хранящиеся, как мы уже говорили, на СМК и ВИЛСе.

Но это все, так сказать, общеизвестно. Не так давно из информированных источников поступила информация о том, что к «делу Шорора» подключили действительно серьезную «артиллерию». По неподтвержденной информации, на прошлой неделе произошла встреча Куюнжича и представителей Барсукова (Кумарина). Якобы ныне покойный Роман Цепов в свое время также «финансировал» некие мероприятия, приведшие сегодня к ситуации, сложившейся вокруг СМК. А это значит, что война за комбинат разгорится с новой силой и с гораздо более серьезными последствиями. Правда, не совсем понятно, что же так привлекает «сильных мира сего» к рядовому, в сущности, предприятию? В нашей стране есть гораздо более дорогостоящие и стратегически важные объекты. Нам остается только наблюдать, вероятно, ответы на многие вопросы мы получим очень скоро.