Шпионские игры в Москве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Шпионские игры в Москве FLB:При задержании вице-консул показала блестящее владение русским матом и приемами карате

"[1] УХИЩРЕНИЯ АНГЛО-АМЕРИКАНСКИХ РАЗВЕДЧИКОВ ПРИ ОТРЫВЕ ОТ НАШЕЙ «НАРУЖКИ» «В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого столетия американским и английским разведчикам, действовавшим в Москве под прикрытием посольств, было присуще пристрастие к маскарадам. Да, мир разведки во многом схож с театром, и один из непреложных постулатов сцены, будь то подмостки театра или разведка, гласит: «Не повторись!». Однако Центральное разведывательное управление в отличие от «Сикрет интеллидженс сервис» вопреки этой заповеди камуфлирование своих сотрудников поставило на конвейер. МАНЕКЕНЫ НА СЛУЖБЕ ЦРУ Некоторое время офицеры-агентуристы московской резидентуры ЦРУ, действовавшие под дипломатическим прикрытием, при проведении явок со своими осведомителями из числа советских граждан повально использовали манекены. Справедливости ради надо признать, что это «секретное оружие» противника некоторое время приносило ему успех. Трюк с манекеном в главной роли действовал по следующей схеме. Выйдя из здания посольства, сотрудник резидентуры садился в машину со своей женой. Жена – за рулем, разведчик рядом. Под ним – небольшая коробка. Как только машина попадала в «мертвую зону», резко сворачивала в ближайшую боковую улицу, чтобы на несколько секунд выпасть из поля зрения «наружки», американец катапультировался из машины и исчезал в первом попавшемся подъезде. Женщина тут же нажимала кнопку, и – о, чудо! – из коробки в мгновение выпрыгивал манекен, силуэт которого имел абсолютное сходство с покинувшим авто разведчиком. Резиновая кукла, заполненная сжатым воздухом, выглядела вполне правдоподобно. Сидящая за рулем женщина, чтобы окончательно ввести в заблуждение следующих за ней сыщиков, начинала имитировать беседу, поворачивая голову куклы с помощью нехитрого устройства. Лишь подъехав к дому, где проживали сотрудники американского посольства, жена цэрэушника на глазах ошеломленных сыщиков выпускала воздух из манекена, и он снова оказывался в коробке. Все, партия выиграна! К 1990 году в посольство США в Москве были доставлены девять машин с затемненными стеклами. Более того, разведчиков посольской резидентуры оснастили не только манекенами, имитировавшими сотрудников посольства, но даже резиновыми масками для лиц, наподобие тех, которыми пользовался Фантомас во французском фильме. Зачем, спрашивается, все эти манекены, маски? Американские разведчики рассчитывали с их помощью водить за нос нашу службу наружного наблюдения. Например, манекен разведчика-агентуриста, который должен был провести конспиративную встречу со своим агентом, демонстративно вывозили в какой-нибудь отдаленный район Москвы в обычной машине. Сам же агентурист в авто с затемненными стеклами уезжал в противоположном направлении. С этой же целью – сбить с толку нашу «наружку», использовались и маски. Маскарадные пристрастия американских разведчиков были различными. К примеру, бывший «второй секретарь» посольства США Майкл Селлерс изменял свою внешность с помощью парика и накладных усов. Его коллега, работавший в такой же должности, любил наряжаться рабочим и носил темные очки. А один из «атташе» посольства даже переодевался в женское платье – в таком наряде он проводил шпионские операции. Наши разведчики наружного наблюдения по этому поводу шутили: «Опять появилась эта дама приятной внешности, значит, на серьезное дело идет!». ЧЕРНЫЙ ПОЯС ПО КАРАТЕ У ЖЕНЩИНЫ В БЕЛОМ Вечером 15 июля 1977 года кадровая сотрудница ЦРУ Марта Петерсон, действовавшая под прикрытием вице-консула посольства США в Москве, отправилась закладывать тайник, предназначавшийся для агента «Тригон» (Александр Огородник, личный референт министра иностранных дел СССР, известный читателю по фильму «ТАСС уполномочен заявить» под псевдонимом «Трианон». – Прим. автора). Запарковав служебную автомашину у кинотеатра «Россия», она торопливо вошла в зал. Шел фильм «Красное и черное», и последний сеанс уже начался. «Наружка» вела наблюдение издалека, так как на разведчице было белое, с крупными цветами платье, легко различимое издали. «Женщина в белом» уселась в кресло у запасного выхода и минут десять делала вид, что следит за происходящим на экране. Убедившись, что вокруг все спокойно, Петерсон поверх платья натянула черные брюки и такого же цвета пиджак, наглухо застегнулась и распустила собранные в пучок волосы. Совершенно преобразившись, Петерсон выскользнула из помещения. Теперь это уже была «женщина в черном». К машине она не вернулась, а села сначала в автобус, затем покаталась на троллейбусе и в метро – проверялась. Лишь после этого поймала такси и приехала к Краснолужскому мосту. Там ее уже поджидали. Хотя в этот поздний час место выглядело совершенно безлюдным, на самом деле здесь находились более трехсот (!) оперативных сотрудников из разных подразделений. Они скрытно наблюдали за всем происходящим в районе моста и за перемещениями разведчицы. В момент закладки Петерсон «булыжника» в тайник все вокруг осветилось, вспыхнул настоящий фейерверк, казавшееся пустынным место вдруг стало многолюдным. При задержании госпожа вице-консул показала блестящее владение русским матом и приемами карате, по мировой классификации – черный пояс, шестой дан. Но разве можно было устоять перед Владимиром Зайцевым, асом восточных единоборств, гремевшим на весь Комитет?! Разведчица была нейтрализована без единого синяка у Зайцева. Задержанную доставили на Лубянку и вызвали советника американского посольства для опознания. В его присутствии вскрыли контейнер, закамуфлированный под булыжник. Там обнаружили инструкции, вопросник, микрофотоаппаратуру, золото, деньги и две ампулы с ядом. Разведчики – народ суеверный. Петерсон не была исключением. Прощаясь со следователем и своим спарринг-партнером, она сказала, что никогда больше не будет брать билет на последний сеанс. ХИППУЮЩИЙ РАЗВЕДЧИК Майкл Селлерс, «сидевший под корягой», действовал под прикрытием второго секретаря посольства США в Москве. Отправляясь на встречу со своими агентами, он очень любил «похипповать»: наклеивал усы и натягивал лыжную шапочку с приделанными к ней волосами до плеч. В таком виде и был задержан 10 марта 1986 года во время проведения явки с агентом по кличке «Коул» – майором Сергеем Воронцовым, сотрудником управления КГБ по Москве и Московской области. «Коул» инициативно стал шпионом в 1984 года, регулярно информируя ЦРУ о том, как наши органы госбезопасности ведут наблюдение за американскими разведчиками, работающими под дипломатическим прикрытием. В 1985 году предатель передал Селлерсу образцы «шпионской пыли», которой мы обрабатывали автомобили американских дипломатов, подозреваемых в проведении разведакций против СССР. Кстати, «Коул» начал свою шпионскую деятельность именно с того, что передал Селлерсу совершенно секретный бюллетень, издаваемый Комитетом, где были описаны ухищрения американских разведчиков, к которым они прибегают, чтобы оторваться от «хвоста». Нередко американские разведчики в качестве камуфляжа использовали женскую одежду, не понимая, что занимаются самообманом и саморазоблачением: в качестве демаскирующего признака была их... походка, ведь для опытного глаза не составляет труда отличить грациозную женскую поступь от твердых и решительных движений мужчины. Кстати, человеку, не посвященному в эти премудрости, трудно поверить, но походка у представителей различных рас: белой, черной и желтой – действительно имеет много отличий. Вообще опытные сыщики наружного наблюдения сначала запоминают походку объекта, а потом уже остальные внешние признаки. Однако порой опыт сыщиков оборачивался самонадеянностью и тогда. СТРИПТИЗ В ПОДЪЕЗДЕ В январе 1989 года кадровая сотрудница ЦРУ Барбара Кэйс прибыла в Москву для встречи с американским «кротом» по кличке «Близзард» (офицер ГРУ Бохан Сергей Иванович завербован ЦРУ во время спецкомандировки в Грецию в 1975 году, признан виновным в измене Родине в форме шпионажа, в 1990 году военным трибуналом заочно приговорен к расстрелу. – Прим. автора). В течение двух дней Барбара разгуливала по Москве, шокируя прохожих экстравагантным «прикидом»: канареечного цвета куртка, красная мини-юбка, белые чулки, туфли с каблуком в пятнадцать сантиметров, роскошный парик с длинными, до плеч волосами фиолетового цвета и огромные, в пол-лица черные очки. За это ее «наружка» прозвала «Пеструшкой». Как потом выяснилось, не эпатажа ради был затеян маскарад, но токмо для молниеносного отрыва от «опекунов» и проведения явки с «Близзардом». Ходила «Пеструшка» много, легко и быстро, прямо «неуставайка» какая-то! Кончилось тем, что своего она добилась: вынудила-таки «опекунов» держаться поодаль – ведь ее и на значительном расстоянии хорошо было видно. Сказать вынудила – слукавить. Скорее она потрафила сыщикам, сыграв на их подсознательном стремлении добиться цели, идя по линии наименьшего напряжения. Ведь работать за объектом тем легче, чем дальше от него находишься: и простор для маневра больше, и риск «засветиться» сокращается до минимума. В день явки с агентом привела «Пеструшка» сыщиков на Чистые пруды, вошла в подъезд многоэтажного дома дореволюционной постройки. «Опекуны» моментально разделились на четыре группы: одна, что снимала на видеопленку действия «Пеструшки» на маршруте, осталась в машине, вторая, обогнув дом, заняла позиции у черного хода, третья, чтобы сработать на опережение, разместилась ближе к Мясницкой. Наконец, еще двое наших парней, подождав секунд 10, последовали за американкой, чтобы выяснить, кого она решила навестить. При входе в подъезд сыщики столкнулись с каким-то субтильным существом женского пола в черном платье наподобие сутаны, на голове черная косынка, в руках четки, глаз от пола не поднимает, губами шевелит беззвучно. Ни дать ни взять – монашенка. Посторонились ребята, пропустили послушницу, а сами – наверх. К каждой двери с первого по четвертый этаж подходили, прислушивались. Везде безмолвие. Исчезла «Пеструшка». Выбежали на улицу. Запросили по рации коллег, что у черного хода. Катастрофа – объект испарился! Кому-то пришло в голову прокрутить последние кадры видеозаписи, на которых американка, а затем сыщики входят в подъезд. Смотрят. Вот, расстегивая на ходу куртку, в подъезд входит «Пеструшка». Через девять секунд туда же входят оперативники. Еще через секунду камера регистрирует выход из подъезда послушницы. Она почти бегом устремляется к Мясницкой. Стоп кадр! По рации запрашивают третью группу. «Да, – отвечают, – была такая. Мы еще удивились: такой мороз, а она в тапочках. Выбежала на дорогу с поднятой рукой, впрыгнула в первую подъехавшую машину». Стало ясно, что «Пеструшка» обыграла «наружку». Сначала объявили общую тревогу: «Утерян объект!». Потом, чтобы хоть как-то себя реабилитировать, отправились обыскивать подъезд. Пусто! Кто-то додумался заглянуть в мусоросборник. Нашли! И куртку канареечного цвета, и башмаки с огромными каблуками, и фиолетовый парик. Два дня сыщики экспериментировали с гардеробом разведчицы. Оказалось, что при длительной тренировке можно полностью сменить внешний облик за девять секунд. Чему только не научишься, работая в разведке. Чему только не научишь работающих в контрразведке! Все по порядку. Войдя в подъезд, «Пеструшка» сдернула с себя куртку и парик с очками. Под париком – черная косынка. Обеими руками рванула «липучки» на туфлях-ходулях, надетые на кожаные тапочки. Одернула подол платья-макси, собрала в охапку маскарадный костюм и засунула его в мусоропровод. Все... На выход, маэстро! А красная мини-юбка была всего лишь подкладкой черного платья-макси. Подняв подол, «Пеструшка» закрепила его вокруг талии резинкой. Разорвав ее, разведчица, как змея при весенней линьке, выползла из ставшей бесполезной старой шкуры... ШПИОН, ПРИЕХАВШИЙ НА ВЕЛОСИПЕДЕ В анналах советской контрразведки хранится уникальный трюк по отрыву от «хвоста», к которому прибег английский разведчик Филипп Джеймс Вуд, прибывший в Москву для проведения ряда разведывательных акций. В «Шереметьево-2» Вуда встречала «наружка». В бригады слежения были включены самые опытные сотрудники. Для простоты переговоров по рации и для их зашифровки на случай, если какой-нибудь новый русский «сядет» на оперативный канал, иностранцу оставили кличку, под которой он проходил несколько лет назад в материалах оперативной подборки – «Английский дуб» или просто «Дуб». «Дуб» вошел в зал аэропорта! Проходит таможенный контроль. Как слышно? Прием!». Филипп Вуд вышел из здания аэропорта. В одной руке он нес объемистую коробку в подарочной упаковке, в другой – спортивную сумку. Делая вид, что протирает очки, огляделся, отошел в тень. В следующее мгновение произошло то, что заставило волкодавов службы наружного наблюдения сначала оторопеть, а в последующем относиться к подопечному с профессиональным уважением. Вуд сорвал красочную обертку и вынул из коробки раскладной велосипед. Тренированным движением приторочил к нему колеса, перебросил через плечо спортивную сумку и покатил в сторону Москвы. В оперативном гардеробе есть все: от парика и телогрейки до макинтоша и тюбетейки, но чтобы велосипед! Не в Китае, поди, или Вьетнаме живем. «Наружка» ведь либо пешком, либо на машине. Езду на автомобиле со скоростью 10 км в час, как и бег за велосипедистом в цивильных костюмах, с большой натяжкой можно назвать скрытым наблюдением. Ну не следить же с неба – вертолеты для «наружки» не предусмотрены. Но сотрудникам службы наружного наблюдения смекалки не занимать! «Не на тех наехал, господин «Дуб»!» В день прилета эмиссара в системе КГБ был спортивный день – обязаловка, которую многие оперативники попросту игнорируют. Но только не разведчики наружного наблюдения. Всегда под рукой спортивные костюмы общества «Динамо». Стало ясно, что Вуду необходимо наверняка оторваться от хвоста. Значит, либо по дороге в Москву у него намечен контакт с агентом, либо он должен обработать тайник. Размеренно крутит педали: не то дачник, не то обходчик. Не отрываясь, бегут за ним «спортсмены-динамовцы» – два разведчика наружного наблюдения с переговорными устройствами, зажатыми в потных ладонях. Нажатие рычажка в одну сторону – слушают тебя коллеги в машине, в другую – ты слышишь. Удобно. Всех-то и размеров – газовая зажигалка. Километр-полтора бегут одни, нырок в машину – и на дистанции уже другая пара. А со стороны все выглядит естественно: тренируются спортсмены, а тренер – на велосипеде. Да и для Вуда все выглядит естественно. Ведь где только не бегают спортсмены, и в Англии, и в Штатах, и у них в России! Так, попеременно и добежали до Химок. Доезжает Филипп Вуд до телефонной будки, входит, достает жетон... Кульминационный момент в работе сотрудника наружного наблюдения, ибо грош тебе цена, если ты всего-то отфиксировал заход разведчика в телефонную будку. Разведчики, да еще английские, в наших телефонных будках справлять ни малую, ни большую нужду не приучены. Раз уж они прибегают к велосипедным ухищрениям, значит, звонить будут не в посольство. А не попробовать ли выяснить: кому звонок, о чем речь? Тем паче, что в руках мощнейшее приемо-передающее устройство. …Стоит в химкинской будке мужик, одетый совсем не по-химкински, а мимо пробегает запыхавшийся спортсмен-динамовец. Останавливается у будки, протягивает руку внутрь (где вы видели стекла в химкинских телефонных будках?), хлопает мужика по плечу: «Мужик! Наши не пробегали?». Мужик тот – Филипп Вуд – не понял сначала. Он ведь «на связь выходит». Находится, так сказать, при исполнении. Но и «динамовцы» тоже. «Какие наши? – задает закономерный вопрос английский разведчик. – Кто наши?!». Понятно его внутреннее состояние. Мысленно он уже ощутил холод наручников на своих запястьях. «Ну наши! Динамовцы!» – отвечают британцу разведчики. Тут Вуд успокоился, поняв, что еще не «вяжут». Отвечает: «Нет! Не пробегали!». Этих мгновений было достаточно, чтобы второй «динамовец» подбросил в будку свое приемо-передающее устройство, связанное невидимой нитью с магнитофоном в машине. Все остальное было в буквальном смысле делом техники: и комбинация набранного Вудом номера, и сам разговор были записаны. ...Отзвонившись, «Дуб» оседлал велосипед и покатил в сторону Первопрестольной. Бригады слежения вызвали подмогу, так как силы «спортсменов-динамовцев» были на исходе, да и бежать по городу в трусах как-то не к лицу офицерам контрразведки. Не прошло и десяти минут, как вокруг велосипедиста, двигавшегося по Ленинградскому шоссе, уже водили хоровод семь оперативных машин, то обгоняя его, то отставая, стремясь не выпустить объект из поля зрения и в то же время не «засветиться». Задача не из простых: время – вторая половина воскресного дня, трасса забита возвращающимися домой дачниками. Смекалки, как мы помним, ребятам из «наружки» не занимать – свои соображения, как унять «парноколесного», они тотчас передали наверх. Оперативники предложили связаться по рации с ближайшим постом ГАИ, чтобы милиционеры остановили иностранца и под предлогом создания им аварийной ситуации лишили его средства передвижения, ну хотя бы выкрутили из колес ниппеля. По прикидкам сыщиков, проблем возникнуть не могло. Гаишники – ребята чуткие, не было случая, чтобы они не откликнулись на призыв контрразведчиков о помощи. Надо – изловчатся придраться даже к телеграфному столбу. Согласно второму варианту «Дубу» надо было организовать наезд на законопослушного московского пешехода. В роли пострадавшего, разумеется, выступит кто-нибудь из сыщиков. От добровольцев оказаться под колесами «иномарки» не было отбоя: после кросса многим хотелось отлежаться. Да хоть в Склифосовского! Предложения, как заставить «Дуба» отказаться от велосипеда в черте города, начальник 7-го Управления (наружное наблюдение) доложил инициатору разработки английского разведчика начальнику отдела Второго Главка (контрразведка Союза) генералу Н. «Я не знаю, что делать! – ответил генерал. – Это твои проблемы, Михал Трофимыч, тебе и решать. Но если кто-то попытается ввести свои правила в проведение гонки «Тур де Моску» и помешает гонщику из Англии занять призовое место в Лефортове, погон тому не сносить! Англичанин только этого и ждет. Проколют шины, значит, следят. А это уже не ему – нам «прокол». Ни в коем случае не высовываться. Пусть «парноколесный» считает, что «хвост» у него чистый. Пусть упивается триумфом. У нас будет время расквитаться с ним за ваши мытарства. Потерпи, Михал Трофимыч, и подумай, как выйти из положения!». Присутствовавший при разговоре заместитель генерала Н. полковник К. предложил в будущем пересадить несколько бригад «наружки» на велосипеды. В тот же день складные велосипеды итальянской фирмы «Бьянки» исчезли из продажи в московских магазинах, а наутро велосипедистов на столичных улицах прибавилось. Наблюдательные пешеходы обратили внимание на одну особенность в поведении обладателей «иномарок»: все они имели привычку бормотать себе под нос. Просвещенные понимающе улыбались: «Работа у «топтунов» такая – им то идиотами, то велосипедистами надо прикидываться. А бормочут, так это связь меж собой поддерживают. Издержки производства!». * * * Людям, далеким от шпионских ухищрений, велосипедный трюк может показаться глупостью или потугами на оригинальность чудаков из разведки, в лучшем случае – импровизацией. Профессионалам известно, что ей отведен самый дальний уголок на дне шпионского ранца. Да-да, в реальной разведдеятельности возможностей для импровизации гораздо меньше, чем может показаться. Более того, при ближайшем ознакомлении со шпионским ремеслом вы убеждаетесь, что места в нем для импровизации просто не остается: все заранее просчитывается, расписывается, а иногда и не раз обыгрывается в условиях, приближенных к боевым, и, конечно же, согласовывается и утверждается вышестоящим, кстати, не всегда разделяющим вашу точку зрения начальством. Другое дело – контрразведка. И чтобы понять и принять ее суть, достаточно одного примера: велородео английского разведчика Филиппа Вуда и ответа на него нашей «наружки». И все-таки наши парни утерли нос высокомерным крючкотворцам из «Сикрет интеллидженс сервис», убежденным в собственном превосходстве. Просчитанному англичанами сюрпризу противопоставили свой – импровизированный! Ведь обнаружь Вуд за собой слежку, он не стал бы звонить из будки в Химках. Раз звонил, значит, был совершенно уверен, что неподконтролен». Игорь АТАМАНЕНКО, «ВПК» № 27 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации