Шпионские страсти в Екатеринбурге

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Шпионы

Шпионский скандал назревает в Екатеринбурге. Экс-руководитель ядерного предприятия, работающего в Заречном, на скамье подсудимых. Его обвиняют в вывозе за рубеж материалов, которые можно использовать для изготовления химического оружия.

Александр Дьяков спокоен и задает взвешенные вопросы, хотя он стал главным героем почти шпионского триллера. По версии следователей, руководитель института реакторных материалов (он находится в Заречном) продавал в США и Германию необычные товары. Анастасия Мануйлова, гособвинитель: «В период 2010-2011 гг. институтом реакторных материалов осуществлялся незаконный экспорт цианистого калия и цианистого натрия, который подпадает под контроль, поскольку эти вещества могут быть использованы при создании оружия массового поражения».

Уголовное дело возбудили в октябре 2013. Подробностей известно крайне мало. Следователи заявляют, что институт, которым руководил Дьяков, заключил порядка десятка контрактов. Они попадают под статью «Незаконный экспорт из России материалов, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения». Специалисты утверждают, такие вещества можно использовать как в военных, так и в мирных целях.

По словам адвоката, радиоактивные изотопы перевозили в частные медицинские центры. С их помощью можно бороться с раком. Валерий Тяжкоров, свидетель со стороны обвиняемого: «Учитывая ту информацию, которая у нас есть, она применяется в основном в двух ипостасях – это научные исследования и медицина».

На своей невиновности настаивает и подсудимый. Он утверждает, что институт получил лицензию на экспорт радиоактивных изотопов, но, по словам следователей, этот документ распространялся не на все химические соединения. Александр Дьяков, обвиняемый: «Все, что делал институт реакторных материалов, и все, что делал я как директор, все выполнялось законно. Я надеюсь, что суд разберется и сделает правильные выводы». Владимир Климчук, адвокат обвиняемого: «Мы дали подписку о неразглашении сведений по данному делу, и более пояснить ничего не можем».

Сейчас Дьяков уже не является директором института, он руководит лишь отделом. Что касается уголовного дела, последний раз такая история о незаконном экспорте запрещенных материалов гремела в России десять лет назад.

Гособвинитель требует четыре года лишения свободы для Александра Дьякова и крупный штраф в размере 300 тысяч рублей. Ожидается, что приговор вынесут в начале апреля. Пока Александр Дьяков продолжает работать в институте реакторных материалов.

Директора подразделения «Росатома» обвиняют в экспорте веществ для оружия массового поражения

Дело рассматривается судьей Эдуардом Измайловым, входящим в список самых влиятельных судей-мужчин России по версии РАПСИ. В разговоре с корреспондентом «URA.Ru» Измайлов назвал дело «действительно интересным» и уточнил, что в процессе на стороне обвинения «участвуют сразу два прокурора». «По моим данным, за последние года два-три в России всего одно или два таких дела. Норма специфическая в плане категории и в плане территории, потому что в тех областях, где нет межгосударственной таможни, в принципе ее применение невозможно», — разъяснил Измайлов специфику идущего уже несколько месяцев процесса, на который по неизвестной пока причине уже семь раз не явились свидетели.

Максимальное наказание по статье, которую вменяют подсудимому, до 7 лет лишения свободы и штраф до одного миллиона рублей, отмечает Ekaterinburg.rfn.ru. Гособвинение запросило для Дьякова наказание в виде 4 лет в колонии общего режима и штраф в 300 тысяч рублей. Ожидается, что приговор вынесут в начале апреля.

Пока Александр Дьяков продолжает работать в институте реакторных материалов, однако уже не является директором института – он руководит лишь отделом.


ШПИОНСКИЕ ХРОНИКИ: ТОП-10

Дело Мирзоянова и Фёдорова

Фээсбэшные «зачистки» 90-х годов начались с 2 учёных-химиков, которые занимались проблемами разработки и уничтожения химического оружия, — Вила Мирзоянова и Льва Фёдорова, писала газета «Версия». Несмотря на то что доказать вину не удалось, Мирзоянов несколько месяцев всё-таки провёл в СИЗО. Именно с этого дела в обществе начались споры, где граница открытости информации. Это было связано с тем, что Мирзоянов и Фёдоров написали статью, в которой озвучили данные о создании в России самых современных форм химического оружия. Точные данные о количестве так называемых учёных-шпионов мало кому известны. Но мы постарались рассказать о наиболее громких процессах за последние 15 лет.

Дело Никитина

В феврале 1996 года он был арестован и обвинён в шпионаже за участие в написании доклада «Беллоны» о ядерной безопасности на Северном флоте. Затем он провёл 10 месяцев в изоляторе ФСБ в Санкт-Петербурге, пока в декабре 1996 года заместитель Генерального прокурора Михаил Катышев не подписал приказ о его освобождении из-под стражи. Несмотря на это, обвинения с него не были сняты. В течение ещё 5 лет учёному предъявляли обвинения, пока 13 сентября 2000 года президиум Верховного суда РФ не оправдал его окончательно.

Дело Моисеева

В июле 1998 года Валентину Моисееву было предъявлено обвинение в государственной измене. Спецслужбы считали, что он был завербован южнокорейской разведкой и в период с 1993 по 1998 год передавал некие сведения и документы, составляющие государственную тайну. В частности, речь шла о научной лекции «Политика России на Корейском полуострове». За это Моисеев получал вознаграждение не менее $500 в месяц. Общая сумма составила не менее $14 тысяч. 16 декабря 1999 года его приговорили к 12 годам лишения свободы, однако позже срок наказания скостили практически в 3 раза, так что в начале 2003 года Моисеев вышел на свободу.


Дело Сойфера

Сойфер занимался оценкой оценкой последствий взрыва реактора на атомной подводной лодке в бухте Чажма, неподалёку от Владивостока, в 1985 году, сопровождавшегося большим выбросом радиоактивных материалов. Все материалы исследований по данной теме были опубликованы в российских и зарубежных научных изданиях. В лаборатории учёного были обнаружены ксерокопии документов радиационной, химической и биологической защиты и гидрографии Тихоокеанского флота, среди которых, по мнению следствия, были 2 закрытых отчёта и секретная карта залива Стрелок, бухт Разбойник и Чажма. Обычно на таких картах бывают обозначены промеры глубин, направления подводных течений, температура, но вместе с этим там были данные о местах, где базируются российские подводные лодки. Как правило, такие документы имеют гриф «секретно». Сойфера оправдали за недоказанностью.

Дело Бабкина

Московский городской суд приговорил 73-летнего российского учёного Анатолия Бабкина к 8 годам заключения условно с испытательным сроком 5 лет. Учёного признали виновным в шпионаже в пользу США, лишили всех званий и запретили заниматься профессиональной, научной и преподавательской деятельностью в течение 3 лет. ФСБ считает, что профессор Бауманского университета передавал секретные сведения о торпеде «Шквал» Эдмонду Поупу, отставному офицеру морской разведки США. Ещё в декабре 2000 года Мосгорсуд признал Поупа виновным в шпионаже и приговорил его к 20 годам лишения свободы, однако позднее он был помилован Президентом России Владимиром Путиным по состоянию здоровья.

Дело Данилова

В рамках заключённого контракта с Институтом физики Ланчьжоу Китайской аэрокосмической корпорации Валентин Данилов должен был изготовить исследовательский стенд, который моделировал электризацию поверхности твёрдых тел в вакууме под влиянием электронов средних энергий и ультрафиолетового излучения. Такое явление проявляется при воздействии космической плазмы на спутники в космосе. А уже 24 мая 2000 года сотрудники регионального управления ФСБ по Красноярскому краю предъявили физику обвинение в разглашении государственной тайны. Почти год спустя, 16 февраля 2001 года, Данилова обвинили ещё и в государственной измене в форме выдачи государственной тайны. С этого момента учёный находился в СИЗО Красноярска. В 2004 году Данилова приговорили к 14 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. В настоящий момент адвокаты учёного пытаются оспорить решение суда.

Дело Пасько

25 декабря 2001 года Тихоокеанский флотский военный суд признал Григория Пасько виновным в государственной измене и приговорил к 4 годам в исправительной колонии строгого режима. Только после 13 месяцев заключения, 23 января 2003 года, городской суд Уссурийска принял решение об условно-досрочном освобождении журналиста. Пасько обвинялся в совершении 10 эпизодов шпионажа, однако прямых доказательств, указывающих на намерения Пасько передать свои записи японским СМИ, в материалах дела нет. А ведь ФСБ вела за ним активную слежку: вся его почта контролировалась, телефон прослушивался, в квартире Пасько была установлена подслушивающая аудиоаппаратура, а сам он находился под пристальным наблюдением оперативных сотрудников.

Дело Щурова

Заведующий лабораторией акустических шумов Тихоокеанского океанологического института Дальневосточного отделения РАН Владимир Щуров был задержан в августе 1999 года на российско-китайской границе. Таможенники изъяли у него телеметрическую аппаратуру и техническую документацию, которая предназначалась для Харбинского университета. Щурова вместе с его сотрудником Юрием Хворостовым обвинили в незаконном экспорте технологий, контрабанде и разглашении государственной тайны. Как полагают эксперты ФСБ, подобная техника может быть использована в военных целях. Первая экспертиза установила, что техника, созданная в лаборатории Тихоокеанского океанологического института, не имеет аналогов в мире, и эксперты отнесли её к разряду государственных тайн. Впоследствии прокуратура Приморья сняла все обвинения с Хворостова за недоказанностью, а Щурова обвиняли уже только в разглашении государственной тайны. В 2003 году Щурову дали 2 года лишения свободы условно и освободили от наказания по амнистии.

Дело Сутягина

ФСБ предъявила учёному обвинения в шпионаже и разглашении сведений о военном потенциале РФ. Следствие установило, что Сутягин в 1999 году за вознаграждение передал секретные сведения представителям британской фирмы «Альтернатив Фьючерс», которая, по данным российских спецслужб, была связана с военной разведкой США. В апреле 2004 года Игоря Сутягина приговорили к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Как считает обвинение, Сутягин стремился причинить ущерб внешней безопасности России, знакомя иностранцев с публикациями российских газет.

Дело Кабышева

В октябре 2005 года сотрудники ФСБ изъяли у вылетавшей из Уфы делегации южнокорейской фирмы «АСА Ко Лтд» техническую документацию на 500 листах и нескольких компакт-дисках, также рассказывала журналист Нелли Раткевич. Выяснилось, что документы им передали в НИИ. Как утверждают в институте, «материалы предназначались для усовершенствования технологий при изготовлении литых колесных дисков для автомобилей». Однако экспертиза ФСБ пришла к заключению, что эта информация могла быть использована для производства ракет и оружия. Суд над Оскаром Кайбышевым – академиком, директором Уфимского Института проблем сверхпластичности металлов РАН начался в 2007 году, проходил в закрытом режиме. Ученый был приговорен к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, плюс штраф в 3 млн 518 тыс. руб. Также ему было запрещено занимать должности, связанные с руководством в научно-исследовательских организациях, сроком на три года.

Дело Мининых

В 2007 году спецслужбы заинтересовались двумя физиками. Олег и Игорь Минины являлись докторами физ-мат наук, сотрудниками кафедры автономных систем и информационной безопасности Новосибирского государственного технического университета (НГТУ). В 2006 году братья-физики выпустили книгу «Институт прикладной физики: научные школы и технологии» – к 40-летию института, 50-летию Сибирского отделения РАН и 75-летию отца авторов, академика Владилена Минина, одного из основателей и бывшего директора ИПФ. Кстати, в книге также использовались материалы из его диссертации, с которых ранее был снят гриф секретности. Сама же монография до публикации прошла проверку на гостайну в первом отделе НГТУ. ФСБ утверждала, что монография содержит секретную информацию о новых разработках ИПФ. Речь идет об оптических и радиоэлектронных завесах, способных в условиях боя сделать боевую технику невидимой для противника. За разглашение гостайны ученым реально грозило до 7 лет тюрьмы. 24 августа 2007 года ФСБ со скрипом закрыла дело ученых. Следствие не нашло доказательств их причастности к разглашению гостайны. "

==Ссылки==

Источник публикации