Шпионский Скандал В Православном Сообществе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Борец с антисемитизмом" направил мусульман против своих православных собратьев

1164274249-0.jpg Ровно год назад в России разгорелся самый громкий межрелигиозный скандал десятилетия. Многие СМИ тогда запестрели заголовками о том, что расколовшиеся пятнадцать лет на враждебные группировки российские мусульмане впервые оказались готовы объединиться борьбе против Русской православной церкви (РПЦ). Причиной всего этого стала вышедшая тогда книга исполнительного секретаря Межрелигиозного совета России (МСР) и сотрудника отдела внешних церковных связей Московской патриархии Романа Силантьева «Новейшая история исламского сообщества России». Книга посвящена борьбе муфтиев и других деятелей за власть и влияние среди российских мусульман, их конфликтам и борьбе с проявлениями экстремизма.

2 декабря 2005 года председатель Совета муфтиев России (СМР) муфтий Равиль Гайнутдин выступил с крайне резким заявлением, в котором подверг книгу разгромной критике и фактически поставил ультиматум РПЦ. С Гайнутдином солидаризировались также анонимные представители Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ), потребовавшие от Силантьева немедленных извинений. В результате Силантьев подал в отставку с поста исполнительного секретаря МСР.

Закончилась эта странная история в феврале 2006 года, когда на очередном заседании МСР в поддержку книги высказались и председатель ЦДУМ верховный муфтий Талгат Таджуддин, и глава Координационного центра мусульман Северного Кавказа Магомед Албогачиев. Незадолго до этого положительную оценку трудам Силантьева дал также первый зампред Казанского муфтията Валиулла Якупов (именно Казанскому муфтияту принадлежат две трети приходов СМР Гайнутдина).

Неясным осталось только одно: в чем же причина первоначально столь резкой реакции мусульманских лидеров, если, внимательно прочитав книгу, большинство из них не увидели в ней ничего, кроме пользы? Кто направил их возмущение в нужное русло в самый момент выхода книги?

Первым начал публично критиковать книгу за «исламофобию» и раздувать скандал вокруг нее Валерий-Исмаил Емельянов, который в книге Силантьева был отнесен к группе «русских мусульман-сионистов». В 1990-х годах Емельянов называл себя католиком и подолгу бывал в Израиле, где работала его жена; после развода с женой вернулся в Россию, где не просто стал «русским мусульманином», но и работал на сайтах «Ислам.ру», «Исламинфо», в газете «Все об исламе» под руководством Али Полосина. Однако в январе 2006 года бывшие соратники по «русскому исламу» неожиданно обнаружили, что Емельянов носит на голове иудейскую кипу, а на форуме сайта «Ислам.ру» рекомендует мусульманам помолиться о здравии — Ариэля Шарона. Сам Емельянов заявил тогда, что иудейская кипа означает не то, что он перешел из ислама в иудаизм, а то, что он был и остается «авраамическим монотеистом». Сейчас же его можно регулярно видеть молящимся в синагоге на Поклонной горе.

В то же время Емельянов подчеркивает, что, хотя и начал первым публично выступать против книги Силантьева, это отнюдь не он первым ознакомил аппарат СМР с книгой и настроил его против нее. С руководством же ЦДУМ, откуда, по слухам, посыпались первые протесты, Емельянов и вовсе не общался.

Так кто же первым «правильно настроил» и СМР, и ЦДУМ? На мысль о том, что за этим кроется целенаправленная работа, наводит тот факт, что Силантьев за полгода до издания книги уведомил о ее издании и содержании все ведущие мусульманские структуры и тогда никто из них не высказывал протестов. Возможно, сразу же после ее выхода кто-то представил муфтиям не саму книгу, а подборку десятка самых неприятных цитат из нее — именно это и сработало. Но кто же был тем «мастером скандала», способным взбаламутить даже обычно очень спокойных татарских муфтиев?

Скандал вокруг книги Силантьева привел и к тому, что наиболее активные, молодые и энергичные муфтии ЦДУМ — пермский Мухаммедгали Хузин и ямальский Фарид Салман Хайдаров — попали в опалу к Таджуддину и покинули ЦДУМ. По прошествии года они нашли виновника своих злоключений.

2 октября этого года Хузин и Салман выступили с Обращением, в котором призвали «обратить внимание всех традиционных религиозных организаций России на действия директора Института государственно-конфессиональных отношений Игоря Понкина, которые повлекли за собой тяжелый кризис ЦДУМ и целый ряд других негативных последствий. Понкину несколько лет удавалось вводить в заблуждение лидеров ЦДУМ и передавать им на подпись бумаги весьма сомнительного содержания, большинство из которых были направлены на решение его собственных проблем. Аналогичные манипуляции проводились им с иудейскими, лютеранскими и даже православными духовными лидерами. Для нас стало шокирующим открытием, что г-н Понкин взаимодействует с вечным оппонентом ЦДУМ Али Полосиным и лидерами неохаризматов, в равной степени ненавидящими нашу религию. Именно по согласованию с ними г-н Понкин нанес непоправимые удары по ЦДУМ, Русской православной церкви и Межрелигиозному совету России, полномочным представительствам президента в ПФО и ЦФО, а также Министерству регионального развития. Мы присоединяемся к позиции Миссионерского отдела Русской православной церкви, Центра Иринея Лионского и кафедры религиоведения Российской академии государственной службы, крайне негативно оценивающим научную и общественную деятельность г-на Понкина».

Вообще для российской православной среды, к которой принадлежит Понкин, «сотрудничество с Полосиным» нечто совершенно запредельное, ведь последний здесь считается «поганым христопродавцем», публично глумящимся над основами своей прежней веры и клевещущим на историю христианства.

В ответ Игорь Понкин заявил: «Обращение муфтиев, по моему глубокому убеждению, написано Р.Силантьевым». А в беседе с автором статьи добавил: «Цель всего этого — доказать, что не Силантьев нападал на мусульман и подвергал их обструкции в своей книге, а что это злобные Полосины и Понкины устроили какую-то страшную провокацию, подбили Равиля Гайнутдина на борьбу с Силантьевым».

Но не успел он откреститься от обвинений в сотрудничестве с Полосиным, как 6 октября на сайте «Правая.ру» появилась фотокопия письма раввина Зиновия Когана, в котором Понкин назван… «борцом с антисемитизмом».

Вообще же письмо Когана написано 11 марта 2005 года и адресовано председателю ВАК Г.А.Месяцу (еврею по происхождению) с главной целью — обосновать необходимость присуждения Понкину степени доктора юридических наук. «Экстремисты и антисемиты стремятся сорвать успешное прохождение диссертации Понкина… Понкин И.В. уже давно подвергается преследованиям со стороны всевозможных экстремистов за свою принципиальную позицию и активную деятельность по противостоянию антисемитизму и ксенофобии. Объединения экстремистов и антисемитов постараются оказать сильнейшее давление на ВАК через известных людей… Нам точно известно, что такие нападки вызваны именно и исключительно стремлением ксенофобов и антисемитов «наказать» Понкина И.В. за его антидиффамационную деятельность. Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России убежден, что необходима всяческая поддержка ученых, занимающихся проблемами противодействия экстремизму. Понимая, в чем коренятся причины преследований Понкина И.В., Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России считает необходимым обратиться к Вам с просьбой взять рассмотрение диссертационного дела Понкина И.В. под личный контроль и не позволить антисемитам затравить ученого», — черным по белому сказано в письме за подписью Когана.

Между тем в среде радикального крыла православных патриотов у Понкина совсем другая репутация. Они считают его своим единомышленником.

Главный редактор черносотенной газеты «Русский вестник» Алексей Сенин рассказал нам: «Я давно знаю Игоря Понкина. Он, безусловно, убежденный православный патриот. Мы с ним часто встречались на разных православных мероприятиях и подолгу беседовали. Я уверен, что «письмо Когана», где Игорь Понкин назван «борцом с антисемитизмом», — это какая-то фальшивка, и очень сожалею, что на эту фальшивку клюнул серьезный сайт «Правая.ру». Я вообще не понимаю, как патриоты могут публиковать раввина! Ведь Понкин очень много делает для правильного разоблачения сект и всех чуждых православию сил в нашей стране. Я призываю всех православных поддержать Понкина! Ведь его деятельностью могут быть недовольны только тоталитарные секты. Я в этом уверен, потому что основываюсь на беседах с ним. Из них я вижу, что Понкин — честный, порядочный человек…

Так и хочется воскликнуть после подобных убежденных слов Сенина: «Конечно, письмо Когана — фальшивка!» — и приступить к выяснению, кому же нужно было «фальшивить» — сектам или подлому Силантьеву. Однако?

Мы не могли не позвонить Зиновию Когану, чтобы уточнить, подписывал ли он это письмо. Коган подтвердил, что подписывал обращение в ВАК в поддержку Понкина, так как «я его давно знаю, Понкин — старательный и порядочный человек».

А что же скажет «оклеветанный патриот» Понкин? На вопрос о том, было ли такое письмо подписано Коганом в 2005 году по просьбе Понкина или оно сфабриковано сейчас его врагами, директор Института государственно-конфессиональных отношений заявил автору: «Мне выгоднее сейчас промолчать, а ответить потом».

В свою очередь, представители либерального крыла религиоведов также расходятся в оценках деятельности нашего героя: если автор ряда исследований об РПЦ Николай Митрохин скептически отзывается о профессиональной пригодности Понкина, то религиозный журналист Александр Солдатов утверждает, что после истории с книгой Силантьева увидел в деятельности Понкина и положительные моменты: «Теперь я стал к нему относиться не так однозначно, как раньше. Если против него настроена Патриархия, значит, Понкин делает и немало положительного».

После того как Понкин оказался другом раввина и редактора черносотенной газеты одновременно, ему будет труднее опровергать обвинение в том, что он «манипулировал православными и иудейскими духовными лидерами с целью решения собственных проблем».

Тем не менее Понкина называют «честным и порядочным» не только раввины и антисемиты, но и мусульманские лидеры. Так, представитель ЦДУМ в Москве Растам Валеев начал свое интервью с автором с того, что «с Игорем Понкиным знаком очень давно, он хороший специалист, очень много нам помогал по разным вопросам, консультировались с ним в том числе по нашему заявлению в отношении гей-парада в Москве. И главное: Понкин — православный патриот. Вот что мне больше всего в нем импонирует — это то, что он патриот. Я знаю, что у Игоря Понкина есть какие-то разногласия с Романом Силантьевым, я не хотел бы влезать в их отношения: у меня хорошие отношения и с Романом, и с Игорем. Просто нет одинаковых людей, и сколько людей — столько и мнений».

Услышав о том, что даже до Валеева дошла информация о конфликте Понкина с Силантьевым, мы не могли не спросить, а когда же он возник. И получили ошеломляющий ответ: оказывается, конфликт родился вовсе не сейчас, ему уже больше года. Уже тогда, по словам Валеева, ему «Понкин приносил заявление против книги Силантьева. Все, кто хаяли Романа Силантьева, приносили свои заявления и просили, чтобы мы эти заявления от имени муфтия-хазрата или от имени ЦДУМ опубликовали. Этих заявлений было всяких разных много, и не только Игорь Понкин, и другие писали, присылали, отдавали мне свои проекты заявлений. Книга абсолютно не антимусульманская; возмущались в основном те, кто ее не читал или читал крайне поверхностно. Но, в конце концов, важен конечный результат: в итоге и муфтий Талгат Таджуддин, и большинство мусульман положительно оценили книгу Романа и с нетерпением ждут теперь ее второго издания».

Впрочем, Валеев надеется, что Силантьев и Понкин помирятся, так как их конфликт — результат случайного несовпадения характеров: «Те люди, которые в своей жизни все время борются, а Игорь Понкин из категории борцов, рано или поздно окружающий мир начинают воспринимать через призму борьбы: друг или враг. Для него уже середины не существует».

Понкин не согласен с такой формулировкой: «С Силантьевым у меня конфликт не личностный, а мировоззренческий. Силантьев поддерживал проект «Русский ислам» (между тем в книге Силантьева проект «Русский ислам» откровенно высмеивается, см. с.546). На этом и вышел мой конфликт с ним. Это было в 2002-2003 годах. А что касается книги Силантьева, то я давно занимаюсь проблематикой 282-й статьи УК («разжигание национальной и религиозной розни») и могу сказать, что в книге Силантьева целый ряд тезисов изложен как авторский текст, не закавычен, без ссылок — я до сих пор не писал критики на книги Силантьева, но если продолжится такая «пьянка», то я, конечно, свое заключение напишу с большим удовольствием и усердием. По поводу книги Силантьева я согласен с Полосиным: вывалить это все на мусульман, которые с нами живут длительное время, — что это дает…».

Сомнительно выглядит здесь только фраза Понкина о том, что он «до сих пор не писал критики на книги Силантьева» (эта же мысль многократно повторяется в его недавнем заявлении), ведь, как следует из слов даже его друга, Валеева, эту критику он писал еще год назад. Неслучайным на этом фоне выглядит и то обстоятельство, что в разгар кампании против Силантьева на мусульманских сайтах единственным православным изданием, выступившем против Силантьева, оказался все тот же «Русский вестник», написавший, что «Силантьев хорошо известен как большущий друг иудеев»! Наводит на размышления и фраза Полосина в интервью с автором, что Равиль Незаметдинов (имя, которым были подписано большинство статей против книги Силантьева на мусульманских сайтах) — «это не только не мой псевдоним, но и вообще не уверен, что это псевдоним мусульманина; вполне возможно, за «Незаметдиновым» скрывается кто-то из православных»… Кстати, кроме «Русского вестника», утверждения об особой дружбе Силантьева с хасидами (которые сам Силантьев считает «безосновательной клеветой») были повторены лишь в статьях Незаметдинова.

Ранее хранивший молчание по поводу обвинений Понкина Роман Силантьев все же согласился прокомментировать ситуацию: «Когда-то я знал Игоря Понкина как неплохого сектолога и юриста, однако после его последних заявлений в мой адрес возникли серьезные сомнения относительно адекватности этого человека — писать такие вещи пристало не юристу, а скорее «сыну юриста». Впрочем, обижаться на Понкина в православной среде уже давно не принято. Относительно иных аспектов данной проблемы могу лишь заметить, что мусульмане оказались бдительней православных и первыми смогли вычислить опасного провокатора и двойного агента. За что лично я им очень благодарен».

Если представить, как Понкин сначала настроил своих друзей-мусульман из числа таджуддиновцев, а потом и из числа не слишком дружественных ему гайнутдиновцев, возможно воспользовавшись влиянием гайнутдиновца Али Полосина, то получается ошеломляющаяся картина мести своему православному собрату руками мусульманских лидеров? Впрочем, Игорь Владиславович обещал после публикации статьи рассказать некие подробности, которые он не хотел разглашать заранее. Очень интересно услышать от него более откровенный разговор обо всем вышеописанном… чтобы все-таки узнать — кто на самом деле «директор Института государственно-конфессиональных отношений»… Соратник черносотенцев или «травимый антисемитами из ВАКа» еврей? Православный фундаменталист или агент мусульманского фундаменталиста Али Полосина? Юрист или «сын юриста»?

Михаил Тульский

P.S. Фрагменты интервью и комментарии, использованные в статье, записаны автором на аудиокассеты и воспроизведены в точности.

Оригинал материала

«Русский журнал» от origindate::20.11.06