Шпионы, ложь и искажение истории

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Шпионы, ложь и искажение истории

"На незаконченную 24-летнюю войну в Афганистане в большей мере, чем на любой другой военный конфликт на планете, оказало влияние соперничество иностранных разведывательных служб: Комитета государственной безопасности (КГБ) Советского Союза, американского Центрального разведывательного управления (ЦРУ), пакистанского Межведомственного разведывательного директората (Inter-Services Intelligence Directorate), Управления общей разведки (General Intelligence Department) Саудовской Аравии и многочисленных секретных служб Ирана. Они снабжали различные афганские фракции деньгами и оружием, тайно готовили повстанцев, финансировали пропаганду и манипулировали политическими движениями.

Когда шпионы готовят гражданскую войну, одно из семян, которые они засевают, это замешательство. У афганцев сегодня мало оснований доверять собственной новейшей истории: слишком многое остается скрытым. Страна стала котлом переплетающихся заговоров, как реальных, так и воображаемых, путаницей разбитых на куски зеркал, придуманных поджигателями войны, которые считают обман победоносным оружием. В таком случае успешное восстановление Афганистана даже до уровня полунормальной страны должно включать некоторое усвоение афганцами правды об их недавнем прошлом.
КГБ присутствовал при рождении этой тайной структуры. Но имеется слишком мало свидетельств, чтобы даже приблизительно догадаться, как действовали советские разведывательные службы в ходе афганской войны, которая началась после советского вторжения в 1979 году. Теперь часть покрывала снята. В 178-страничном документе, опубликованном в этом месяце, бывший сотрудник архива советского КГБ Василий Митрохин приводит содержание многочисленных телеграмм и досье КГБ, описывая яростные кампании по дезинформации повстанцев, убийства, диверсии и подкупы, проведенные сотрудниками КГБ в Афганистане в период между 1978 и 1983 годом. В контексте нынешних событий разоблачения г-на Митрохина читаются как каталог первоначальных тайных грехов афганской войны. В числе прочего они предсказывают и объясняют многие из зол, которые были в дальнейшем.
Г-н Митрохин, живущий сейчас в Англии под чужим именем, все еще продолжает одно из самых впечатляющих героических дел, когда либо совершенных библиотекарем. С 1956 года и до своей отставки в 1984 году он работал в архивном отделе иностранного управления КГБ. Подстегнутый, как он говорил позднее, угрызениями совести, он тайно выносил из здания КГБ свои записи, в которых описано содержание примерно 300 тысяч документов. Он бежал в Великобританию в 1992 году и семью годами позже совместно с историком Кембриджского университета Кристофером Эндрю (Christopher Andrew) написал тщательно выверенную книгу, которая освещает часть летописи г-на Митрохина, касающуюся Западной Европы и Соединенных Штатов.
Он написал черновик своей недавно изданной книги о деятельности КГБ в Афганистане первоначально в 1987 году, работая тайно на уединенной загородной даче. Эта книга была переведена и отредактирована учеными Центра имени Вудро Вильсона здесь, в Вашингтоне, которые участвовали в проекте под названием "Международная история 'холодной войны'". Представленные г-ном Митрохиным материалы о безрассудстве большевиков и волнениях в Средней Азии наверняка были бы утрачены, если бы он, рискуя жизнью, день за днем не уносил домой, нередко пряча их в своих туфлях, записи, отражавшие содержание досье КГБ.
Оккупация Афганистана Советской Армией произошла у всех на глазах. Но невидимыми были крупномасштабные сопутствующие операции, организуемые и осуществляемые советскими специальными службами. Они работали, пишет г-н Митрохин, из крупной резидентуры КГБ в Кабуле и использовали для ускоренной подготовки афганцев, саботажа и диверсий, а также для проведения мелких полувоенных операций множество спецгрупп, некоторые из которых были присланы прямо из Москвы.
Что самое удивительное, как явствует из книги г-на Митрохина, так это, что КГБ в 1980-е годы осуществлял внутри Афганистана десятки военных операций "под чужим флагом". В этих операциях подготовленные советскими войсками афганские отряды выдавали себя за поддерживаемых ЦРУ США антисоветских моджахедов, чтобы создавать замешательство, находить настоящих повстанцев и нападать на них. КГБ придавало этой программе "особую важность", пишет г-н Митрохин.
По состоянию на январь 1983 года, на всей территории Афганистана действовали 86 вооруженных и подготовленных КГБ "ложных бандформирований", как их именовали. Они "провоцировали стычки между разными отрядами (настоящих повстанцев) и, когда требовалось, притворялись, что отказываются от вооруженного сопротивления", а затем якобы сдавались кабульскому правительству. В сравнительно небольшой стране, разрываемой этническими и племенными подозрениями, успешная программа такого сорта могла создать широкое замешательство.
Поскольку, уйдя в отставку, г-н Митрохин лишился возможности доступа к досье о более поздних операциях в период советской оккупации (советские войска ушли из Афганистана в 1989 году), его информация об этой программе дезинформации неполная. Трудно, к примеру, понять, насколько сильным был контроль КГБ над этими ложными бандформированиями или насколько влиятельными были эти группы среди своих афганских соплеменников. Было бы абсурдом приписывать вражду между поддерживаемыми Соединенными Штатами моджахедами главным образом провокациям КГБ, ибо эти разногласия имели множество других глубоко укоренившихся причин.
Однако же описываемая г-ном Митрохиным программа осуществлялась с впечатляющим размахом, и его разоблачения бросают новый свет на типичную историю хронических междоусобных войн моджахедов в период 1980-х годов. Не установленное, быть может значительное, число стычек между отрядами моджахедов в 1980-е годы - которые подготовили сцену для катастрофической гражданской войны в 1990-х годах - по всей видимости, было спровоцировано платными агентами КГБ.
Острые операции советской программы тайной войны в Афганистане осуществлял 8-й отдел директората "С" иностранного управления КГБ. Это подразделение, пишет г-н Митрохин, "занималось тем, что на криминальном жаргоне именуется "мокрыми делами", то есть убийствами, диверсиями, поджогами, взрывами, отравлениями, выводом из строя техники и терроризмом. В 1982 году 8-й отдел создал в Афганистане лагерь подготовки, которым командовал ветеран КГБ по кличке "Кикот", переведенный из Гаваны. В этом лагере готовили афганских агентов к диверсионным и другим операциям в лагерях беженцев в Пакистане и Иране, которые в то время были заполнены афганскими мирными жителями - а также антисоветскими повстанцами.
В дополнение, по словам г-на Митрохина, подразделениям отряда КГБ "Каскад", насчитывавшего примерно 150 человек, были даны "широкие полномочия" действовать вокруг Афганистана. Они занимались саботажем, вербовкой агентов, привлечением на свою сторону путем подкупа афганских племен и пытались нарушать операции поддерживаемых ЦРУ США моджахедов. Резидентура КГБ в советском посольстве в Кабуле расходовала огромные суммы на быстрое создание разведывательных служб афганских коммунистов. Главную афганскую службу безопасности ХАД (KHAD) боялись и ненавидели за то, что она практиковала пытки и убийства. С помощью финансирования и подготовки КГБ афганский персонал ХАД увеличился с 700 человек в 1980 году до более чем 16000 человек в 1982 году.
Поскольку русским было известно, что разведка Пакистана, поддерживаемая ЦРУ, готовит и вооружает антисоветских афганских повстанцев, КГБ стремился осуществить разведывательное проникновение и нарушить эту деятельность с помощью тайных операций по ту сторону границы, некоторые из которых были связаны с насильственными действиями. Они также стремились дестабилизировать Пакистан. Г-н Митрохин документирует - с именами и датами - то, что давно уже подозревалось: ХАД поставлял оружие пакистанским диссидентам в Белуджистане и Синде, которые вели борьбу против своего правительства в Исламабаде.
КГБ и ХАД также вошли в контакт с Муртазой Бхутто (Murtaza Bhutto), братом позднее ставшей премьер-министром Пакистана Беназир Бхутто (Benazir Bhutto). По данным г-на Митрохина, КГБ и ХАД работали непосредственно с Муртазой Бхутто, террористом левого толка, при подготовке и осуществлении контроля за проведением операции по угону пакистанского гражданского авиалайнера в 1981 году. Цитируя телеграммы КГБ, он описывает сцену, в которой г-н Наджибулла (Najibullah), в то время глава ХАД, а позднее при поддержке Москвы президент Афганистана, в момент проведения операции по угону авиалайнера встречался с г-ном Бхутто в Кабульском аэропорту, переодевшись в униформу авиационного техника.
Подготовленные КГБ агенты в значительных количествах проникли в поддерживаемые ЦРУ США отряды моджахедов, в их лагеря подготовки и в их штабы; по крайней мере, это следует из донесений, отравленных в Москву агентами в поле. Разумеется, агенты КГБ во всем мире печально известны преувеличением своих разведывательных успехов в письменных донесениях в Центр; поэтому трудно знать наверное, где кончаются их реальные тайные акции и начинаются бюрократические приписки.
К началу 1980-х годов ХАД заявлял своим спонсорам из КГБ, что имеет в Пакистане более 200 афганских агентов, а в Иране - более 110. Согласно данным г-на Митрохина, некоторые из них, по крайней мере, временами, действовали в штаб-квартирах семи крупных партий антисоветских моджахедов. Они занимались тем, что сеяли раздор среди афганских лидеров. В одном случае специалист-почерковед из КГБ подделал почерк одного из лидеров афганской партии, во главе которой стоял Гульбеддин Хекматьяр (Gulbuddin Hekmatyar), и написал письмо, в котором содержалась угроза убить соперничающего лидера, Мохаммеда Мохаммеди (Mohammed Nabi Mohammedi). Это письмо было подброшено в штаб г-на Мохаммеди.
Весьма сомнительно, чтобы лидерам моджахедов требовались подобные провокации, для того чтобы бояться и ненавидеть друг друга: они, кажется, имели достаточно собственных оснований для этого. И все же, даже если агенты ХАД преуспели только в том, что усилили соперничество, их работа, вполне возможно, способствовала нарастанию недоверия внутри руководства моджахедов.
Г-н Хекматьяр в особенности был настолько склонен к тому, чтобы нападать на товарищей-повстанцев, что некоторые американские аналитики разведки в Вашингтоне в то время задавались вопросом, а не является ли он платным агентом русских. Из досье г-на Митрохина явствует, что он им не был. Существенные недостатки г-на Хекматьяра как американского ставленника были целиком его собственными.
По сведениям г-на Митрохина, резидентура КГБ в Кабуле на протяжении значительной части советской войны в Афганистане жаловалась на то, как ленивы, разобщены и ненадежны стали ее афганские коммунистические клиенты. Она посылала откровенные телеграммы в Москву о том, как плохо идет война, какую малую часть территории страны контролируют коммунистические силы и как глубок провал попытки правительства в Кабуле завоевать умы и сердца афганского населения. Однако в телеграммах КГБ делались совершенно неверные выводы из тех фактов, которые они наблюдали. В тот самый момент, когда глобальный большевизм находился в закате, они доказывали Центру, что, если бы только они могли привести к власти в Кабуле более деятельных и надежных афганских коммунистов, то все было бы хорошо.
Тайная структура для афганской войны, созданная в период "холодной войны", предвидела характер гражданской войны, которая бушевала там в 1990-е годы и отличалась раздробленностью и дезинформацией. После того, как Москва и Вашингтон ушли из страны, региональные разведывательные службы - в большинстве своем подготовленные, вдохновленные и финансируемые ЦРУ или КГБ в 1980-х годах - начали осуществлять прямое вмешательство в дела Афганистана. Они зачастую использовали все те же тайные методы, родоначальниками которых были их покровители. Двумя из многих примеров этого являются все еще до конца не проясненная роль Пакистана в оказании поддержки движению "Талибан" в период его становления (1994-1996 годы), равно как и тайная поддержка Узбекистаном этнических узбекских военачальников, воцарившихся в городе Мазари-Шариф. Кроме того, после своего изгнания из Судана в 1996 году Усама бен Ладен (Osama bin Laden) создал в Афганистане свою террористическую сеть - секретное братство, которое действовало в сговоре с поддерживаемыми Пакистаном талибами.
Одно из последствий этой истории для афганцев стало очевидным из сегодняшних газетных заголовков. Когда происходит политическое насилие, очень трудно кому бы то ни было выражать уверенность в отношении его первопричины. Десять дней назад голодной и озлобленной толпой в Кабульском аэропорту был хладнокровно убит министр правительства Афганистана. Временное правительство этой страны, избегая очевидного, произвело аресты и объявило, что министр был убит в результате заговора, возможно, имевшего международный размах. Теперь оно отказывается от своих слов. Так где же правда? Как это ни печально, и то, и другое возможно.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации