Шпионы в шоколаде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Английские разведчики решают, с какими задачами Dirol Cadbury продолжит свою работу на территории нашей страны

1266392114-0.jpg Как сообщили недавно все ведущие мировые деловые издания американская корпорация Kraft Foods объявила о начале продажи облигаций на четыре млрд. долл. для финансирования сделки по приобретению британского производителя кондитерских изделий Cadbury, общая сумма которой оценивается в 18,7 млрд. долл.

В начале февраля 2010 года большинство акционеров британской Cadbury одобрили сделку по слиянию компании с Kraft Foods. В поддержку сделки высказались 71,7% держателей обыкновенных акций Cadbury. Еще раньше, 19 января Kraft Foods принципиально договорилась о слиянии с Cadbury. Сделку планируется совершить наличными и в акциях, общая сумма сделки составит 11,9 млрд. фунтов стерлингов (19,4 млрд. долл.).

Объединение бизнеса Kraft Foods и Cadbury выводит объединенную компанию в число ведущих мировых производителей продуктов питания, и, по мнению менеджмента Kraft Foods, усиливает конкурентные позиции, как в традиционных потребительских секторах, так и открывает новые перспективы для развития бизнеса. Выгоды от слияния вполне очевидны: одна только экономия на сокращении дублирующих деятельность друг друга представительств компаний по всему миру должна обеспечить «на круг» сотни миллионов долларов, которые не будет необходимости тратить на содержание персонала, офисов, транспортные расходы и т.д.

Впрочем, кажущаяся прозрачность этой истории, уже сейчас, казалось бы, претендующей на то, чтобы стать очередным кейсом учебного процесса какой-нибудь бизнес-школы, все же имеет свои детали и особенности. На скупом языке протокола ГИБДД о произошедшем ДТП это описывается классической формулой «возможны скрытые дефекты». Именно эти мелочи, содержащие в себе, согласно расхожему утверждению, дьявола возможных неувязок и непредвиденных сложностей, способны по меньшей мере серьезно осложнить процесс «сживления» бизнес-процессов двух гигантских пищевых империй.

Как на самом деле еще многие полагают на Западе, и в данном случае все неприятности опять могут начаться «из-за этих русских». Действительно, во многом еще недоступный для понимания западным умом особый отечественный подход к ведению дел и ставший притчей во языцех русский характер, могут спутать карты любым даже самым отточенным бизнес-схемам. Именно поэтому сколько бы лет иностранные бизнесмены не жили в России, по прежнему во многих компаниях начисление зарплат для них идет практически с фронтовыми повышающими коэффициентами. И несмотря на растущую из года в год по сообщениям правительства инвестиционную привлекательность и улучшение делового климата, Россия в глазах мира по прежнему считается зоной рискового экономического «земледелия» и страной с непредсказуемой правовой системой.

Именно эти риски должны были наверняка учитываться и при слиянии бизнесов Kraft Foods и Cadbury в России, определяя то повышенное внимание, которое руководство Kraft Foods по определению должно уделять тому, что происходит в российском сегменте его существенно расширившейся зоны ответственности.

Остановись слиянье, ты прекрасно…

Среди основных причин этого не только стандартные «заклинания» об особой перспективности отечественного рынка, звучащие с капитанского мостика практически любой крупной иностранной или международной компании, только начинающей работать в России. На самом деле, в отличие от Kraft’a, который еще может себе позволить такие риторические приемы, Cadbury в России уже давно не новичок, более 15 лет в том или ином качестве присутствуя на рынке страны.

Напомним, что Cadbury Schweppes начала свою деятельность в России в далеком 1992 году, организовав поставки шоколадной продукции через независимых дистрибьюторов. В 1995 компания открыла представительство в Москве, была зарегистрирована дистрибуционная компания Саdbury Confectionery. В том же году компания зашла в Россию «по крупному», начав строительство фабрики в городе Чудово Новгородской области, инвестировав в данный проект более $120 миллионов.

Примерно в то же время датская компания Dandy открыла свое представительство в Москве. Затем была зарегистрирована дистрибуционная компания Stimorol M Ltd, преобразованная впоследствии в Dandy Distribution. Уже в 1996 году в том же Великом Новгороде была открыта упаковочная фабрика, а в 1999 запущена в строй полноценная фабрика Dirol, специализирующаяся на выпуске широкого ассортимента жевательной резинки.

После приобретения Cadbury Schweppes европейского бизнеса компании Dandy произошло слияние российских бизнесов обеих компаний, юридически оформленное в августе 2003, когда была зарегистрирована новая компания Dirol Cadbury. В нее вошли фабрики по производству шоколада и жевательной резинки, а также дистрибуция. В августе 2003 года компании Dandy и Cadbury стали одной компанией, оперирующей на территории России и других стран СНГ и Балтии благодаря приобретению датского бизнеса Dandy группой Cadbury Schweppes. В результате объединения образовалась уникальная компания, поставляющая на рынок продукцию трех категорий: шоколад, упакованные сахаристые изделия и жевательную резинку.

Доставшееся от Dirol Cadbury российское «приданное» Kraft Foods довольно весомо. Количество штатных сотрудников Dirol Cadbury составляет около 1500 человек, производственные мощности представлены современными фабриками в городах Чудово Новгородской области (40 тыс. тонн шоколадных изделий в год) и Великий Новгород (10 тыс. тонн жевательной резинки в год). Уже на момент объединения в 2003 году по отдельным товарным позициям компания занимала от 4,3% (упакованный шоколад; по данным ЗАО «Эй Си Нильсен» для городской России) до 38,2 % рынка (жевательная резинка для взрослых; по данным ЗАО «Бизнес Аналитика-Розничный аудит» для 40 российских городов).

О бедном варяге замолвите слово

Это только на первый взгляд абсолютно далекий от российской действительности процесс поглощения одной международной корпорации со стороны другой должен был получить в России пристальное внимание только со стороны узкоотраслевых аналитиков или обозревателей РБК-ТВ. На самом деле, в Великом Новгороде, автоматически ставшим теперь российской столицей Kraft Foods, а ранее бывшим производственной метрополией Dirol Cadbury, за приходом на ключевые российские предприятия нового хозяина не наблюдал разве что ленивый. Как писала местная пресса, даже старушки, вышедшие на пенсию задолго до прихода в регион западных бакалейщиков, взволнованно обсуждали все перипитии сделки. Это и понятно, от стабильности работы одного из крупнейших работодателей и налогоплательщиков не самого экомически сильного региона, каким является Новгородская область, во многом зависит не только социально-экономическое положение коллективов предприятий, но и целого региона.

Впрочем, это только в теории. Почти одновременный приход в Новгородскую область, никогда ранее не отличавшуюся наличием каких-либо традиций в сфере производства шоколада или кондитерских изделий, сразу двух крупных западных производителей, естественно, был не случаен. Закономерность эта, впрочем, лежала на поверхности. Возглавлявший область в 1990-е годы Михаил Пруссак одновременно был некоторое время председателем комитета по международным связям Совета Федерации. Воспользовавшемуся служебным положением для привлечения в депрессивный из-за резкого падения производства на оборонных предприятиях, которыми буквально был напичкан в советское время регион, крупных зарубежных инвесторов, Пруссаку, обещавшему налоговый «рай» и экономическое чудо в отдельно взятой области, впрочем, многое сделать на этой ниве не удалось. Помешала суровая российская действительность: сначала федеральный центр практически свел к нулю возможности для региональных налоговых преференций, а потом политический ресурс губернатора, и без того не самый великий несмотря на появившуюся по его инициативе звучную приставку к имени Новгорода, был нивелирован введением путинской вертикали власти, а потом и его отставкой.

Тем не менее, в компании Dirol Cadbury, к тому времени прочно окопавшейся в Новгородской области, Михаила Пруссака, по всей видимости, вспоминали тепло и даже с определенной долей ностальгии. И дело тут не только в пресловутой роли личности в истории и той самой «химии отношений», без которой площадкой для российских фабрик западного производителя легко мог быть выбран любой другой регион. Гораздо более существенным было наличие почти тепличного налогового климата, созданного для новгородских фабрик Dirol Cadbury сначала усилиями губернатора Пруссака, а затем и менеджерами самой компании, быстро освоившими особенности ведения бизнеса по-русски, включая такие его особеннности, как налоговая оптимизация, позволяющая почти легально экономить на налогах в масштабах, приводивших в изумление даже видавших виды экономистов головных офисов их западных собственников.

Пост Великий, пост наружный…

Но, как это известно из поговорки про кота и Масленницу, режим наибольшего налогового благоприятствования, закончился с приходом нового главы региона. Сменивший в 2007 году Михаила Пруссака замминистра сельского хозяйства РФ Сергей Митин, как оказалось, совершенно не был ярым сторонником пионеров западных инвестиций в России, к тому времени уже, как говорили в народе, давно «отбивших свои «бабки», но по старинке предпочитающих недоплачивать налоги в бюджет региона. «Равноудаление по-новгородски» не обошлось без налоговых проверок, судебных баталий и прочих атрибутов повышения налоговой дисциплины среди отдельных несознательных предпринимателей. Однако, суды кондитерами были с треском проиграны, а величина налоговых недоимок, измеряемая десятками миллионов долларов, оказалась столь значительной, чтобы ими озаботились на самом верху, в руководстве компании.

Как утверждают люди, посвященные в тонкости этой сюжетной линии, «ассиметричный ответ» Dirol Cadbury на губернаторский «налоговый произвол» включал в себя как меры информационного реагирования, когда над неуклюжими попытками собрать компромат на нового губернатора смеялся весь Великий Новгород, так и суровые кадровые решения. В частности, была беспощадно уволена верхушка отечественного директората Dirol Cadbury и у руля российского бизнеса компании встал некий Руслан Кинибас. Сложная и запутанная биография нового топ-менеджера (чего стоит только факт наличия двойного гражданства и постоянное проживание семьи топ-менеджера в Англии), равно как двойственность и даже тройственность происхождения и интересов, по-видимому, и заставила его отправиться в Москву, где вместо того, чтобы принимать дела у бывших топ-менеджеров и входить в тонкости производства bubble gum, он все усилия сосредоточил на том, чтобы посредством поиска связей в Правительстве и Администрации Президента обуздать праведный налоговый гнев Сергея Митина.

Казалось бы, тривиальная история, являющаяся ярким свидетельством того, что зачастую за разговорами об улучшении инвестиционного климата в России и нестабильности национальной фискальной системы скрывается банальное нежелание платить налоги даже со стороны уважаемых компаний, российские топ-менеджеры которых по привычке все еще считают себя «равнее всех остальных»… Если бы не еще одно обстоятельство, совсем не экономического характера, вскрывшееся за кулисами этого спора.

Видимо, исчерпав, как говорят военные, силы и средства на российском направлении кампании развернутой против Митина, как утверждают информированные источники, Руслан Кинибас обратился к своему «случайному» знакомому в Лондоне. А «случайный» знакомый, в недавнем прошлом «случайно» возглавлявший русский отдел политической разведки Великобритании МИ-6, раскрыл ему настежь ворота компании MMR LLC, поддерживающей активные связи с военной разведкой и «случайно» руководимой бывшим сотрудником того же отдела МИ-6 Джоном Мэтью. Таким образом, как сегодня принято говорить, «менеджер нового типа» Руслан Кинибас из-за ряда «случайностей» стал плотно сотрудничать с представителями английских спецслужб, для которых, как известно, приставка «бывший» по определению не существует.

В качестве полезной для молодого топ-менеджера в рамках укрепления бизнеса компании в России информационной составляющей английские разведчики подрядились поставлять своему «контакту» аналитические справки о том, что происходит за закрытыми дверями в высших эшелонах власти – в Правительстве и Администрации Президента РФ. Их российские коллеги, которые могли бы ознакомиться с подробностями этого дела, наверняка бы вынесли свой категорический вердикт: вербовка. Причем, массовая вербовка. Потому что английская разведка получит, если уже не получила, в свои руки не только «менеджера», но и всю разветвленную структуру бизнеса Dirol Cadbury в России, имеющую возможность решать оперативно-технические вопросы в различных регионах страны.

Уже сегодня, по всей видимости, совсем не российские руководители, а английские разведчики решают, на каких условиях, а самое главное с какими реально задачами компания Dirol Cadbury продолжит свою работу на территории нашей страны. А если говорить конкретнее, сейчас принимается решение, превращать ли компанию в техническую базу англо-американского разведсообщества в России. Новгородский регион для этого очень даже удобный. Госграница с прибалтийскими странами – прямо под боком. Питер – всего в 180 километрах. На территории области расположена президентская резиденция на Валдае. К тому же здесь проходит стратегическая трасса МоскваСанкт-Петербург

Вот и получается, что помимо двух фабрик и солидной доли рынка в «российское наследство» Kraft Foods войдет не только неурегулированный налоговый спор и объяснимые вследствие этого конфликтные отношения с властями ключевого для компании региона, но и, что более существенно в плане репутационных издержек, подозрения в более чем тесном альянсе бизнеса и спецслужб иностранных государств. В общем, есть с чем разбираться менеджменту Kraft Foods в России. А вы говорите, инвестиционный климат и особенности бизнеса по-русски…

Оригинал материала

«The Moscow Post» от origindate::17.02.10