Шпионы на бирже

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Шпионы на бирже На рынке коррупционных и лоббистских услуг, что составляет основной сектор российской экономики, особое место занимает торговля информацией. Особое, потому что прибыльно и безопасно: за продажу чужих секретов у нас не сажают. Вот и вспыхивают регулярно биржевые скандалы, на которых одни зарабатывают миллионы, а другие их теряют.

     В ситуации, когда на рынок ценных бумаг вышла накопительная часть наших пенсий, нечистоплотная игра биржевых спекулянтов и их чиновных «крыш» не может не внушать опасений.
     Конечно, корпоративные тайны на вес золота и в странах с устойчивой экономикой. Но там платят прежде всего за сведения о конкурентах. В России — за политические слухи. Ведь именно политика у нас и есть бизнес. Командно-рыночная экономика, что воцарилась в нашей стране, превратила государство в главного биржевого спекулянта, чиновников — в основной источник информации, а силовые структуры — в «черных брокеров».
     Вовремя сказанное слово может обернуться очень большими деньгами, с одной стороны. А с другой — полным бардаком в экономике. Но спекулянтов не интересуют долгосрочные перспективы, их удел — быстрые деньги, с которыми можно безнаказанно скрыться. Вот с этой меркой и надобно подходить к нынешней власти, основная деятельность которой сводится к фарцовке вверенной ей страной.
     
     Материалы подготовили: Игорь Андреев, Павел Волошин, Екатерина Иванова, Анна Левина, Алексей Полухин, Евгения Щуцкая
     05.02.2004 

"ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ ТАКОЙ КОМПАНИИ ОГРОМНЫЙ ТАКОЙ ИНСАЙД

С конца прошлой недели экономическая общественность России ищет загадочных инсайдеров, нагревших руки на спекуляциях с использованием закрытой информации        Началось все 27 января, примерно в половине пятого, когда на российских биржах неожиданно активно стали покупать и государственные ценные бумаги, и акции. Схожее оживление наблюдалось и на европейских фондовых площадках, где внезапно и резко вырос спрос на евробонды — долговые ценные бумаги России, номинированные в евро. Почему у неизвестных брокеров появилась такая горячая любовь ко всему русскому, было непонятно.
       Тайна «обрусения» рынка просуществовала недолго: в 16.55 по московскому времени на официальном сайте агентства Standard&Poor's была опубликована информация о том, что кредитный рейтинг России по обязательствам в иностранной валюте повышен до уровня ВВ+*, а по обязательствам в национальной валюте — до низшей ступени инвестиционного уровня ВВВ-/А-3**. Теперь уже скупать российские бумаги бросились все без исключения. Естественно, они подорожали на 1—2%. Казалось бы, цифра небольшая. Но те, кто продал свежекупленные бумаги, заработали миллионы долларов буквально за час.
       Тут же возник вопрос, каким образом у отдельных брокеров проснулся дар ясновидения. Впрочем, для того чтобы узнать о событии, которое еще не случилось, достаточно получить секретную информацию, которую «сливают» заинтересованным лицам, — инсайд.
       Кто получил такую информацию и, тем более, кто ее передал дальше, мы не знаем и ничего утверждать не можем. Остается строить версии. Наш источник в Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ) на условиях полной анонимности рассказал, что, по неофициальным данным, застрельщиком валовой скупки бумаг могла быть управляющая компания «Монтес Аури» (см. досье «Новой» и хронику скандалов) — стратегический партнер компании «Группа Гута». По предположению нашего источника, «Гуте» якобы передал информацию кто-то из служащих компании «Ингосстрах», который, в свою очередь, получил информацию от «кого-то большого». Однозначно утверждать, кто это был конкретно, нельзя. Может быть, это все досужие сплетни. Но в ФКЦБ ходят слухи о том, с кем связан этот «большой». Это может быть представитель Министерства финансов или Минэкономразвития (МЭРТа).
       Председатель ФКЦБ Игорь Костиков на следующий день после скандала публично заявил, что источником инсайда может быть чиновник МЭРТа.
       Логическая цепочка проста. С одной стороны, мы имеем сливы инсайдерской информации в обоих случаях, когда два ведущих мировых агентства: сначала Moody's, а потом Standard&Poor's повышают кредитный рейтинг России до инвестиционного уровня. С
       другой стороны, чиновники тормозят принятие закона «Об инсайдерской информации», разработанного депутатами еще в начале 2000 года. Поэтому Костиков и сделал вывод не в пользу представителей МЭРТа.
       Сейчас ФКЦБ ведет расследование инцидента. Шансов на его удачное завершение немного. Дело в том, что даже если инсайдеры и будут однозначно установлены, максимум, что им угрожает, это обвинение по статье 159 УК РФ («Мошенничество»). Выиграть суд в этом случае будет практически нереально.
       * ВВ+ по шкале агентства Standard&Poor's — это высшая ступень кредитного рейтинга так называемого спекулятивного уровня.
       ** ВВВ-/А-3 — первая ступень кредитного рейтинга инвестиционного уровня, воспринимаемого инвесторами как сигнал о заметно более высокой степени надежности по сравнению со спекулятивными бумагами. В настоящее время аналогичный рейтинг среди стран СНГ имеет Казахстан. Правда, получил он его заметно раньше, в мае 2003 года.
       КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ
       Алексей ВОРОБЬЕВ, аналитик инвестиционной компании «Атон»:
       — Вполне вероятно, что активизация некоторых игроков фондового рынка была следствием инсайда о намерении агентства S&P повысить суверенный рейтинг России. Поэтому ряд профессиональных организаций фондового рынка обратились к органам законодательной и исполнительной власти, указав на необходимость скорейшего принятия закона об инсайдерской информации. К тому же есть проблемы борьбы с иностранным инсайдом. Когда Moody,s в октябре прошлого года повысило суверенный рейтинг России до инвестиционного уровня, западные брокеры подозревались во владении инсайдом, однако этот случай пока также остается недоказанным.
       Евгений ГАВРИЛЕНКОВ, главный экономист компании «Тройка-Диалог»:
       — Накануне официального заявления о повышении суверенного рейтинга России некоторые игроки фондового рынка действительно были чрезвычайно активны. Только сам по себе этот факт еще не доказывает, что была утечка информации. Тем более S&P — уважаемая организация, и вероятность того, что информация просочилась через кого-то из сотрудников агентства, невелика, хотя существует.
       Досье «Новой»
       ЗАО «Монтес Аури» было зарегистрировано в сентябре 1995 года. В «додефолтовский» период 95% суммы ее операций приходилось на игры с печально известными ГКО (Государственные казначейские облигации) и ОФЗ (Облигации федерального займа).
       В создании компании участвовали люди, близкие к Анатолию Чубайсу.
       Сам Анатолий Борисович тесно сотрудничал с «Монтес Аури» через свою структуру — Фонд защиты частной собственности (ФЗЧС). В налоговой декларации Чубайса за 1997 год «всплыли» 1,7 миллиарда рублей, заработанных на операциях с ценными бумагами. В сентябре того же года руководителем компании стал Альфред Кох, только что покинувший пост главы Госкомимущества. А незадолго до финансового кризиса в августе 1998 года — по странному стечению обстоятельств — компания избавилась от большей части ГКО, которые прежде активно скупала.
       "Новая газета" № 08
       05.02.2004
ЦЕНА СЛОВА
Плакат советских времен «Не болтай!» впору вешать в кабинетах чиновников
       ИНСАЙДЕРСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ — любые сведения, относящиеся к ценным бумагам и операциям с ними, раскрытие которых может оказать существенное влияние на их рыночную стоимость.
       ИНСАЙДЕРЫ — физические и юридические лица, обладающие правом доступа к инсайдерской информации на основании закона, должностной инструкции либо иного внутреннего документа эмитента (компании, выпускающей ценные бумаги) или профессионального участника рынка ценных бумаг.
       Российский фондовый рынок не очень похож на классические западные образцы. Девять десятых объема торгов определяют котировки 15 крупнейших компаний, о положении дел в которых все игроки знают примерно одинаково. Такая нехитрая система может удовлетворительно работать даже при лоскутном законодательстве, на одном честном слове. Но едва рынок начнет развиваться и спекулянтов заинтересуют не только «голубые фишки», но и ценные бумаги десятков и сотен средних компаний, начнутся серьезные проблемы.
       Дело в том, что любой сотрудник компании, начиная от гендиректора и заканчивая менеджером низшего звена, любой чиновник, начиная от министра финансов и заканчивая мелкой сошкой в ФКЦБ, совершенно легально может поделиться коммерческой информацией со знакомым брокером — не бесплатно, разумеется. Вот и получится, что стоимость компаний будет определяться не их реальными успехами в бизнесе, а действиями инсайдеров — кто ушел первым к стукачу, тот и выиграл. Нормальный рынок в таких условиях работать не может. Возможно, поэтому глава Федеральной комиссии по ценным бумагам Игорь Костиков, комментируя события 27 января, настойчиво повторял, что реально бороться с подобными махинациями можно будет только после принятия закона «Об инсайдерской информации», проект которого лежит сейчас в банковском комитете Госдумы.
       Особенно интересной в связи с обвинениями, которые выдвинул Костиков в адрес представителей Министерства экономического развития, можно считать статью 9 законопроекта. В ней черным по белому прописан печальный факт, открыто озвученный Костиковым: основные инсайдеры в России — это чиновники.
       С принятием закона у любителей зарабатывать на спекулятивных махинациях возникнут проблемы. Спектр санкций в отношении нечистых на руку чиновников и служащих компаний довольно широк: от незначительных штрафов до двухлетней отсидки на нарах.
       Возникает только один вопрос: не угаснет ли со временем пыл Костикова и его подчиненных и сможет ли ФКЦБ эффективно отслеживать использование инсайдерской информации, оперативно разбираясь с нарушителями? Практика показывает, что чиновники в России могут практически все. Если захотят. С этой точки зрения, ФКЦБ — ведомство весьма заинтересованное: принятие закона существенно расширило бы его полномочия и дало бы ему существенные преференции, превратив в аналог спецслужбы.
       Так, в статье 7 речь идет о том, что эмитенты ценных бумаг (то есть те компании, что их выпускают) по первому требованию обязаны направлять в ФКЦБ любую информацию, подпадающую под определение инсайдерской. То есть именно ФКЦБ станет просто хранилищем чужих тайн.
       Кроме того, ФКЦБ будет иметь право устраивать по собственному усмотрению проверки участников рынка на предмет поиска в их действиях инсайдерской закваски. Конечно, в законе существует оговорка, что, мол, если проверка не даст результатов, все материалы дела немедленно должны быть уничтожены. Но кто поручится, что у отдельных чиновников ФКЦБ не возникнет соблазна нарушить эту инструкцию и, в свою очередь, поделиться полученной информацией со знакомыми брокерами?
       Вообще внимательное чтение законопроекта приводит к простому выводу: ФКЦБ фактически получит монополию на обладание инсайдерской информацией. Что ж, такой вариант развития событий вполне вписывается в новую концепцию государственного регулирования экономики. Под контролем должно быть все. В том числе виды бизнеса, балансирующие на грани законности.
       "Новая газета" № 08
ИНСАЙДЕРЫ: ТАБЕЛЬ О РАНГАХ
       Игра российских чиновников на фондовой и валютной бирже стала настолько привычным явлением, что уже можно составить своего рода рейтинг «инсайдеров» от власти. Критериев оценки два: степень влияния на состояние рынка и безопасность махинаций.
       1. Первое место по праву достанется Генпрокуратуре. Каждое слово прокуроров сейчас на вес золота. При этом уличить ее сотрудников в нечестной игре очень трудно. Проблема только одна: у рынка постепенно формируется иммунитет, и доход с каждой новой порции громких разоблачений будет все меньше и меньше.
       2. По схожей технологии могут работать чиновники Министерства по антимонопольной политике, Министерства по налогам и сборам, Минприроды — словом, всех ведомств, которые способны так или иначе выдвинуть претензии к сырьевым гигантам, но не имеют возможности привести их в действие.
       3. «Бронза» достанется ФКЦБ. Если этому ведомству удастся выбить монополию на владение инсайдерской информацией, то чиновники смогут работать со сделками меньшего уровня, зато без скандалов, шума и пыли.
       4. Четвертое место — у представителей Центробанка, который контролирует курс рубля по отношению к доллару. Если заинтересованные валютные брокеры будут знать день и час предполагаемых валютных интервенций, то они смогут очень прилично заработать. Правда, при желании факт «слива» инсайдерской информации доказать будет можно.
       5. Сейчас под управлением Внешэкономбанка оказались миллиарды рублей пенсионных накоплений, которые россияне доверили государству. Любая информация о том, как будут инвестироваться эти средства, — инсайд высшей пробы. Но делиться ею опасно.
       6. Замыкают список представители Минфина и МЭРТа. Чиновникам этих ведомств остается ждать, пока России в очередной раз повысят какой-нибудь рейтинг.
       ПРОГНОЗ
       Очевидно, что до выборов президента никто не допустит резкого падения курса доллара. Но вот потом самой ценной информацией станет ответ на вопрос: в какой день Центробанк отпустит «зеленый» на свободу и будет ли делать это вообще?
       Давно очерчен круг из 5—7 олигархов, которых (и, очевидно, еще до выборов) будут показательно пороть. Их фамилии пока не разглашаются — судя по всему, берегут для ушей биржевых спекулянтов. Соответственно, где-то в конце февраля можно вполне ожидать очередную лихорадку на рынке ценных бумаг.
       Политические слухи станут третьим источником инсайдерской информации. Останется ли Касьянов на своем посту, кто может прийти ему на замену, кому достанутся ключевые министерские портфели? В силу того, что любой мало-мальски приличный чиновник у нас давно и надежно прикреплен к той или иной финансово-промышленной группе, подобные предположения могут серьезно повлиять на стоимость акций российских «голубых фишек».
Хроника скандалов ИГРЫ СПЕКУЛЯНТОВ Постановления Генпрокуратуры становятся самыми доходными ценными бумагами
       Язык чиновника постепенно становится гораздо более эффективным инструментом влияния на котировки акций, чем невидимая рука рынка. Одна неосторожно сказанная фраза может обрушить капитализацию крупной компании на сотни миллионов долларов. Главное, что чиновники могут играть на бирже совершенно безнаказанно: публичные высказывания не рассматриваются как инсайд не только в России, но и в мире. Кроме того, представители власти в этой ситуации могут еще и неплохо зарабатывать.
       Безусловно, самым мощным инсайдом с государственным привкусом в новейшей российской истории был финансовый кризис 1998 года. Многие банки продали свои государственные бумаги за несколько дней до 17 августа.
       Например, СБС—АГРО «скинул» за июль и первую половину августа три четверти от общего портфеля, Промрадтехбанк продал 80% своих ГКО, ГУТА-банк — от 60%. Мост-банк успел реализовать 83% имевшихся у него государственных облигаций. БалтОНЭКСИМ и вовсе скинул все, что у него было. Эта ситуация даже стала поводом публичного заявления генпрокурора Юрия Скуратова, который пообещал найти источник «слива». В прессе муссировались имена руководителей Центробанка. В скандале также была замечена и компания «Монтес Аури», которая вновь попала на страницы газет по аналогичному поводу уже сейчас — 27 января 2004 года.
       В 2000 году, когда власть провела генеральную репетицию тотальной борьбы с олигархами, свою порцию угроз получили практически все представители крупного бизнеса.
       Например, 20 июня Моспрокуратура обратилась в Московский арбитражный суд с требованием рассмотреть законность продажи 38% акций РАО «Норильский никель» холдингу «Интеррос». Рыночная стоимость «Норильского никеля» мгновенно упала на 150 миллионов долларов. Потом Генпрокуратура предложила Потанину своеобразную сделку: олигарх возвращает государству 140 миллионов долларов, а Генпрокуратура оставляет компанию в покое. Потанин деловое предложение проигнорировал, но дело спустили на тормозах. В результате котировки «Норникеля» постепенно вернулись к исходным значениям.
       Эстафету перехватила Федеральная служба налоговой полиции, которая 11 июля возбудила уголовное дело, связанное с сокрытием доходов от налогообложения руководством компании «ЛУКОЙЛ». Цена акций нефтяного гиганта тут же снизилась на 3,6%. Правда, на следующий день акции отыграли на 2,5% вверх. Именно столько могли заработать спекулянты, заранее предупрежденные о готовящемся наезде налоговой полиции.
       До этого лета компанией, наиболее пострадавшей от действий налоговиков, считался «Газпром». После того как 12 марта 2002 года начальник столичного управления ФСНП Виктор Васильев заявил журналистам о неуплате газовым монополистом налогов на сумму «десятков миллиардов рублей» и пригрозил возбуждением уголовного дела, акции компании рухнули сразу на 9,38%. В результате акционеры, в том числе и государство, потеряли более миллиарда долларов. Правда, уже через день глава ФСНП Михаил Фрадков заявил, что ни о каких угрозах и обвинениях речь не идет.
       Впрочем, зарабатывать можно не только на угрозах, но и на их воплощении в жизнь. По информации аналитиков, только к середине августа, задолго до ареста Ходорковского, проинформированные спекулянты могли заработать в общей сложности более 40 миллионов долларов. Понятно, что максимум информации было у брокеров, так или иначе связанных с Генпрокуратурой и Министерством по антимонопольной политике. Что же говорить о суммах, которые они могли заработать в октябре—ноябре, когда сначала был арестован глава компании, а затем крупный пакет ее акций. Только в результате последнего события котировки упали на 14%.
       Словом, борьба с олигархами превращается в доходный бизнес.
       КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ
       Андрей ГОДЗИНСКИЙ, руководитель Восточной финансовой компании:
       — У нас вообще нет ограничений по торговле инсайдерской информацией. Дефолт 1998 года — ярчайший пример: о том, что люди, принимавшие известные решения от 17 августа, сами играли в ГКО, СМИ писали не раз.
       — Возможно ли исключить действия инсайдеров простым запретом?
       — Пока существуют деньги, будут и мошенники. Но дело ведь не в том, чтобы отследить каждую сомнительную операцию. Уже одно только создание определенного напряжения уменьшает проблему в разы. Сама мысль о том, что это наказуемо — и жестоко! — и уже шесть из десяти человек не будут этим заниматься.
       — Как работает данный закон на Западе?
       — Случаев ареста и «посадки» нарушителей полно. Без уточнения имен: на заседании совета директоров одной корпорации принимается важное решение. Один из присутствующих вышел из кабинета и позвонил. Звонок был зафиксирован, расследование позже показало: он звонил брокеру на Уолл-стрит. Все: человек пошел под статью... Это было еще в середине девяностых. Кстати, инсайдерские манипуляции проводил даже СССР. Допустим, надо профинансировать Кубу. Внешэкономбанк СССР выходит с интервенцией — например, продает много золота. Банко де Куба берет позицию, зная, что у Советского Союза будет такая огромная продажа, зная, когда и как поведет себя цена золота. Золото летит вниз, Фидель Кастро зарабатывает огромные деньги. При этом невозможно упрекнуть Советы в субсидировании Кубы — банковских переводов не было.
       — А инсайдеры в России действуют так же, как на Западе?
       — Разумеется, принцип тот же — «слив» информации, влияющей на поведение инвесторов.
       — Такие действия как-нибудь преследуются в России?
       — Нет даже закона соответствующего. Видимо, сознательно не создается в силу определенных интересов… Это безобразие не наносит пока большой урон экономике только потому, что у нас до сих пор ущербный фондовый рынок — объемы обращающихся капиталов незначительны.
       Владимир ТАРАЧЕВ, заместитель председателя Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Государственной Думы РФ:
       — Инсайд стал обычной практикой на российском рынке. Значительное число крупных сделок у нас заключается с его использованием. Только, как говорится, не пойман — не вор. Те, кто зарабатывает на инсайде, совершают мошенничество. Инсайд подрывает доверие к рынку, потому что он противоречит главному условию — равенству и одинаковой информированности всех участников. Именно поэтому иностранные инвесторы неохотно идут в Россию. Я считаю, что главным приоритетом в области финансов сегодня является принятие закона об инсайдерской информации.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации