Шутки Миши-Боцмана

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Совершенно Секретно", январь 2002, Фото: "Коммерсант"

Шутки Миши-Боцмана

Глава Минпечати идет ва-банк

Евгений Толстых

Converted 12493.jpgПоследние месяцы минувшего года доставили российской чиновной элите немало беспокойства. То вдруг Генпрокуратура «положила глаз» на железнодорожного министра Николая Аксененко. То Счетная палата стала «раскручивать» дела, казалось бы, «давно минувших дней». Даже в кабинете главы МЧС (он же — главный «Медведь» Отечества) Сергея Шойгу то ли обыск прошел, то ли следователь побывал. Самого Сергея Кежугетовича, правда, репрессивная волна не накрыла, но одному из его ближайших сподвижников, судя по всему, придется отвечать по всей (или не по всей?) строгости оставшейся в наличии законности. Поговаривают, что в список субъектов дальнейшего внимания контролирующих органов включены министры и их заместители, занимающиеся коммерческой деятельностью. А потому те, кто намерен продолжить «бескорыстное» служение Родине на государевой службе, срочно начинают заметать коммерческие следы. Те же, у кого дистанция «властного коридора» на исходе, наоборот, в спешном порядке расширяют «взлетно-посадочные полосы» коммерческих запасных аэродромов. В их рядах и министр по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Михаил Лесин, срочно ушедший в отпуск, даже в ущерб планировавшемуся ведомственному отчету в Государственной думе.

«Плохой мальчик»

Впервые широкой общественности Михаил Юрьевич Лесин явился после президентских выборов 1996 года, когда Борис Ельцин в телеинтервью объявил о решении лечь под нож хирургов Акчурина и Дебейки. Помните озабоченное лицо держащего микрофон молодого человека? Принадлежало оно мало тогда кому известному Михаилу Лесину. Впрочем, утверждать, что Михаила Юрьевича прямо-таки никто в тот день и не узнал, не стоит. Узнали! Может быть, сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних № 112 бывшего Пролетарского района столицы? Там некий Миша Лесин из Текстильщиков, откликавшийся на кличку Боцман, состоял на учете в середине шестидесятых годов. Возможно, узнали и члены приемной комиссии Московского инженерно-строительного института, куда Миша безуспешно пытался поступить после окончания средней школы в 1975 году. Ну а те, кто не узнал Михаила Юрьевича в тот исторический для него день, узнают о нем позже. Например, западные журналисты, раструбившие на весь свет о том, что Лесин пытался продать им запись интервью с Ельциным в розницу по цене 270 долларов за минуту или оптом — за 1100 «зеленых». Они тогда потребовали объяснений у пресс-секретаря Сергея Ястржембского, возмутившись не столько тем, что видеохроникой торгует руководитель PR-кампании избирательного штаба действующего президента, сколько тем, что этим «увлекается» состоятельный бизнесмен.

Шутки шутками...

Отслужив в частях морской пехоты Советской Армии и потому обладая определенными льготами, Лесин поступил в МИСИ. Статус института в те годы определял не столько уровень профессиональной подготовки будущих прорабов, сколько наличие под крышей этого учебного заведения знаменитой команды КВН. Именно она, а не сопромат, приводила в сферы, присутствие в которых открывало практически неограниченные возможности для предприимчивых, не очень отягощенных этическими рамками людей.

Он оказался в одной команде с известными ныне людьми: Леонидом Якубовичем, Александром Гуревичем (телепрограммы «Устами младенца», «Сто к одному»), продюсером этих программ Сергеем Пехлецким, президентом компании Video International Юрием Заполем, автором и продюсером популярной некогда программы «Веселые ребята» Андреем Кнышевым. Правда, здесь необходимо уточнить одну деталь. В отличие от вышеперечисленных веселых и находчивых, Миша Лесин обладал иной природой юмора: в команде он отвечал за... административную деятельность — спонсоры, билеты, договоры, деньги.

Окончив институт, друзья-кавээнщики отправились по местам распределения. Пехлецкий получил должность начальника участка. Заполь попал в проектный НИИ. Лесин с помощью отца, занимавшего не последнее место в иерархии военных строителей, стал прорабом на одной из строек в братской Монголии, где применял на практике знания в области «теплоэнергетического строительства». И получал, понятно, не рублями и тугриками, а чеками, подлежащими отовариванию в «Березке».

В 1986 году будущий министр возвращается в СССР. Ни сам Лесин, ни могущественная Печать тогда еще не подозревали, что их пути скоро пересекутся.

«Если человек бежит, расталкивая локтями прохожих, спотыкаясь на ступеньках и не здороваясь, ему кричат вдогонку: «Куда ты?!» А он не отвечает и бежит, шлепая по лужам, шумно дыша и устремив вперед свой безумный, невидящий взгляд. Ему орут: «Куда ты?!» А его нужно взять за рукав и тихо, душевно спросить: «Откуда ты?»

Шутка. Автор ее — Андрей Кнышев. Возможно, советом воспользуются любознательные специалисты из контролирующих органов, которым предстоит проверить Минпечати.

Отработав по распределению положенный срок, кавээнщики из МИСИ вернулись в столицу и развернули кипучую деятельность.

Была студия «Паноптикум», занимавшаяся концертной деятельностью. За концерт платили сорок рублей — по нынешним меркам немного, но в конце восьмидесятых это были ДЕНЬГИ...

В 1988—1989 годах Лесин возглавил кооператив «Игротехника» — готовили и проводили передачи КВН на коммерческой основе, что сводилось к поиску рекламодателей и спонсоров. Чуть позже «Игротехнику» преобразовали в предприятие «Интеллекс» при Тимирязевском райкоме ВЛКСМ. Но комсомольским боссам было невдомек, что, помимо интеллектуальных забав со словом и образом, «шутники» промышляют копированием и распространением «видеоклубнички». Люди, попросившие не называть их имен, рассказывали, что в одном из подвалов было установлено несколько «видиков», на которых тиражировалось контрабандное кино с «пикантной» начинкой. Продавали «продукт» через мелких дилеров в подземном переходе на Пушкинской площади. Правда, говорят, вскоре кто-то из конкурентов «стукнул» в КГБ. Михаил Юрьевич, как утверждают злые языки, чтобы избежать наказания, «не смог отказаться от предложения», которое ему сделали на Лубянке. Естественно, что официально подтвердить такие данные невозможно, поэтому оставим эти «гнусности» на совести злых языков.

Быть может, именно благодаря новым связям он смог выйти на международную арену — подписал контракт с американской компанией Pageant на производство и проведение шоу «Миссис Америка — Миссис Советский Союз». Юношеское пристрастие к «клубничке» стало обретать респектабельные формы, а денежное содержание новых проектов было несопоставимо с прибылями от кассетного бизнеса в подземных переходах. А уж о знакомствах и говорить нечего! На одном из конкурсов красоты Лесина заметили в окружении Отари Квантришвили и Александра Иванькова (Япончика). А среди спонсоров смотра российских красавиц 1993 года выступал [page_10166.htm авторитетный бизнесмен Сергей Михайлов (в оперативной среде более известный как Михась)].

Но как бы ни была притягательна линия бедра, каким бы манящим ни казался бюст, как бы загадочно и волнующе ни вздрагивали наклеенные ресницы аппетитных красавиц, стезя «пастушка», собирающего урожай с подиумов конкурсов «Мисс» и «Миссис», явно не устраивала Лесина.

Важнейшее из искусств прибыль

«Благодаря телевидению дурак дурака видит издалека», — сказал однажды Андрей Кнышев. И как в воду глядел!

В 1990 году Лесин вместе с «веселым и находчивым» Юрием Заполем организует компанию РТВ («Радио и телевидение»), которая спустя год была переименована в рекламное агентство Video International. Ну, «видео» — вроде бы понятно: почти генетическая составляющая сознательного жизненного пути. А при чем здесь «интернэшнл»? Рассказывают, Лесин и Заполь уговорили некоего американца Брайана Келли, хозяина фирмы National Video Industries, войти в модное в те годы СП (совместное предприятие) Video International. Келли, как говорят в народе, «купился» на перспективы завоевания свободного и дикого российского рынка рекламы, вложил свои деньги, после чего «шутники-строители» «пошутили» с ним на круглую сумму в духе того времени. Есть и более экстравагантная версия, согласно которой Келли якобы отдал Заполю за ненадобностью пачку шикарных цветных бланков с логотипом Video International, а Лесин решил сэкономить на полиграфических расходах, в результате чего и появилась фирма, бизнес-имя которой стоит сегодня миллионы долларов. Но как бы там ни было, контора Лесина и Заполя шагнула в большой бизнес!

Не буду утомлять вас подробным описанием организационно-финансовой деятельности Video International в те годы. Замечу только, что в ходе финансовых проверок, проведенных государственными органами. Video International штрафовалось за нарушения налогового законодательства, но НИКТО из его владельцев так и не был привлечен к уголовной ответственности. Один из самых громких скандалов того времени — дело Московского городского банка. Его управляющий Долгов сбежал за рубеж, оставив акционеров и вкладчиков якобы «с носом». Тогда и у Лесина с Заполем «пропали» 2,5 миллиона долларов. Но в ходе следствия выяснилось, что Лесин с Заполем держали в МГБ около 10 миллионов долларов. Их судьба по сей день вроде бы неизвестна. Было заведено уголовное дело, но через пару месяцев его почему-то закрыли. Позже обнаружилось, что среди учредителей Мосгорбанка были Video International и некие коммерческие структуры, как оказалось, подконтрольные «солнцевским парням». Банк привлек огромное количество средств частных вкладчиков, а затем благополучно лопнул. Следствие не стало дальше изучать версию о том, как финансы перекачивались из Мосгорбанка в США, на Кипр и в ФРГ через литовский банк «Литимпекс» (наша газета писала об этом в 1999 году).

Но пикантность ситуации заключается в том, что в разгар «банковского скандала» Михаил Лесин уже находился на государственной службе. В 1994 году он переходит на работу в РИА «Новости» и почти одновременно создает «Агентство по продаже рекламных возможностей РТР». Сорок девять процентов акций этого агентства принадлежало... Video International. Агентству были отданы эксклюзивные права на размещение рекламы на государственном телеканале.

За монопольное право размещать рекламу на РТР оно должно было выплачивать ВГТРК не менее 6,3 миллиона долларов ежемесячно без учета реально использованного количества рекламного времени. Однако дополнениями к заключенному в 1994 году договору (несмотря на то что доля рекламы возросла и составила до 12,2 процента всего эфирного времени) размер гарантированной суммы снизился до 3,8 миллиона долларов, а предоплата сократилась со 100 до 50 процентов. Государственный телеканал, финансируемый из федерального бюджета, имея 51 процент акций лесинского агентства, дивидендов от деятельности этой конторы НЕ ПОЛУЧАЛ. Какие дивиденды! В 1996 году агентство каждый месяц не доплачивало ВГТРК 2,5—3 миллиона долларов. И еще парадокс: в списке должников канала агентство НЕ ЗНАЧИЛОСЬ!

В конце лета 1997 года Счетная палата РФ (отчет от 12 августа 1997 года) выявила, что в 1996 году неучтенное рекламное время на ВГТРК составило 57,8 часа. Если принять во внимание, что минута рекламного эфира на российском канале стоит от 5 до 20 тысяч долларов в зависимости от времени показа, то ущерб, нанесенный государству, составил как минимум 172,2 миллиона долларов США. Для сравнения: из госбюджета на финансирование канала в 1996 году было перечислено 73 миллиона долларов.

По примерным подсчетам, только в 1996 году приблизительно 182 миллиона долларов осели на счетах фирм, представляющих финансовые интересы Михаила Лесина.

Всё - в Семью

Трудно сказать, на что рассчитывали аудиторы Счетной палаты, затевая масштабную проверку ВГТРК. Отстранить Лесина от многомиллионной кормушки? Дон Кихоты!.. Надо внимательно изучать выходящие из президентской канцелярии документы! 25 июля 1996 года, за год до прихода проверяющих на телеканал, Борис Николаевич подписал распоряжение №396-рп, в котором выразил Михаилу Юрьевичу Лесину благодарность за активное участие в организации и проведении выборной кампании президента Ельцина. Охранную грамоту выписал, к Семье приблизил, в ближний круг ввел, а вы тут, понимаешь, с ревизиями!.. На российском телеканале — люди с тонким политическим чутьем, поэтому близкие Лесину коммерческие фирмы, по сути, обиравшие «государственный телевизор», были выведены за рамки вообще в чем-либо подозреваемых, не говоря уже о каких-то там имущественных претензиях! А Счетная палата — акт проверки на стол президенту! Да Лесину эти акты!..

Он, государственный чиновник, в том же, 1996 году учреждает некий аналог одесской артели «Московские баранки» — ТОО «Мукомол» и ТОО «Центр-Мукомол». «Производство и продажа хлебобулочных изделий»! Учреждает, не опасаясь, что структуры, следящие за тем, чтобы госслужащие не занимались коммерческой деятельностью, могут поломать карьеру. Не поломали! В 1997-м Лесин уже заместитель директора ВГТРК, отвечающий за финансовые потоки. А за что же еще! Ведь это он придумал предвыборный слоган «Спаси и сохрани». Вот, пожалуйста, — «спас». А уж как «сохранил»! 6 июля 1999 года по представлению правительства РФ указом президента Михаил Юрьевич Лесин назначается министром РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

По оценкам специалистов, размер рекламного рынка в России, включая теле-, радио- и газетную рекламу, составляет примерно 700 — 800 миллионов долларов в год. Надо же «умело распорядиться» таким добром.

Сразу после переезда в здание на Страстном бульваре Михаил Юрьевич начинает формировать команду способных «умело распорядиться». На ключевой пост директора Департамента по рекламе Минпечати приглашает председателя Иркутской телерадиокомпании, своего приятеля Ивана Ивановича Иванова. К счастью, правоохранительные органы вовремя узнали об этой инициативе нового министра и успели остановить механизм перевода. Дело в том, что против Иванова и его заместителей следственными органами Иркутска возбуждалось уголовное дело № 24902, что грозило фигурантам тюремным заключением на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества. Ревизоры КРУ Минфина по Иркутской области установили множество серьезных нарушений финансовой дисциплины: строительство личного жилого дома за государственный счет, начисление руководством телекомпании самим себе зарплат в треть всего бюджета телерадиокомитета. Да не только о себе не забывали! В 1996 году Иван Иванович Иванов перечислил (не из своего, понятно, кармана) 5 миллионов рублей на имя гражданина А.Вологжина за «услуги по предоставлению физической защиты отдельных руководителей телерадиокомпании». На самом деле, как говорят, деньги попали хорошо известному правоохранительным органам Иркутска уголовному авторитету по кличке Повар. Трудно сказать, знал ли Михаил Юрьевич о проделках своего протеже, приглашая его в Москву, но еще труднее сказать, что не знал.

Впрочем, обошлись и без Иванова. Не один он такой...

Право на "щелк"

Практически впервые за много лет Михаил Лесин политически «споткнулся» в июле 2000 года, когда команда нового президента Владимира Путина повела атаку на медиа-империю Владимира Гусинского. Положение министра оказалось не из легких: с одной стороны, надо было продемонстрировать лояльность новому хозяину Кремля, решившему провести ревизию информационных ресурсов государства; с другой

— сохранились обязательства перед теми, кто «спас и сохранил». А Гусинский, как ни крути, был и остается их негласной креатурой. И когда на переговорах между «Газпромом-медиа», представлявшим фактически интересы государства, и «Медиа-Мостом» встал вопрос об условиях продажи активов «Моста», Лесин подписал печально известное приложение № 6, в котором указывалось, что гарантией соглашения является прекращение уголовного дела в отношении Гусинского. Правда, спустя три месяца (долго-то как!) Михаил Юрьевич понял, что дело Владимира Гусинского— это не фортели иркутского Иванова, и дал задний ход, заявив, что подписал приложение не как министр! Как кто, не уточнил, добавив, что поставил об этом в известность председателя правительства Михаила Касьянова. «Прозрение» пришло в сентябре. А 26 сентября Владимир Путин через пресс-секретаря заявил, что не намерен вмешиваться в скандал с «Медиа-Мостом», и призвал стороны решать все в судебном порядке. Однако на встрече с председателем общественного совета НТВ Михаилом Горбачевым президент сказал, что не доволен действиями министра Лесина, о чем сразу сообщили СМИ.

Это был первый публичный звонок, извещающий о возможном закате чиновничьей карьеры Боцмана из Текстильщиков. Впрочем, Михаил Юрьевич, скорее всего, был к этому готов. Рассказывают, в одной из приватных бесед Лесин будто бы говорил, что его министерский век недолог и поэтому необходимо в самой жесткой форме реализовывать проекты, которые дадут в перспективе возможность ему в спарке с Березовским и другими фигурами этого круга монополизировать рекламный бизнес в российском телеэфире. (Напомнить о стоимости этого рынка или не надо?)

Я не случайно сказал о возможном закате именно «чиновничьей» карьеры Михаила Лесина. Его финансово-политическое будущее не кажется мрачным и безнадежным. Дело в том, что информационные мощности должны сыграть ведущую роль на предстоящих парламентских выборах 2003 года и президентских 2004-го. И далеко не факт, что все они будут подконтрольны действующему президенту.

Именно лесинское Минпечати недавно подготовило четыре параллельных законопроекта-предложения, регулирующих работу СМИ. К примеру, документ «О присвоении и использовании наименований СМИ» одним своим пунктом фактически позволяет Минпечати запретить деятельность любого средства массовой информации. Другой «закон» из этой обоймы отдает на откуп Минпечати все то, что на данном этапе может решать только конкурсная комиссия. Ведомство с такими полномочиями будет котироваться наравне с силовыми. А если во главе его окажутся еще и «нужные» люди, которые смогут «правильно распорядиться» властью, как в свое время — деньгами? И не обязательно, чтобы эти люди представляли команду президента.

Не получится здесь — есть другая дверь. Не снят с повестки дня вопрос о приватизации телевизионных передающих центров. Идея, рожденная Лесиным. Идея, под которую, говорят, уже и офис готов в центре Москвы. В чем суть? Вопреки расхожему мнению, что вся информационная власть сосредоточена в руках киселевых и доренко, реальный рычаг управления держат мало кому известные инженеры РТПЦ (радиотелевизионных передающих центров), которые в любой момент могут отключить от эфира любого комментатора или политика, разрушив тем самым задуманную в неких политических штабах стратегию. Щелк — и все! Право на это «щелк» и хочет получить нынешний министр печати. Не вдаваясь в детали проекта, поясню: получив в распоряжение РТПЦ, Лесин становится не только хозяином рекламных возможностей телевидения (о чем мечталось), но и распорядителем по части политического телевизионного пиара. А это, поверьте, не меньше тех денег, которые потекут в период избирательной страды!

Идее Лесина противостоит нынешний министр связи Леонид Рейман — человек «питерской прописки», «путинской команды». «Театральным» оппонентом Реймана избрано некое «компьютерное лобби», за пропагандистскими усилиями которого просматривается интерес старой «кремлевской гвардии». Путина стараются склонить к отставке Реймана, педалируя скандалы вокруг министра, упрекаемого в лоббировании интересов российско-финской компании сотовой связи Sonik Duo. Около 65 процентов акций этой фирмы принадлежит ЗАО «ЦТ-Мобайл», совладельцем которого является Рейман. Возможно, «обработка» принесет свои плоды.

* * *

Надо отдать должное Борису Николаевичу: он умел подбирать людей. Даже если они не валялись. И люди, подобранные Ельциным, не дадут ему упасть, чтобы не оказаться придавленными рухнувшим авторитетом политического колосса России прошлого столетия.

Еще весной минувшего года активно разрабатывалась идея создания Клуба старейшин мировой политики под эгидой Бориса Ельцина. По мнению экспертов, не последнюю роль в этой кампании играет боязнь пресловутого «семейного окружения» потерять былой политический, да и материальный вес. Немаловажно, что клуб даст хлеб многочисленным помощникам, политологам, консультантам, которые будут проводить семинары, дискуссии о глобализации, демократизации — словом, займутся внешнеполитическим пиаром, на который готов, как говорят, тратить уже зарезервированные деньги глава Минпечати Михаил Лесин...