Щедрость к взрывающим

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Красный Крест упрекнули в помощи семьям боевиков
Ингушские чиновники отыскали в списках нуждающихся родственников лидеров бандподполья

«В Ингушетии разгорается скандал, связанный с финансовой помощью семьям, чьи родственники участвовали в терактах или были ликвидированы в результате спецопераций. Местные власти утверждают, что местное отделение Международного комитета Красного Креста (МККК) охотно помогает родственникам боевиков, но совсем не обращает внимания на семьи погибших сотрудников МВД и спецслужб. В благотворительной организации заверяют, что помогают всем нуждающимся, невзирая на политические взгляды.

Вопрос о том, кому помогает МККК в Ингушетии, поднял председатель Комитета промышленности, связи и массовых коммуникаций правительства Ингушетии Михаил Илезов (экс-руководитель аппарата правительства, а до 2010 года — глава республиканской миграционной службы). Проверив списки тех, кто получил от Красного Креста финансовую поддержку (за два года — 179 человек), Илезов обнаружил среди них фамилии родственников боевиков.

Так, благотворительная организация выделила вдове Изнаура Кодзоева 10,5 тыс. рублей. Изнаур разыскивался спецслужбами еще с 1990-х годов за серию похищений людей. Позже он участвовал в подготовке захвата школы в Беслане и был убит в 2005 году в перестрелке в пригороде Назрани. Его вторая жена Ракият получила 40 тыс. рублей.

Братья находящегося в розыске бандглаваря «малгобекской группы» Артура Гатагжева — Рустам и Багаутдин получили пластиковые окна и стройматериалы.

Кроме того, заявляет Илезов, близкие уничтоженных или задержанных боевиков получают средства на развитие «ремесленного производства» или «животноводства».

Брат ожидающего суда в столичном СИЗО «Лефортово» лидера террористов Али Тазиева по кличке Магас — Адам получил 40 тыс. рублей на «ремесленное производство». На счету Магас», который считался «амиром» Ингушетии и ближайшим соратником Шамиля Басаева, — нападение на Назрань в 2004 году, взрывы автобусов на Ставрополье и десятки других «акций».

На «ремесленный проект» были выделены деньги Сайбат Саитовой (Иманы) — жене лидера карабулакского подполья Аслана Бекботова, также находящегося под стражей.

В самом МККК удивлены позицией местных чиновников, поясняя, что не делают различий между нуждающимися из-за их взглядов.

— Для нас есть одно разделение: нуждающиеся и обеспеченные, — заявила «Известиям» Моник Наншен, руководитель отдела по связям с общественностью МККК. — Кому-то покупаем швейную машинку, кто-то просит холодильник или помочь сделать ремонт в доме.

Как рассказал «Известиям» замглавы делегации Международного комитета Красного Креста в России Жером Сорга, благодаря «микроэкономическим» проектам — развитию ремесел, скотоводства или предпринимательства — «около 5 тыс. семей получили возможность дополнительного заработка».

Но Илезов уверяет, что ни видел ни одного «нормально работающего проекта», о чем заявлял представителям МККК.

Реальных людей, которые с их помощью стали бы развивать животноводство, лично я не встречал. Создается впечатление, что они вообще никому, кроме «своих», ни денег не выделяют и не помогают, — заявил Илезов.

Сотрудники правоохранительных органов Ингушетии рассказали «Известиям», что на прошлой неделе навестили «ремесленника» Адама Тазиева, но особых успехов в его новом деле не заметили.

— Из-за брата, нажившего себе множество врагов, в том числе и «кровников», Адаму живется весьма неспокойно и не до занятий бизнесом, — утверждают силовики.

Секретарь Совбеза Ингушетии Ахмед Котиев недоумевает, почему МККК не помогает родственникам силовиков.

— Я в республике с 1994 года и не знаю ни одного случая, чтобы Красный Крест обратил внимание на семью погибшего сотрудника правоохранительных органов. Ими они просто не интересуются. Зато осужденным за тяжкие преступления помогают, — уверяет Котиев.

Котиев имеет в виду так называемую «посылочную программу» МККК для лиц, находящихся под стражей. В списках за прошлый год есть имя близкой родственницы Башира Эсмурзиева, задержанного в 2008 году за покушение на Мусу Медово, главу МВД Ингушетии.

Глава одной из крупных столичных благотворительных организаций на условиях анонимности подтвердила, что проблемы со списками нуждающихся есть не только у Красного Креста.

— Мы собрали посылки для 20 ингушских семей — игрушки и небольшую финансовую помощь. Но местные власти попросили вычеркнуть из списка восемь фамилий — детей боевиков, — рассказывает собеседник «Известий». — Чтобы помочь остальным, пришлось идти на компромисс.

При этом, по словам собеседника, в МВД отказались включить в списки родственников своих погибших сотрудников, заявив, что отказываются от помощи со стороны на том основании, что «им помогает государство».
«Известия»"