Щербович и Григорян, 08.04.01

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Щербович и Григорян, origindate::08.04.01

Оригинал этого материала

Разговор с Натальей Григорян, 8 апреля

Аудиофайл разговора (Real Audio, 6 мин 06 сек)

Г: Алло!

ИЩ: Да.

Г: Илья!

ИЩ: Да.

Г: Вечер добрый, Наталья Григорян.

ИЩ: Да, добрый.

Г: А... Давайте я Вам сейчас продиктую, что получается. Значит, в самом конце материала, под подписью автора: "От редакции", точка. "Новая газета" не раз критиковала Б.Федорова за деятельность его "Объединенной финансовой группы" в отношении банка "Восток-Запад". Но нам стали доступны документы, позволяющие рассмотреть ситуацию также и с другой стороны. Усилия Бориса Федорова по приданию РАО "Газпром" прозрачности кажутся вполне конструктивными".

ИЩ: Не надо говорить вот "также" и "с другой стороны".

Г: А как?

ИЩ: Ну, опять то же самое получается, как будто это иная точка зрения

Г: Нет, еще раз: "Но нам стали доступны документы, позволяющие рассмотреть ситуацию также и с другой стороны". Не позицию другой стороны, а документы, которые позволяют рассмотреть ситуацию с другой стороны.

ИЩ: Не-не-не, так не надо!

Г: Илья, тогда надо снимать материал. Или откладывать на день и завтра, или там в понедельник, в течение дня обсуждать, что удастся.

ИЩ: Не, ну, это понятно, что получается, что слишком они себя хеджируют. Нет, в таком виде не нужно.

Г: Отказываемся?

ИЩ: Да, скажите им, что не нужно.

Г: Понятно. Другой вариант этого предложения какой может быть?

ИЩ: Я еще раз говорю: либо его вообще убрать, опять же, это... его "Объединенная финансовая группа"... Значит, Федорова и "Объединенной финансовой группы". Это не его группа.

Г: Так...

ИЩ: И следующий момент: не надо этого - вот "также" и "с другой стороны".

Г: Так...

ИЩ: Просто, чтоб было "с другой стороны".

Г: Хорошо. "Но нам стали доступны документы, позволяющие рассмотреть ситуацию с другой стороны". Да?

ИЩ: Или "ситуацию по-иному".

Г: По-иному или, другой вариант - "ситуацию с другой стороны". Да?

ИЩ: Да. Но не надо вот так говорить "также и с другой стороны".

Г: Понятно. "Также и" убираем. Да?

ИЩ: Да.

Г: Понятно. А последнее предложение подходит.

ИЩ: А какое последнее предложение?

Г: "Усилия Б.Федорова по приданию РАО "Газпром" прозрачности кажутся вполне конструктивными".

ИЩ: Зачем? Это вообще можно убрать. То есть получается, что именно мнение редакции с мнением журналиста не совпадает. То есть журналист очевидно это говорит... Можно просто это убрать?

Г: (Посмеивается). Что мы делаем, если они не соглашаются эту фразу убрать? Снимаем материал?

ИЩ: Ну... Ведь им же тоже должно быть... НЕВЫГОДНО снимать. Правильно? Значит, давите на них.

Г: Илья, все, как можно давить, мы уже давили. Просто мне сейчас нужны от Вас четкие указания. Вот сейчас давить бесполезно. Сейчас можно только варьировать в отборе слов.

ИЩ: Ну, я Вам сказал, как устраивает нас.

Г: Понятно.

ИЩ: Вот последнее предложение. Ваша позиция - если они отказываются его снимать, мы снимаем материал или нет?

Г: Или мы готовы, опять же, поступиться...

ИЩ: Еще раз прочитайте мне его.

Г: "Усилия Б.Федорова по приданию РАО "Газпром" прозрачности кажутся вполне конструктивными". И общий текст давайте еще раз: "Новая газета" не раз критиковала Б.Федорова и ОФГ за деятельность в отношении банка "Восток-Запад". Но нам стали доступны документы, позволяющие рассмотреть ситуацию по-иному, в скобочках - с другой стороны. Усилия Б.Федорова по приданию РАО "Газпром" прозрачности кажутся вполне конструктивными".

ИЩ: Постарайтесь убрать последнее. Но, если не смогут, тогда оставим.

Г: Понятно. Главное, чтобы у нас было или "с другой стороны", или "по-иному". Да?

ИЩ: Да. Ну, понимаете, когда у них написано "также и", то возникает ощущение, что можно и так, и так рассмотреть. А я бы хотел, чтобы это было, типа, они получили эти материалы, и теперь все по-другому. Понимаете?

Г: Ну, понятно. Дело в том, что я так предполагаю, что у них и в дальнейшем будут материалы негативного характера идти, судя по всему. Чего они так отвоевывают эти формулировки. У них уже какие-то договоренности есть, вот и все. Поэтому они хотят и рыбку съесть, и косточкой не подавиться.

ИЩ: Ну, скажите, что так не может быть.

Г: (Смеется). Илья, им лучше знать - как может быть, как нет.

ИЩ: Нет, ну а что мы... Если не хотят - так не хотят. Значит, тогда не надо печатать.

Г: Понятно. Я поняла. Значит, наша позиция такая: если сейчас не удается добиться консенсуса, то мы переносим это на следующее... У них следующая публикация как бы не во вторник, а в четверг.

ИЩ: Нет, может быть, тогда вообще не будем печатать. Ну, какой смысл? Знаете, это то же самое, что было в "Известиях". Условно говоря, написана огромная-огромная статья, и в конце двумя строчками все это портится.

Г: Ну там совсем было совсем откровенно как бы эээ... некорректно... Было перевернуто... Нет, здесь немножко другое. Хорошо, я поняла. Значит, давайте я сейчас это отрабатываю. Если нет - может быть, Вам во вторник... чтобы вышла какая-то любая другая газета?

ИЩ: Мы ждем от Вас информации. Вы же говорили, что "Ведомости" и "Коммерсант" у вас будут?

Г: Это да, это мы тоже ждем информации пока. Помимо этого, Вам что-то еще нужно готовить?

ИЩ: "Ведомости" и "Коммерсант".

Г: Все?

ИЩ: Да.

Г: Понятно. Хорошо, я перезвоню.