Эдемский сад министра Адамова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::09.10.2000

Эдемский сад министра Адамова

Американские связи главы Минатома России напоминают райские кущи

Роман Шлейнов

Converted 11070.jpg

В преамбуле к одной из своих речей президент Путин грозился быть особенно строгим к госчиновникам, позволяющим себе неслужебные связи с Западом. Это неожиданное заявление прозвучало на редкость неправдоподобно: контролировать аппаратчиков в России некому, а отслеживать их сомнительную деятельность за рубежом — вообще большая проблема. Тем временем эти самые неслужебные связи крепнут. По большей части — порочащие.

Серьезные опасения вызывает судьба 12-миллиардного долларового контракта ВОУ-НОУ (высокообогащенный уран — низкообогащенный уран) между Россией и США, по которому российский высокообогащенный уран, извлеченный из ядерного оружия, перерабатывается в топливо для атомных электростанций. Причем судьба не только денег, но также технологий и информации для внутреннего пользования, дающей возможность получать огромную прибыль, к примеру, от перспективных правительственных решений.

Мы зафиксировали любопытные связи между режимными институтами системы российского Минатома, а также главой Минатома РФ не только с мелкими западными фирмами (это уже не секрет), но и с крупными компаниями, выполняющими заказы Пентагона и департамента энергетики США, а через эти компании, в свою очередь, — с мировыми гигантами, кровно заинтересованными в прибыли от 12-миллиардного контракта.
       Через несколько дней после назначения Евгения Адамова министром РФ по атомной энергии в США было создано некоммерческое объединение RINSC, LTD, которое возглавил американский бизнесмен Марк Каушанский — давний знакомый Адамова по зарубежной предпринимательской деятельности. В регистрационных документах организации указали два адреса: домашний адрес г-на Каушанского в Монровиле (штат Пенсильвания, США) и... адрес московского Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники (НИКИЭТ) — государственного унитарного предприятия системы Минатома РФ.

НИКИЭТ до сих пор закрытая организация. Он не обозначен на общедоступных столичных картах, а его адрес в официальных документах представлен лишь абонентским ящиком. Этот институт, в частности, создавал реакторы для атомных подводных лодок. То есть имеет непосредственное отношение к тайнам, которые российские военные столь тщательно скрывали от иностранцев во время спасательной операции в Баренцевом море. А был ли смысл?

Месяц назад мы направили официальный запрос в НИКИЭТ. Руководство института до сих пор хранит смущенное молчание. Оно не в состоянии объяснить, что связывает режимный российский НИИ с частным домом в Пенсильвании, кто осуществлял и координировал сотрудничество с некоммерческим объединением RINSC и в чем, собственно, заключается польза от этого сотрудничества для государства.

Впрочем, не исключено, что руководство НИКИЭТа при всем желании не способно говорить об этом. Причина самая простая. Дирекция института не контролирует процесс, а потому не желает и не может за него отвечать. Между тем «сотрудничество», навязанное сверху, из Минатома, может означать только одно. Став главой министерства, Евгений Адамов не перестал заботиться о своих бизнес-партнерах. И государственные интересы — чужие на этом празднике жизни.

Мы не раз сообщали об американском бизнесе Адамова. Не так давно в документе за своей подписью он, особо не стесняясь, указал координаты российского представительства корпорации ОМЕКА (США) в своей бывшей квартире у м. «Баррикадная». Напомним, фирма прославилась тем, что под руководством Адамова поставляла товары режимному Научно-исследовательскому и конструкторскому институту энерготехники (НИКИЭТ), директором которого был все тот же Адамов...

Коллега Евгения Адамова по бизнесу — американский предприниматель Марк Каушанский (бывший заместитель Адамова в корпорации ОМЕКА, не так давно сменивший его на посту президента) любезно подтвердил факт поставки товаров НИКИЭТу. Но клятвенно заверил, что Евгений Адамов не принимал в этом никакого участия. Примечательно, что Генпрокуратура России, в которую мы отправили документы об американской деятельности Адамова, ответила в точности словами бизнесмена. По этой логике, Евгений Адамов мог совершенно не участвовать в сделке между организациями, которые в тот момент возглавлял.

Прокуроры не желают комментировать это административное чудо. Марк Каушанский, напротив, обещал все прояснить. Но в последний момент круто изменил свое решение. И вместо ответов мы получили послание от его адвоката. За ценные сведения о российском министре от редакции потребовали 1250 долларов.

Сумма незначительная. Однако нас заинтриговала внезапная меркантильность г-на Каушанского. Что ему скрывать? Ведь, по официальной версии, Евгений Адамов безвременно покинул большой бизнес. С другой стороны, если для удобства общения министр указывает адрес представительства американской корпорации, а ее президент возглавляет «некоммерческое объединение», засевшее в системе Минатома, то официальная версия, мягко говоря, лукавит. Предприниматель в Евгении Адамове скорее жив, чем мертв. В этих обстоятельствах личность г-на Каушанского приобрела особое значение — об активности министра Адамова он уж точно осведомлен лучше российской прокуратуры. И нам пришлось задействовать американские источники.
       
       Каушанский Марк Майкл — гражданин США. Номер социального страхования 297-74-1978. Адрес: 116 Тротвуд драйв, г. Монровиль, штат Пенсильвания 15146-4355. По крайней мере до 1998 года был инженером в крупной американской компании Westinghouse (в списке отставников компании Каушанский не значится). Westinghause играет не последнюю роль в атомной индустрии и энергетике США. Выполняет заказы Минобороны США и департамента энергетики США. Имеет в своем составе правительственную составляющую (The Westinghouse Government Services Company), которая работает исключительно на оборону.
       
       Бизнес Марка Каушанского, в котором участвовал Адамов, выглядит довольно странно. С 1991 года г-н Каушанский с компаньонами создал порядка 9 фирм (см. схему). Они зарегистрированы в тесных офисах или по домашним адресам г-на Каушанского в США. Одни из этих учреждений ликвидировались сразу же после назначения руководящих работников. Другие здравствуют до сих пор.

Руководителей, помимо Каушанского и Адамова, было всего двое — Юрий Энглин и Наум Альпер. Штаты не раздували. При рождении очередной фирмы друзья просто пересаживались из кресла в кресло.

Выглядело это следующим образом. Организацией NEK CONTINENTAL CORP руководил Энглин, исполнительным директором был Альпер, бухгалтером — Каушанский.

Фирмой GENEK, INC, которая закрылась в день назначения ключевых сотрудников, заправлял Альпер, исполнительным директором был Каушанский, бухгалтером — Энглин.

В ENERGO POOL, INC., которая также самоликвидировалась, не увидев свет, Адамов числился главным бухгалтером и исполнительным директором, а его замом был Каушанский.

UNEKA ENTERPRISES, LTD вновь возглавил Альпер, Энглин довольствовался ролью исполнительного директора, а Каушанский — бухгалтера.

TRANS AMERICAN VENTURES руководил Каушанский, исполнительным директором был Энглин.

А в некоммерческой организации с пафосным названием AMERICAN — CIS ECONOMIC DEVELOPMENT ASSOCIATION (американо- СНГшная ассоциация по развитию экономики) все вернулось на круги своя. Руководил Энглин, бухгалтерией занимался Альпер, дирекцией — Каушанский.

Получилась любопытная картина. В крошечных, порой однодневных фирмах Марка Каушанского, по совместительству — сотрудника крупной американской компании Westinghouse, одни и те же люди меняются местами (хотя профессионалы обычно предпочитают одно рабочее место и вполне определенную сферу ответственности). Его бизнес-партнер Евгений Адамов становится главой российского Минатома и ключевой фигурой, опекающей 12-миллиардный долларовый контракт ВОУ-НОУ между Россией и США, в котором участвуют опять же крупные западные компании...

Помнится, отвечая на вопросы депутатов и журналистов относительно своего бизнеса, Евгений Адамов утверждал, что деловая активность многому его научила. По словам министра, он осваивал законы нормального рынка и менеджмента... Все оказалось намного сложнее. Мы продемонстрировали схему бизнеса Каушанского, в пределах которой Адамов познавал свободный рынок, российским и западным экспертам в области финансов, юриспруденции и налогового законодательства.

Независимо друг от друга специалисты пришли к заключению, что схема эта в лучшем случае — авантюра, а в худшем — тщательно просчитанная афера. Серьезные бизнесмены такого не практикуют. Но конструкция идеально подходит для весьма любопытных теневых операций.

К примеру, «некоммерческая организация» зарубежного происхождения, внезапно возникающая на базе предприятия, при умелом управлении весьма эффективно откачивает акции этого предприятия за границу. (Надеемся, НИКИЭТ не собирается акционироваться. Или все-таки есть перспектива?)

Схема в целом позволяет искусственно накручивать стоимость товаров. Крошечные фирмы просто перепродают их друг другу, последовательно повышая цену. Для уплаты налогов декларируют среднюю цифру. А разница между реальным и заявленным попадает в карман.

Но главное, конструкция делает реальным почти бесконтрольное проведение значительных денежных сумм. Финансовый поток невозможно отследить. Некоторые фирмы-однодневки уже перестали существовать. На их месте возникли новые. А руководители просто поменялись местами. От этого вся финансовая документация превратилась в густой туман. И если деньги переправили из России в США, государству можно навсегда с ними распрощаться.

К слову, выступая перед депутатами, Евгений Адамов не скрывал факт существования личного счета. Некий счет № 0003029757 находился в PNC Bank (Пенсильвания). Был также счет № 10274278 для брокерских операций с акциями американских эмитентов, который обслуживала контора Charles Shwab & Co. И Евгений Адамов вряд ли перечислял на них свою рублевую зарплату...

Кроме того, схема построена таким образом, что позволяет гарантированно уходить от серьезной ответственности. Российский фигурант всегда может сослаться на недобросовестность западного партнера и, если случится невероятное (всплывут финансовые подробности), ответить только по мелким эпизодам.

В итоге эксперты подчеркнули, что человек, работающий на большую корпорацию, не станет заниматься подобным промыслом. Это нетипично для западного бизнеса, если, конечно, корпорация не преследует вполне определенную цель...

Здравый смысл подсказывает, что из любви к искусству подобные схемы не создают. Должен быть мотив: большая финансовая заинтересованность, оправдывающая подобный риск. Кто-то должен чувствовать абсолютную уверенность, что в обмен на деньги, запущенные в сомнительную систему, он получит существенную выгоду — технологическую или экономическую. И она будет многократно превышать изначальные затраты, скажем, на подкуп высокопоставленного лица. А этому лицу неплохо бы чувствовать полную безопасность за хитросплетениями и прочими «достоинствами» системы по переводу денежных средств...

В общем, мы обнаружили определенные связи между иностранными компаниями, заинтересованными в 12-миллиардном контракте, и нашими героями — Каушанским и Адамовым.

Компания Westinghouse, на которую работал (а может быть, и работает?) партнер Евгения Адамова по бизнесу Марк Каушанский, принадлежит двум гигантам в области ядерной индустрии и энергетики — Washington Group International (США) и British Nuclear Fuels (BNFL) (Великобритания).

Washington Group International, как и Westinghouse, получает заказы от Пентагона и департамента энергетики США. А британская BNFL на мировом рынке имеет давние совместные предприятия с французской компанией «Кожема». Их объединяют сотни миллионов долларов (компании начали сотрудничать, еще когда Адамов писал курсовые работы).

Многомиллионные совместные проекты связывают также «Кожему» и канадскую компанию «Камеко». А Германия, к которой относится компания «Нукем», кровно заинтересована в том, чтобы транспортные проекты «Кожемы» и BNFL жили вечно.

Между тем именно «Камеко», «Кожема» и «Нукем» являются партнерами России по расхлебыванию 12-миллиардного долларового контракта с США ВОУ-НОУ (высокообогащенный уран — низкообогащенный уран). Минатом РФ как раз отвечает за этот контракт. А Евгений Адамов, недавний партнер Марка Каушанского по сомнительному бизнесу, возглавляет Минатом.

Получается довольно любопытный замкнутый круг. И в этой связи возникает риторический вопрос: какие отношения с Западом милее для министра Адамова — предпринимательские или все-таки служебные? Последние как-то теряются на фоне личных интересов. Хотя бы потому, что схема бизнеса г-на Каушанского, в которой Адамов занимал не последнее место, рассчитана со всей тщательностью. Чего не скажешь о качестве 12-миллиардного контракта с США и западными компаниями. Допустив множество странных оплошностей и сделав весьма серьезные уступки, Россия добровольно отказалась от целого ряда преимуществ и упустила миллионы долларов («Новая газета», № 15, 23 за 1999 год).

Хорошо еще, что обещание президента Путина строго следить за госчиновниками (сделанное, кстати, на встрече с сотрудниками ФСБ) так и не разнеслось по стране. Знал, где говорить... За короткий срок подразделение федеральной службы, курирующее Минатом, пережило несколько реорганизаций. Работать в таких условиях практически невозможно. В неофициальном разговоре некоторые контрразведчики отмечают: пока нет «политического решения», у них связаны руки.

В ближайшее время ожидать такого решения не приходится. Уж очень выгодно обслуживать 12-миллиардный долларовый контракт, который, к тому же, сильно интересует иностранных промышленных гигантов. Сотой доли процента от этой суммы достаточно, чтобы заткнуть рот любому следствию. И даже политический вес президента Путина с общим грузом его обещаний не стоит таких денег.
       
       P.S.
       По нашим данным, некоторые из 9 фирм г-на Каушанского имеют представительства в разных российских городах. Мы обязательно изучим деятельность этих представительств, особенно отметив финансовые потоки и тех, кто в них купается. Может быть, фамилия министра всплывет еще раз?