Эдриан Берфорд вывел 10 млн фунтов через "частную армию Сибири"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Александр Щукин

В 2012 году совладелец угольной шахты «Полосухинская» и экс-партнер Андрея Мельниченко Александр Щукин (№189 в списке Forbes, состояние — $500 млн) решил открыть в Лондоне family-office — частную независимую организацию, оказывающую услуги семьям в связи с управлением семейным имуществом и другими активами. Эту задачу бизнесмен поручил мужу своей единственной дочери Елены — Ильдару Узбекову, сына Фуада Узбекова, который до 2002 года был старшим советником в «Газпром-экспорте», а также замгендиректора «КазРосГаза» (совместное предприятие «Газпрома» и «КазМунайГаза»).

Чтобы решить задачу, в Англии Узбеков нашел надежного, как ему казалось, партнера Эдриана Берфорда. Последнего зять Щукина считал «очень умным человеком». Берфорд, на первый взгляд, выглядел презентабельно: закончил Кембридж, работал в McKinsey & Co и министерстве иностранных дел Великобритании, управлял собственным бизнесом.

После того, как Узбеков рассказал о своей цели Берфорду, тот загорелся и в 2012 году убедил российского партнера в необходимости создания family-office в Лондоне на базе совместной с ним компании Fern Advisers Limited (Fern). Она бы позволила инвестировать средства и поддерживать life style семьи Щукиных за рубежом. Например, у Елены Щукиной есть художественная галерея в престижном районе Лондона. Берфорд рассчитывал на то, что в family-office будет вложено до $1 млрд.

Английский управляющий предложил делать family-office на примере, семьи Оппенгеймер (бывшие владельцы компании De Beers c состоянием $6,6 млрд) с которой, как он рассказал Узбекову, у него были близкие контакты. Что окончательно убедило работать с Берфордом семью Щукиных.


Машины и рестораны


В апреле 2012 года миллион фунтов на расходы по созданию family-office были отправлены на счета Fern из кипрских фондов, в которых хранились деньги семьи Щукиных. Через два дня после перевода денег Берфорд, как директор компании, перевел через займ около половины этих средств на свои счета в банке. Почему он так поступил? К сожалению, Узбеков не знал, что Берфорд испытывал серьезные финансовые трудности и погряз в долгах. Медицинский бизнес его жены шел из рук вон плохо, а респектабельный ресторан Sushinho бразильско-японской кухни на Кингс Роуд в Лондоне (Берфорд был его совладельцем) приносил убыток по 1 млн фунтов в год. Дела шли настолько плохо, что, со слов адвоката матери Берфорда, он подделал ее подпись, чтобы заложить ее дом за 250 000 фунтов.

Но полумиллиона фунтов было недостаточно и в июне 2012 года Берфорд решил убедить Узбекова перевести на счет Fern еще 2,5 млн фунтов для совместных вложений с другим family-office под названием Red Star. Компании должны были инвестировать равные суммы в обмен на акции управляющей компании фондом Marylebone Oil & Gas Fund. Как указано в деле, Берфорд показал Узбекову документ, в котором говорилось о намерениях Red Star вложить по меньшей мере 50 млн фунтов в фонд. Что стало предлогом для того, чтобы Берфорд начал получать зарплату в 20 000 фунтов в месяц.

Как выяснилось позже, Red Star не стала переводить свой первый взнос в размере 2,5 млн фунтов. Берфорд просто подделал документ об инвестиционных намерениях компании. Но Узбеков этого не знал и перевел необходимые средства на счет Fern. Бедфорд в свою очередь перевел на депозит 850 000 фунтов, которые предназначались для покупки поместья Broadwell Manor в Глостоншире общей стоимостью 8,5 млн фунтов. Также он взял в лизинг два дорогих автомобиля — Aston Martin Rapide и Land Rover Discovery 4. На них он ездил в офис, который снял для Fern в престижном районе Лондоне Мэйфэр.

Но деньги начали заканчиваться и уже в июле 2012 года у Берфорда появилось очередное инвестиционное предложение для Щукиных — сделка с семьей Оппенгеймер. Он сообщил, что его старые коллеги, близкие к Оппенгеймер, предлагают ему в управление 150 млн фунтов семьи. Но для того чтобы начать управление, Берфорду нужны от Щукиных хотя бы 10 млн фунтов — как доказательство, что у него есть средства на счетах. Узбеков вновь поверил Белфорду и средства были переведны во временное хранение Fern. Берфорд поблагодарил Узбекова и сообщил, что получил мандат на управление 16 млн фунтов семьи Оппенгеймер. В действительности никакого соглашения с Оппенгеймерами не было, а средства были нужны, чтобы отдать остаток за поместье. Кроме того, 1,5 млн фунтов Берфорд выделил на развитие своего ресторанного бизнеса и открыл второй ресторан Sushinho на Девоншир Сквер в Лондоне. Партнерам по этому бизнесу он сообщил, что средства взял в кредит и показал им поддельную выписку.


Банкротство и "частная армия Сибири"


Узбеков не замечал хищений, так как Берфорд лично готовил для него отчеты Fern, в которых отражал данные по счетам компаний. Когда же Узбекова попросил выписки со счетов, то Берфорд предоставил ему подделку.

Но в феврале 2013 года Узбеков получил письмо английского банка Coutts, в котором говорилось, что 10 млн фунтов компании, выданные на «сделку с Оппенгеймер», были выведены из компании. Узбеков решил переговорить с аудиторами Fern из Smith & Williamson. Помощница Узбекова попыталась связаться с сотрудником Smith & Williamson, аудитором Джеймсом Баттервортом, по телефону, но последний был «неуловимым», он часто резко менял планы и много болел.

Позже выяснилось, что Баттервортом был сам Берфорд, который выдумал этого персонажа и от его имени переписывался с помощницей Узбекова.

Так и не сумев получить от него отчетов, Узбеков в марте 2013 года обратился в Высокий суд Лондона.

В том же месяце Берфорд признался независимому адвокату, что взял 11 млн фунтов и потратил их на дом и свои проекты. Однако затем отказался от своих слов, объясняя это тем, что получал угрозы «от частной армии в Сибири». Представители стороны Узбекова сообщили Forbes, что активы Берфорда были заморожены. Сам Берфорд свою позицию озвучил только в феврале 2014 года, согласно ей, документы, доказывающие его невиновность, «пропали в облачных почтовых сервисах». Займы, которые он брал из компании на ресторан и поместье, якобы были устно заверены Узбековым. Целью же Узбекова якобы был вывод средств собственной семьи. Как сообщили адвокаты Узбекова, суд признал заявления Берфорда «нелепыми и не поддающимися ни коммерческому, ни любому другому здравому смыслу».

В компаниях, принадлежащих Щукину, отказались давать комментарии для Forbes. Что удалось вернуть угольному магнату? Суд постановил, что средства от продажи поместья должны вернуться в family-office. По данным сайта недвижимости rightmove, позже оно было продано за 8 млн фунтов, агентом по продаже был Knight Frank. Сам Берфорд был признан банкротом в начале 2014 года. Адвокаты Узбекова говорят, что его ждет уголовное наказание. Связаться с Берфордом не удалось.


Ссылки

Источник публикации