Экологические "террористы". Хлопонин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Вопрос сохранения лесов и прочих природных ресурсов давно и прочно занимает достойное место в среди тем журналистских расследований. О том, как уничтожается уникальные места на территории Карачаево-Черкесской республики в материале Владислава Шишкина, представленный на портале СКФО.ру.

Кроме унылых бородачей, которые бегают с автоматами по горам, на Кавказе водится еще один вид террористов. Они годами «пасутся» в особо охраняемых экологических зонах и массово убивают лес. Убивают нагло, цинично, беспощадно. В угоду чьим-то кошелькам уникальные виды деревьев идут под нож, а точнее - под бензопилу.

Урупский район Карачаево-Черкесии называют заповедной зоной России. И называют не зря. Этот район является частью Кавказского заповедника. Здесь находятся известные далеко за пределами республики заказники (Дамхурц, Лабинский, Черемуховский, "Белая скала"). Здесь находятся знаменитые Кислые источники - уникальное место, где на двадцати квадратных метрах земли бьют 17 скважин с разной (!) по своему составу минеральной водой. Люди ездят сюда лечиться за тысячи километров. Но многие уже на границе Урупского района впадают в легкий ступор и начинают долбать свои навигаторы с воплями: "Ты куда меня завел, баран китайский?!.." Ведь то, что они видят вокруг, больше похоже не на заповедную зону среди кавказских гор, а на огромную лесопилку где-нибудь под Магаданом. По крайней мере, такой "нежданчик" открывается взору, когда едешь на "Кислые" через село Курджиново. Кучи спиленного леса, тягачи, вагончики для рабочих, лесовозы - все это нещадно бьет по психике, едущих оздоровиться людей. И добивает ее окончательно, когда они начинают подниматься по узкой и ушатанной до полного изумления горной дороге.

Для кого-то эта дорога как филиал Ада на Земле (трясет так, что надо ловить голову руками, дабы не улетела в форточку). Но для кого-то - это почти автобан. За четыре часа подъема к источникам мы повстречали десятки груженых под завязку лесовозов. Сложно сказать, сколько их было по факту, потому что где-то на пятьдесят третьем мы бросили считать. Глядя на очередной лесовоз, который обскакал нас вверх по грунтовке как сайгак (он летел за очередной порцией груза в деляну) мой товарищ задумчиво выдал: "Да-а... столько "Уралов" я видел только в армии...". Картинку довершали кучи стволов по обочинам дороги - какие-то подготовлены для спуска вниз, какие-то просто брошены. Вдоль дороги встречаются эстакады. Это для срочного ремонта машин - чтобы надолго не отвлекаться от процесса. Так сказать, подлатался, не отходя от кассы (а точнее - от леса), и в деляну!

В основном нам попадались машины с номерами из КЧР и... Краснодарского края. Мы перебросились парой слов с водителем одного из кубанских лесовозов. На вопрос "А что вас сюда занесло?" он отвечает коротко и ясно: "Так в нашем краю весь нормальный лес уже давно порезали. Остался только вокруг правительственных дач. Но там брать нельзя. Приходится от вас таскать..."

Файл:2b24d4.jpg

0e6597.JPG

"Нормальный лес" - это бук, чинар, пихта. По словам местных жителей именно эти сорта деревьев в Урупском районе "косят" в промышленном масштабе. И, как известно, именно эти сорта идут на изготовление элитной мебели, паркета и т.д. Потом эта продукция за сотни тысяч рублей оседает в богатых домах по всей России и за рубежом. Здесь - в КЧР - расценки на заповедный лес довольно "демократичные". Внизу, на перевалочной базе в Курджиново, один лесовоз деловой древесины (кругляка) продают за 45-50 тысяч рублей. Вверху он стоит 15 тысяч. Но речь не о том, кто и как здесь наваривается. Беда в том, что ради этого навара уникальный лес массово убивают. И убивают без права на восстановление.

- Вырубка идет постоянно. Деревья валят днем и ночью, круглый год, - говорит нам один из местных, невысокий дедок лет семидесяти. - Они прерываются только на недельку, в новогодние праздники. А потом опять за пилы! Каждый божий день наверное сотня машин, не меньше, поднимается в деляны и уходит обратно с лесом. А после них как Мамай прошел!..

Старик нам еще много о чем рассказал. И о том, как бригады ради одного "нужного" дерева валят вокруг еще несколько "ненужных"; и о том, как тягачи ломают лес, когда вытаскивают стволы или продираются к самым "вкусным" делянам; и о том, как бригады бросают в этих делянах "мусор" - тонкие, по их мнению, деревья, которые там и гниют.

Мы заикнулись было, что не заметили по дороге тотальных вырубок - с виду, можно сказать, нетронутый лес (и это несмотря на толпы лесовозов). На что нам ответили: "Ну да, снаружи все смотрится цивильно. А вы внутрь зайдите. Это же просто кошмар..." Мы зашли внутрь. Побродили по нескольким местам, откуда, судя по всему, недавно ушли браконьеры, простите, лесозаготовители. Там реально кошмар. Если в эти места привезти какого-нибудь "зеленого" с ранимой психикой, то человек будет заикаться и креститься до конца жизни. Вокруг ободранные и вывороченные с корнями стволы, попиленные на бревна и брошенные в лесу деревья, кучи поломанных веток, перепаханная тягачами земля... Даже на наш дилетантский взгляд было понятно: ни о каком соблюдении правил лесозаготовки здесь не идет и речи. Не верите на слово, смотрите фото (прилагается к статье). Иначе как терроризмом это не назовешь. Причем, как говорят местные жители, экологическое "бандподполье" в виде лесных бригад безнаказанно шурует здесь годами.

На этом фоне возникает два вопроса:

1. К чему в итоге приведет это циничное убийство леса?

2. Куда смотрят власти?

На первый вопрос ответить довольно просто. Массовая вырубка заповедной зоны, да еще и таким варварским методом, однозначно приведет к убийству местной экологии - лес перестает выполнять свою задачу. Как результат, скорое изменение климата и убитый, как курортная зона, регион. В этом случае ни о каком развитии туризма (а значит и региона) речи не идет.

На второй вопрос похоже не знают ответа и сами чиновники. По возвращении с источников мы порылись в интернете по теме вырубки леса в заповедных лесах КЧР. Оказывается, эта тема ежегодно выносится на уровень главы республики, а временами выскакивает и на федеральный. Каждый год власти обещают прекратить варварскую вырубку и взять эти уникальные леса под "жесткий контроль". Но, как говорится, лесовоз и ныне там. Почему? Может проблема в методах контроля? Может высокие комиссии, которые изредка "налетают" в эти леса, не видят того, что видели мы и о чем постоянно твердят местные жители? Не исключено. Ведь Кавказ - это сборище аномальных зон. И там, где одни видят загубленные деревья, другие наблюдают девственный лес. Аномалия однако...

Конечно, в официальных сообщениях говорится, что работа идет: нарушителей ежегодно ловят и штрафуют до упаду. Выявляется ущерб на десятки миллионов рублей и т.д. Но это все мелочи. Потому что эта "работа" не решает проблемы в целом. Тотальная вырубка продолжается. И даже самая "внезапная" и массовая проверка ничего не даст. У большинства лесных бригад будут правильные бумаги в кармане и правильные законы за спиной. Но зачем нужны эти законы, если лес попросту убивают? Это видно безо всяких разрешений и постановлений. Однако наши верхи, говоря о "жестком контроле", ссылаются именно на законы, которые не позволяют вот так взять и резко всем запретить губить заповедник. Мол, надо соблюдать права людей и учитывать все "разрешительные" запятые. А эти люди соблюдают право нашей природы на жизнь? Нет. Волнует это наших чиновников, министров, депутатов? Если верить "официалке", да. Просто... им законы не дают полноценно спасать природу. Но наши потомки не будут спрашивать номера и даты нормативных "лесных" документов. Они спросят "Где лес?.."

На одном из деревьев при въезде в Дамхурцский заказник мы увидели табличку с трогательной надписью: "Естественные сокровища природы - уникальны. Уничтожить их легко, а воссоздать невозможно". На фоне пары лесовозов, идущих навстречу, эта табличка смотрелась особенно "весело". Такие надписи явно не для тех, кто посылает лесовозы с тягачами в деляны, и не для тех, кто бессильно топчется в кресле, позволяя губить лес. И не потому, что эти люди способны вопреки надписи воссоздать сокровища природы. Нет, им просто без разницы, что останется после них...» - полагает автор."