Экономика : Без вина промчалось лето бюджета!. Фрадков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Водка - это не только самая крепкая валюта в нашей стране, но и один из главных способов пополнения казны. По доходности в бюджет продажа акцизных марок на алкоголь уступает только барышам с нефти и газа. В этом году правительство собиралось заколотить на «зелье» более 60 млрд. рублей. Но, похоже, придется не доходы, а, наоборот, потери казны подсчитывать. Благодаря тому, как «умело» чиновники претворили в жизнь Закон о госконтроле за оборотом спирта и спиртосодержащей продукции.

Сейчас худо-бедно ассортимент в магазинах восстанавливается, пресловутая компьютерная база данных ЕГАИС, где нужно регистрировать каждую бутылочку спиртного хоть со скрипом, но заработала. Опьянение от лихой реформы, чуть не приведшей к очередным бунтам, сходит на нет. Наступает тяжелое похмелье, когда въедливо хочется покопаться и понять, что же натворили наши чиновники, а самое главное - зачем?

«У нас тут всего 7 механиков - а вас тут 500 фирм!»

В кабинете у гендиректора одной из крупнейших оптовых баз столицы уютно, словно в элитном баре. Вот только наливают здесь исключительно кофе с чаем.

- У нас свой «сухой закон»! - смеется директор Иван Сергеевич Орлов (имя и фамилию мы изменили по просьбе самого бизнесмена - уж больно нынче боятся наши предприниматели власть - а вдруг она еще какой закон придумает. - Прим. авт.). - Посильнее того, что нам правительство устроило. Иначе алкоголем торговать нельзя - весь бизнес в бутылку спустить можно.

Фирма Орлова в июле работала только четыре дня. Все остальное время она благодаря чиновникам-реформаторам «отдыхала». Хотя к новым правилам продажи алкоголя, как образцово-показательное предприятие российского капитализма, была готова загодя.

- Мы еще в мае установили ЕГАИС, - говорит Иван Сергеевич. - Купили компьютер, взяли для работы с программой еще одного бухгалтера. Все наладили, протестировали. И спокойненько ждали 1 июля, когда по закону всю продукцию мы должны начинать вносить в ЕГАИС.

Но за два дня до начала глобального госконтроля за пьянством в стране пришла срочная депеша от налоговиков.

- А там говорится: так, мол, и так, изменились требования к учету алкогольной продукции, - вспоминает Орлов историческое начало реформы, - а посему ранее установленная ЕГАИС устарела, требуется новая версия программы.

И началось!

Сутки у бизнесмена ушли на то, чтобы выяснить, появилась ли новая версия заветной программы, какие документы надо заполнить, чтобы ее заполучить и когда и куда за ней приезжать.

- И, значит, мы, как сайгаки, ломанулись накануне первого числа на фирму, где эту программу должны обновить, - продолжает Иван Сергеевич. - А там народу уже тьма!

Из 1500 участников столичного алкогольного рынка программу заранее установили 500 компаний. Представители этих фирм и осаждали компьютерщиков с мольбой сделать что-нибудь по-быстрому.

- А они нам в ответ: «У нас тут всего 7 механиков, которые умеют работать с ЕГАИС, а вас тут 500 долбо...ов!» - Орлов уже не может сдержать эмоций.

Пришлось бизнесмену через знакомых в ФСБ (именно чекистам подконтрольна фирма, разработавшая ЕГАИС) срочно выбивать к себе на предприятие механика-настройщика. Хоть и по блату, а все равно оказалось без толку.

- Ну пришел этот длинноволосый механик-хиппи, - говорит директор, - поковырялся, ну забрал компьютер на фирму, чтобы там еще поковыряться. А программа все равно не заработала.

Используя все тот же блат, Орлов еще раз пять без очереди вызывал компьютерщиков. Каждый новый механик ругал предыдущего, мол, все неправильно тот делал. А программа по-прежнему упрямо не хотела работать...

В выгрыше пока только «теневики»

Но свято место пусто не бывает.

Пока в стране пустели полки с алкоголем, неразберихой, разумеется, воспользовались «теневики». Президент Союза участников алкогольного рынка Осман Парагульгов признался на днях, что если раньше в стране было до 40% «левой» выпивки, то теперь «ее стало в разы больше».

- До реформы пустая бутылка из-под водки в пункте приема стоила рубль, - говорит Иван Сергеевич, - теперь за нее дают от 20 до 100 рублей.

Правда, это касается только тех бутылок, на которые наклеены новые акцизные марки. В отличие от старых те лепились на крышку «пузыря» - новые красуются на боках тары.

- Такая бутылочка аккуратно моется, покупается на рынке специальное устройство за 500 долларов для снятия, а затем обратного крепления дозатора, - делится тайнами «теневого» рынка Орлов, - еще столько же отдается за аппарат по заводскому насаживанию бутылочной крышки. А потом за 15 рублей покупается бутылка водки из Кабарды. Плюс сейчас в Россию завезли из Турции полтора миллиона поддельных акцизных марок. Покупаешь по 6 рэ за штуку (а настоящая стоит 30 рублей).

И все - линия по производству «левака» налажена.
- У меня на днях друг купил в крупном сетевом маркете две бутылки водки по 500 рэ каждая, - Иван Сергеевич приводит наглядный пример, как мы попадаемся на «паленое» пойло. - Все чин по чину. Новая марочка, заводская упаковка. Дома открывает, наливает по рюмкам, хлоп - а там, слава Богу, не ацетон какой-нибудь, а просто вода. Да и вообще в новом законе дыр для «теневиков» немало.

Например, на новой акцизной марке штрих-код наносится не типографской краской, а обычным матричным принтером.

- Потным пальцем аккуратненько проводим по штрих-коду, - продолжает раскрывать секреты «бизнеса» Орлов. - И все - никто и ничего не сможет доказать: откуда бутылка, кто ее произвел, что там внутри налили...

«Хотел завод построить - теперь не разориться бы...»

Мы протискиваемся по узким проходам между коробками с алкоголем.

Склад в семь тысяч квадратных метров забит доверху выпивкой.

- Вот это все мои убытки в 4,5 миллиона долларов. - Иван Сергеевич приводит меня, захмелевшего от жгучего складского винного запаха, в чувство. - А вот здесь миллион бутылок запрещенного молдавского вина.

Орлов обводит рукой тысячи коробок с надписью: «Возврат поставщику».

- А ведь в этом году я собирался винодельческий завод на Рязанщине строить, рабочие места людям дать. Даже площадку нашел. Теперь не то чтобы заводы строить, не разориться бы... - со вздохом говорит бизнесмен.

- А может, в суд на правительство подать, - спросил я, - пусть ущерб от своих дурацких законов вам возмещают. Нельзя ж вот так сидеть сложа руки, надо биться за свое дело! - подбивал я бизнесмена встать на тропу войны с государством.

- Я свое в «горячих точках» отвоевал. - Бизнесмен Орлов оказался боевым полковником в отставке. - Мне работать надо. Да и как тут повоюешь? Проверками задавят и разорят.

Учи английский, бухгалтер!

А на посошок мы решили взглянуть, как работает это чудо изобретательности российской инженерии - интернет-программа ЕГАИС.

- Прежде чем нам отгрузят товар или мы его отгрузим перекупщикам, - рассказывает бухгалтер Ирина, - все данные об алкоголе надо внести в ЕГАИС. Программа должна сразу же это зафиксировать.

Так задумывали работу ЕГАИС отцы-реформаторы в МЭРТе. А вот как получается на самом деле:

- Все наши запросы ЕГАИС обрабатывает не моментально, а в течение нескольких дней, - продолжает Ирина. - Это значит, что товар у нас подвисает, идут траты на его хранение, бизнес не движется.

Вот так урывками сейчас и работают поставщики и производители алкоголя. А все издержки, ну конечно же, за наш с вами, дорогие россияне, счет.

- И вот посмотрите, в программе половина слов на английском языке. - Показывает на монитор бухгалтер. - А когда какая ошибка, то окошко выскакивает - «Game over». С английского это переводится как «игра закончена». Ну не издевательство ли?!

В школе Ирина учила немецкий. Теперь вот приходится осваивать еще один заморский язык, который используется в программе, разработанной, заметьте, в недрах российской (!) спецслужбы (!).

Надо делиться?

Так кому же вся эта заваруха оказалась выгодной? С «теневиками» все понятно - эти с нашими порядками никогда свой кусок пирога не упустят. Изначально закон ведь задумывался как благое дело. Навести наконец-то порядок на алкогольном рынке, приструнить тот же «левак», чтобы ни одной налоговой копейки с выпивки мимо казны не прошло. Но ведь даже слепой смог бы увидеть, что вся процедура запуска госконтроля за спиртом напоминала детскую самодеятельность.

- Все делалось в спешке, уж больно торопливо закон лоббировали силовики, - говорят в алкогольных кругах. - Газовую и нефтяную отрасль почти что сделали государственной. Где еще остались огромные деньжищи? Правильно, на алкогольном рынке. Надо делиться. Вот сами подсчитайте. Ежемесячно за пользование программой «Атлас», подконтрольный ФСБ, будет получать по 30 тысяч рублей - это официальные цифры. На рынке - 3500 участников, которым нужна программа. Умножаем, получается 105 миллионов рублей в месяц. Или 1 миллиард 260 миллионов рублей в год. Да за такие деньги не жалко и страну на месяцок в алкогольный дефицит посадить. И самое главное - ведь все это делается без опаски, что за провальную реформу хоть кто-то будет наказан. Пронесло с монетизацией, пронесет и здесь. А в следующем году обещают взять под контроль и продажу табака. Даю сто процентов, что все будет точно так же, как с алкоголем.

АВТОРА!

Советник гендиректора Научно-технического центра «Атлас» (там разрабатывалась ЕГАИС) при ФСБ России Анатолий БЕСКОРОВАЙНЫЙ: Месяц-два - и мы все исправим

- Анатолий Васильевич, а почему за два дня до вступления в силу закона по требованию налоговиков пришлось спешно обновлять версию ЕГАИС? Вы никак не координировали свою работу с ФНС?

- Программа была у нас готова еще в начале этого года, на ее разработку ушло 6 месяцев. И претензий по технической части никаких не было. Просто в остальные полгода принимались разные подзаконные акты, которые у нас не были учтены. Вот и пришлось обновлять.

- Говорят, что в вашем представительстве было только 7 программистов, способных переустановить программу, когда это срочно потребовалось...

- Неправда. У нас таких 15 человек.

- Но этого же тоже мало! Желающих-то получить ЕГАИС - только в Москве тысячи фирм?!

- Надо было им раньше заботиться об этом, а не в самый последний момент.

- Программа до сих пор работает с накладками, недели уходят на то, чтобы зарегистрировать там данные...

- Тоже неправда, максимум на обработку запроса - сутки-двое.

- А ЕГАИС - это чисто российская разработка?

- Конечно. Все делали только наши программисты. У нас был опыт создания подобных баз данных для региональных органов власти.

- А почему часть опций программы на английском?

- Ну за основу, конечно же, брались иностранные аналоги. Это все равно что спросить, почему Windows в России тоже поначалу был на английском языке. В некоторых регионах мы уже устанавливаем русскую версию ЕГАИС. За месяц-два все ошибки исправим.

- А вот это сообщение «игра закончена» тоже исправите?

- Конечно.

- Говорят, что правительство вам заплатило огромные деньги за разработку ЕГАИС...

- Мы не получили ни копейки бюджетных денег. Хотя сейчас в правительстве решают, сколько можно нам заплатить за разработку. Все, что мы пока получаем, - это только месячная плата от 18 000 до 30 000 рублей за обслуживание программы.

СПРАВКА «КП»

Как принимали «полусухой» закон

1. Госдума приняла закон в третьем чтении 28 декабря 2005 года. А закон вступает в силу с 1 января 2006 года. Сотни подзаконных актов для запуска реформы еще не разработаны в министерствах и не приняты правительством.

2. 1 января 2006 года. Новогодняя гульба, страна следит, затаив дыхание, чем закончится «газовая война» с Украиной. Производители и поставщики алкоголя затаили дыхание по другому поводу. С нового года на бутылки положено клеить новые акцизные марки. А их нет. Потому что Минфин не успел принять соответствующие документы. В результате на месяц встали все заводы. Марки успели напечатать и начать выдавать только в феврале. Убытки бизнеса - до одного миллиарда долларов.

3. «Черная» суббота - 1 июля 2006 года. Всю алкогольную продукцию надо регистрировать в ЕГАИС. Программа не работает. Убытки бизнеса - до 100 миллионов долларов."