Экономика : День бывшего нефтяника. Богданчиков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Президент России Дмитрий Медведев отметил профессиональный праздник работника нефтяной и газовой промышленности давно ожидаемой, но от этого не менее интригующей сменой президента «Роснефти». Встретившись в субботу с первым вице-президентом компании Эдуардом Худайнатовым, г-н Медведев тут же дал поручение правительству внести его кандидатуру на должность главы крупнейшей нефтяной корпорации страны. Распоряжение, несмотря на выходные, было исполнено стремительно. В воскресенье утром пресс-служба «Роснефти» распространила сообщение о том, что совет директоров компании назначил г-на Худайнатова на пост президента.

Впрочем, отставку г-на Богданчикова можно привязать и к другому празднику -- завтра исполняется 50 лет председателю совета директоров «Роснефти», вице-премьеру Игорю Сечину. Он, как считается, давно искал возможность сменить подшефного менеджера. Сам г-н Сечин в связи с отставкой заметил, что «Роснефть» сегодня «занимает лидирующие позиции в российской нефтяной отрасли». «Уверен в том, что жизненный опыт, глубокое знание отрасли и компании позволят Эдуарду Юрьевичу вывести «Роснефть» на новый этап своего развития», -- сказал куратор топливно-энергетического комплекса. И на вчерашний день это был единственный официальный комментарий высокопоставленного чиновника на тему случившейся кадровой рокировки в крупнейшей госкомпании. Бросается в глаза и тот факт, что премьер-министр Владимир Путин вообще не принял никакого публичного участия в этом кадровом решении. Хотя именно он как глава правительства должен был подписать директиву для совета директоров «Роснефти».

Будущее место работы Сергея Богданчикова еще не определено. На прошлой неделе, сопровождая Владимира Путина в поездке в Красноярский край, он упорно отрицал информацию о скорой отставке. «Это все абсолютно неоправданные слухи. Я акционер «Роснефти» (ему принадлежит 126672 акций или 0,0012% от уставного капитала -- Ред.), президент «Роснефти», вхожу в совет директоров, я так к ней привязан», -- говорил он журналистам. В Москву Богданчиков вернется уже в новом качестве бывшего президента «Роснефти». Считается, что к нему хорошо относится премьер-министр и потому он может продолжить профессиональную деятельность в правительстве, Совете Федерации или других, более неожиданных структурах. Не исключено, что именно в силу хорошего отношения со стороны премьера г-ну Богданчикова не будут отягощать новой работой.

Выбор Дмитрия Медведева выглядит весьма нейтрально -- новый глава соответствует принципу равноудаленного профессионального нефтяника. Сегодня Эдуард Худайнатов вступит в должность, но уже 3 сентября он в ранге и.о. главы компании провел в центральном офисе «Роснефти» торжественное собрание в честь профессионального праздника, выступил с речью и вручил грамоты отличившимся работникам. Сергея Богданчикова, который на тот момент формально еще оставался президентом «Роснефти» и по официальной версии находился в рабочей командировке, г-н Худайнатов в речи даже не упомянул. При этом он не преминул передать «самые сердечные поздравления» и пожелать «осуществления самых смелых планов» от лица Игоря Сечина.

Между огней

По сути, никакой сенсации не произошло. Отставку Сергея Богданчикова ждали давно. За последние несколько лет полностью вокруг него было фактически «зачищено» кадровое пространство -- были убраны не только все люди, которых он привел в «Роснефть», но даже относительно нейтральные фигуры. К слову, Эдуард Худайнатов стал вице-президентом компании по капитальному строительству в 2008 году как раз на волне одной из таких чисток, заменив Станислава Землюка -- старинного и верного соратника г-на Богданчикова еще со времен работы на Сахалине. В прошлом году в устав нефтяной госкомпании демонстративно внесли поправки о том, что право прекращения полномочий президента переходит от собрания акционеров к совету директоров. Этим летом, через несколько дней после годового собрания акционеров у Сергея Богданчикова вообще закончился контракт. Новый трудовой договор ему так и не предложили, но и очистить кабинет до сих пор не просили. На настойчивые расспросы журналистов Игорь Сечин, который, по-видимому, считает нынешнюю «Роснефть» своим детищем и принимает самое прямое и деятельное участие в управлении компанией, отвечал, что не видит кандидатов на место президента.

В «подвешенном состоянии» глава крупнейшей нефтяной компании России с годовой добычей около 120 млн т и выручкой под 50 млрд долларов работал больше двух месяцев. Складывалось даже впечатление, что такое положение вещей многих устраивает. И особенно -- г-на Сечина, который сделал все, чтобы изолировать г-на Богданчикова, но совсем не для того, чтобы получить вместо него нового деятельного менеджера из другой команды. А желающие ослабить влияние вице-премьера на «Роснефть» были и есть. В роли раздражителя, судя по всему, выступал другой близкий соратник Владимира Путина, основатель крупнейшего трейдера российской нефти в мире Gunvor и совладелец НОВАТЭКа Геннадий Тимченко.

Косвенных свидетельств подобного конфликта было достаточно. То вдруг ФАС отказывается выдавать НОВАТЭКу разрешение на покупку у структур г-на Тимченко небольшого месторождения, то Росприроднадзор представляет в Роснедра ходатайство на отзыв лицензий, которые принадлежат компаниям, аффилированным с Тимченко. Проект строительства нефтеналивного терминала в Усть-Луге, в котором участвуют структуры Геннадия Тимченко, продвигается не очень стремительно. А принадлежащий ему уже больше года «Стройтрансгаз» так и не получил существенных подрядов от государственных нефтяников - даже несмотря на то, что в течение двух лет в совет директоров компании были делегированы топ-менеджеры потенциальных потребителей, в том числе г-н Худайнатов от «Роснефти». Впрочем, это единственная «ниточка», хоть как-то связывающая нового руководителя нефтяной госкомпании с г-ном Тимченко, говорить о кадровой удаче бизнесмена вряд ли возможно. С Игорем Сечиным г-н Худайнатов проработал два года гораздо плотнее: сначала в должности вице-президента «Роснефти», а затем и первого вице-президента по производству. До этого он пять лет руководил «дочкой» «Газпрома», которая готовила к запуску крупнейшее за последнее время Южно-Русское месторождение с добычей 25 млрд кубометров в год, и успешно справился с этой задачей.

Последний ставленник Примакова

Как это ни покажется сегодня парадоксальным, но Сергей Богданчиков - ставленник Евгения Примакова. В 1998 году «компромиссный» премьер повел без всяких компромиссов борьбу с наследием, с одной стороны, младореформаторов, а с другой - Бориса Березовского. «Роснефть» тогда выглядела почти захиревшей и даже не имела полноценного руководителя. Обязанности главы компании исполнял замминистра топлива и энергетики Сергей Чижов, он же был и председателем совета директоров. Из «Роснефти» только что «увели» основное добывающее предприятие «Пурнефтегаз». И именно г-н Примаков, выступавший как сторонник усиления роли государства во всех секторах, и уж точно в добыче энергоресурсов, предпринял активные действия по восстановлению активов. Он, в частности, убедил президента Ельцина дать правительству специальным указом поручение принять меры, обеспечивающие возврат в собственность «Роснефти» пакета акций «Пурнефтегаза», а также обеспечить «наказание должностных лиц, виновных в нанесении имущественного ущерба государству».

На фоне этого хозяйственного спора новость о назначении главой компании 41-летнего Сергея Богданчикова тогда не выглядела основной. Г-н Примаков принял формально самое логичное решение, сделав выбор в пользу неангажированного профессионала, возглавлявшего вторую после «Пурнефтегаза» добывающую структуру - «Сахалинморнефтегаз». Новый президент начал довольно энергично работать над ростом добычи нефти и сохранил должность после прихода к власти Владимира Путина.

Как вспоминают чиновники-старожилы, в ту пору основной заботой г-на Богданчикова был GR - наведение связей с госорганами. Не имея твердой опоры в федеральных органах власти, он часами просиживал в различных приемных, чтобы попасть на прием с отчетами и идеями. Этот метод увенчался успехом - к нефтянику проникся расположением не только Владимир Путин, но и всевластный тогда куратор «нефтянки» Виктор Христенко. К концу первого президентского срока г-на Путина Сергей Богданчиков добился неплохих результатов: добыча с 2000 по 2004 год выросла в полтора раза, превысив 20 млн т. Компания окрепла настолько, что в 2003 году купила «Северную нефть», перебив предложение частных нефтяников, и вступила в конфликт с ЮКОСом за контроль над «Енисейнефтегазом», которому принадлежала лицензия на перспективнейшее Ванкорское месторождение (г-н Богданчиков даже лично писал жалобу в прокуратуру на действия конкурента). Кроме того, в 2004 году гг. Богданчиков и Христенко породнились, сыграв свадьбу сына нефтяника Евгения и дочери министра Юлии (правда, впоследствии этот семейный союз распался).

Считается, что битва за активы стала одной из важнейших отправных точек для полномасштабного «дела ЮКОСа» и перехода «Роснефти» под крыло Игоря Сечина. Его влияние росло на протяжении всего 2003 года, и после ареста Михаила Ходорковского, кадровых перемен в Кремле и правительстве он превратился из совершенно непубличного заместителя главы президентской администрации в такого же непубличного ее теневого руководителя. А в июле 2004 года он занял кресло председателя совет директоров «Роснефти». Владимир Путин тогда допустил, что вокруг него образовались две связанные с ресурсными монополиями «партии» - одной руководил г-н Сечин, а другой, в тот момент намного более могущественной по всем формальным признакам - глава администрации и председаталь совета директоров «Газпрома» Дмитрий Медведев.

"Техническая ошибка"

Но в разгар подготовки к аукциону по продаже с молотка (за долги по налогам) главного производственного актива ЮКОСа - «Юганскнефтегаза» -- руководством страны было принято решение о присоединении «Роснефти» к «Газпрому». Мысль о том, что добывающая 20 млн т госкомпания может претендовать на покупку основного предприятия ЮКОСа (с добычей, превышающей 50 млн т) была слишком революционна. «Газпром» выглядел более солидным покупателем. Был и побочный эффект, который состоял в том, чтобы уравновесить имиджевый ущерб деловому климату в стране от «дела ЮКОСа» «царским подарком» иностранным инвесторам. Для этого государство собиралось обменять «Роснефть» на 10,7% акций «Газпрома», получив прямой контрольный пакет в газовом концерне, а затем либерализовать рынок газпромовских акций (иностранцы не имели права покупать ценные бумаги компании на российских биржах).

Однако потеря контроля над «Роснефтью» явно не входила в планы Игоря Сечина и Сергей Богданчиков написал Владимиру Путину письмо с предложением сохранить организационную самостоятельность нефтяной компании в составе «Газпрома». Началась тяжелая подковерная борьба, которая шла с переменным успехом. Сначала выигрывал «Газпром» с Дмитрием Медведевым и председателем правления Алексеем Миллером. Осень 2004 года, несмотря на письмо Сергея Богданчикова, закончилась тем, что было создано ООО «Газпромнефть», а г-н Богданчиков был назначен его генеральным директором. Совет директоров газового концерна принял решение участвовать в аукционе РФФИ по продаже «Юганскнефтегаза». Параллельно шел процесс оценки «Роснефти» для обмена на пакет акций «Газпрома». Но в итоге «Газпромнефть» была выведена из игры исками в США, которые создавали юридические риска для всего бизнеса «Газпрома». Эта фирма снялась с аукциона и вскоре была ликвидирована. А бывший оплот ЮКОСа купила «Байкалфинансгрупп» за 7,4 млрд долларов, которая менее чем через сутки после триумфа перешла под контроль «Роснефти». И хотя слияние с «Газпромом» никто не отменял, ситуация значительно осложнилась - активы нефтяной компании значительно выросли, как и долги.

Руководство газового монополиста демонстрировало уверенность в себе. В конце января Алексей Миллер говорил, что для сделки все готово и она может быть завершена в ближайшее время. Но гг. Сечин и Богданчиков сдаваться не собирались. Когда в марте Алексей Миллер и Сергей Богданчиков, которого специально вызвали в Москву из отпуска, на «Первом канале» и НТВ озвучили «окончательную схему слияния», уже через несколько часов пресс-служба «Роснефти» выступила с опровержением. В заявлении нефтяной компании говорилось, что «Газпром» получит лишь часть нефтяных активов, а не всю компанию. «Схема предусматривает «сохранение «Роснефти» как самостоятельного юридического лица при сохранении за нею полного контроля за деятельностью активов, которые будут переданы в организационную структуру «Газпрома», -- говорилось в тексте. Это был скандал. Затем источник в Кремле заявил, что выход пресс-релиза - «техническая ошибка» пресс-службы «Роснефти» и несогласованный с находившимся в отпуске Сергеем Богданчиковым шаг. Позднее выяснилось, что это полуправда. Г-н Богданчиков действительно был не в курсе, а заявление появилось по инициативе председателя совета директоров компании Сечина. И надо сказать, что цели он достиг - через пару месяцев руководство страны отменило слияние, решив купить акции «Газпрома» за живые деньги, а подросшую «Роснефть» (которая впоследствии получила и большую часть оставшихся активов ЮКОСа) вывести на биржу.

В итоге в нефтяном секторе России появился новый «чемпион» -- после установления полного контроля над бывшими нефтедобывающими подразделениями ЮКОСа «Роснефть» опередила ЛУКОЙЛ и стала первой в России компанией по объему добычи нефти.

«Дело ЮКОСа» пыталось «догнать» Сергея Богданчикова. В конце 2005 года Виктор Христенко привез его в составе большой делегации в Вашингтон, где российские чиновники и предприниматели встретились с тогдашним президентом Джорджем Бушем. Сергей Богданчиков выступал на этой встречи, но несмотря на огромный резонанс «дела ЮКОСа» в американской политической элите, никаких острых вопросов ему не задавали. Глава «Роснефти» рассказал Джорджу Бушу, что его компания растет высокими темпами и не только вышла на первые позиции по добыче в России и опережает по этому показателю некоторых американских грандов -- в частности, ConocoPhillips.

Визит омрачился тем, что на приеме после встречи с г-ном Бушем на Виктора Христенко «напали» адвокаты бывших владельцев ЮКОСа и вручили ему повестку в американский суд. Сергей Богданчиков был в списке тех российских чиновников и государственных бизнесменов, кому адресовался иск. Однако избежал этого: по стечению обстоятельств, сразу после встречи с г-ном Бушем он, в отличие от г-на Христенко, улетел в Москву.

Точно также глава «Роснефти» избежал и появления и на идущем сейчас в Хамовническом суде втором процессе по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Суд удовлетворил ходатайство адвокатов бывших владельцев ЮКОСа и вызвал главу «Роснефти» для дачи показаний. Он должен был появиться на процессе 22 июля, но проигнорировал повестку.

История с «технической ошибкой» стала для г-на Богданчикова переломным моментом в карьере. Она показала, что он прочно отодвинут от принятия стратегических решений Игорем Сечиным, который все активнее вмешивался в оперативное управление, и их пути расходятся. Как свидетельствуют информированные источники, причин тому было немало: г-н Сечин не мог доверять подведомственному менеджеру, полагая сначала, что его связи с г-ном Христенко слишком тесны, а затем -- видя, что у г-на Богданчикова есть свои вполне рабочие отношения с Владимиром Путиным. Последним обстоятельством -- а также и известным дефицитом кадров в стране -- видимо, объясняется то, что процесс отставки занял несколько лет. "