Экономика : Директор лжи. Федоров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



""Эх, прокачу!"

В мае 1997 года президент России подписал указ №529, определявший порядок оборота ценных бумаг "Газпрома", в результате чего рынок акций газового монополиста был разделен на внутренний и внешний. Полноценные акции могли свободно покупать только российские резиденты - причем только те из них, в уставном капитале которых доля нерезидентов составляла менее 50%. Остальные должны были для покупки акций получить специальное разрешение Федеральной комиссии по ценным бумагам и правительства России. Для участников зарубежных фондовых рынков были выпущены так называемые американские депозитарные расписки (АДР) на акции "Газпрома", с которыми можно было совершенно свободно играть на бирже. Догадаться, что АДР за границей будут стоить дороже, чем акции "Газпрома" на внутреннем фондовом рынке, было несложно. Извлечь из этого положения выгоду, при полной законодательной изоляции двух рынков друг от друга, хотелось многим. Но всерьез попробовать решился только один человек - Борис Федоров (об этом FLB уже писало в статье "Борис Федоров терпит поражение в войне против Газпрома").
Остап Ибрагимович Бендер безусловно чтил уголовный кодекс и все иные законы страны, в которой проживал, несмотря на то, что всей душой стремился к белым штанам и ослепительным мулаткам в Рио-де-Жанейро. Борис Григорьевич Федоров тоже любил заграницу, но законы соблюдал исключительно по необходимости, то есть очень условно. В 1993 году, например, отправил в США за своей подписью вице-премьера бриллиантов и царского золота на сумму более 180 миллионов долларов США, которые безвозвратно канули в американском аналоге "Рогов и копыт" - конторе "Голден АДА". Теперь за это преступление осудили совсем других людей. Несколько позже Борис Григорьевич намеренно обанкротил банк "Восток-Запад", совет директоров которого возглавлял, выкачав предварительно из него в собственные кипрские оффшоры несколько миллионов долларов. По этому факту также возбудили уголовное дело, но Федорова допрашивают пока тоже только как свидетеля.
Когда умный и деятельный человек чтит закон, но очень хочет миллион, - рано или поздно он этот миллион получит на заветном блюдечке. Но если считает себя единственно умным в стране дураков, если все время озабочен тем, как бы так соврать и обойти законы, чтоб не наказали - рано или поздно схватят и скрутят, будь он хоть трижды великим комбинатором.
В 1997 году бывший вице-премьер, бывший директор ЕБРР и МБРР Борис Григорьевич Федоров вовсю занимался международной коммерцией, не теряя при этом связей ни с правительством, ни с Госдумой, в которых до того протер не одну пару заграничных штанов. В еще не подписанном указе президента, проходившему коридорные процедуры сверок и согласований, Федорову привиделась та самая тарелочка с голубой каемочкой. Будучи человеком, в рамках средней школы гуманитарно-образованным, Борис Григорьевич решил, видимо, творчески переосмыслить опыт Остапа Ибрагимовича и начал спешно создавать целую сеть контор "Рога и копыта", в количестве 60 штук, структурно объединенных в "тройки".
Заграничные федоровские оффшоры, составлявшие ОФГ (или UFG, для западного рынка) закачивали в эти конторы деньги таким образом, что оказывались владельцами от 40 до 45 процентов акций в каждой. Остальные акции в каждой из контор передавались двум другим участницам "тройки" методом, так сказать, перекрестного опыления. На основании генеральных доверенностей от имени всех "Рогов и копыт" действовала ОФГ, зарегистрированная в Москве. Конторы, таким образом, прикидывались законопослушными резидентами и начинали покупать не рога с копытами, а акции "Газпрома" по внутренним низким ценам. Всего таким образом они скупили 5,5% внутренних акций на общую сумму около миллиарда долларов. А потом UFG, зарегистрированная в британском оффшоре, предлагала 40-процентные оффшорные пакеты в "тройках" богатым и рисковым нерезидентам. Так как кроме владельцев этих 40-45 процентов в уставных капиталах "троек" иных реальных собственников не было, фактически в ходе этих сделок в абсолютную собственность нерезидентов переходили скупленные "тройками" акции "Газпрома" - что запрещено указом президента.
Рекламировала эти услуги UFG своеобразно: в своем рекламном проспекте сообщала, например, что "консервативный подход нашей компании к работе на рынках ценных бумаг поддерживают многие наши партнеры". И буквально через строчку: "Созданные UFG структуры позволяют зарубежным инвесторам вкладывать средства в ценные бумаги компаний, владеть которыми нерезидентам запрещает российское законодательство, - таких, как "Газпром" или Сбербанк РФ". То, что консерватизм подразумевает строгое соблюдение духа и буквы закона, которое никак не уживается с незаконными предложениями из второго пассажа, мало волновало UFG. Главное, чтоб красиво звучало. Вранье это, следует заметить, не тревожило и потенциальных клиентов UFG - как разнообразные хедж-фонды (организации, аккумулирующие средства для высокорискованных операций), которые прямо упоминались в рекламных буклетах, так и международных финансовых шантажистов-"стервятников" типа Кеннета Дарта, о которых UFG благоразумно умалчивало.
Помимо "Газпрома", в полном соответствии с собственной рекламой, UFG активно скупала акции Сбербанка РФ. Там Борис Григорьевич, также педалируя тему своей политической величины и поддержки Запада, сколотил из миноритариев подобие "Союза меча и орала" и уломал избрать его в директора в обмен на гарантии твердо отстаивать интересы доверившихся. Сразу же после избрания он проголосовал за дополнительную эмиссию акций Сбербанка, что размывало пакеты акций миноритариев и сильно снижало стоимость этих пакетов. Миноритарии рвали и метали, кричали, что Федоров их "кинул", но было поздно - право распространять эту эмиссию за рубежом (с 7% комиссионных) руководство Сбербанка уже обещало UFG, и это оказалось для Федорова весомее всех честных слов.
Точно ту же схему инсайда ОФГ-UFG использовала в РАО "ЕЭС". Там Федоров тоже стал директором, получил доступ к внутренней информации и начал, пользуясь ею, устраивать разнообразные и точно рассчитанные шоу: то в администрацию президента ехал, то публичными заявлениями громыхал. Таким образом после демаршей Бориса Григорьевича курс акций РАО "ЕЭС" на рынке ценных бумаг несколько раз послушно обваливался, в результате чего активно играющая там ОФГ, предупрежденная о шагах своего хозяина заранее, скорее всего, принесла ему более чем круглую сумму. И "прокатила" других участников фондового рынка, которые потеряли до 50% средств и до 60% клиентов. Теперь эти участники объединились в Ассоциацию по защите прав миноритарных акционеров и подали на Федорова и ОФГ в суд за манипулирование на рынке ценных бумаг, запрещенное законом. Однако, как признал сам координатор названной ассоциации Сергей Карпов, в худшем случае у ОФГ отзовут лицензию участника фондового рынка. Что не помешает Федорову моментально зарегистрировать компанию под другим названием и продолжать в том же духе.

"Отдай миллион!"

Однако Борис Григорьевич понимал, что все эти немалые средства - всего лишь жалкий, украденный Паниковским гусь, по сравнению с возможными прибылями от заключительной части комбинации. Важно было добраться до заветного блюдечка, в котором отражались белые штаны, ослепительные мулатки, синие воды теплых океанов и прочие прелести жизни мультимиллионеров. Заветный куш Федоров и его клиенты могли получить только после того, как купленные нелегально акции "Газпрома" удалось бы легально продать на внешнем рынке. Для этого надо было заставить российское государство и других акционеров "Газпрома" обвальным образом слить внешний и внутренний рынок акций газового монополиста. "Рога и копыта" Бориса Федорова делегировали своего создателя в совет директоров "Газпрома". Сам Федоров при этом утверждал, что выдвигают его совершенно независимые миноритарные акционеры как совершенно независимого директора с целью добиться от "Газпрома" прозрачности. То есть опять врал, и опять достаточно успешно - на собрании акционеров его поддержали другие миноритарные акционеры, успешно введенные в заблуждение.
Избравшись в директора, Борис Григорьевич немедленно начал шантажировать менеджеров "Газпрома", обвиняя их во всех смертных грехах, с единственным требованием: менеджеры должны были согласиться с обвальным слиянием рынков, несмотря на неизбежные при такой "фондовой революции", серьезные потери как для самой компании, так и для западных держателей АДР, перед которыми компания и государство несут серьезные обязательства. Но здесь, на крике "Отдай миллион!", отлаженный механизм многоступенчатой аферы впервые забуксовал: руководство "Газпрома" никак не соглашалось доставать блюдечко с фирменной голубой каемочкой. И тогда Борис Григорьевич пустил в ход тяжелую артиллерию аудита.
К принадлежащим ОФГ в целом 6,2% акций "Газпрома" он наскреб еще около 4% и от имени уже 10% акционеров потребовал от совета директоров провести независимый аудит. Требование это было мотивировано желанием разобраться в некоторых сделках "Газпрома", добросовестность которых вызывала сомнение у акционеров. Однако реальные цели Федорова уже мало у кого вызывали сомнения: только получив доступ к коммерческой информации, можно было в корыстных целях эффективно шантажировать руководство "Газпрома", угрожая разглашением этой информации. Догадки подтвердились после того, как Борис Григорьевич предложил в качестве "независимого" аудитора компанию "Делойт энд Туш". Причем обещал заплатить этому аудитору фактически из собственного кармана.
Руководство "Газпрома" доказывало Борису Григорьевичу незаконность подобных требований: согласно российскому законодательству и уставу газового концерна, правом назначать аудитора наделено только собрание акционеров, а вовсе не совет директоров. 10 процентов акционеров по закону вправе требовать провести дополнительный аудит, а совет директоров вправе его назначить - но проводить его все равно может только тот аудитор, которого уже назначили на собрании акционеров. А назначили там компанию "Прайс Уотерхаус Куперс", нравится это кому-то или нет. Борису Григорьевичу лично не нравилось, и он заявлял на всех трибунах и во всех государственных кабинетах, куда его пускали, что газпромовские начальники попросту боятся разоблачений и потому - против аудита.
Шумел он таким образом до тех пор, пока Ассоциация по защите прав миноритарных акционеров не опубликовала в российской прессе факты, доказывавшие тесную коммерческую и даже организационную связь между UFG и "Делойт энд Туш". Оказалось, они не только по одному адресу прописаны на британском острове Мэн, но у них еще и директора общие. Борис Григорьевич заикнулся было, что не имеет к ОФГ-UFG никакого отношения, но тут уже "Известия" проинформировали читателей о его собственном письме, в котором Федоров официально сообщает в "Газпром" о том, что является владельцем 60,1% акций ОФГ. Одновременно вышеназванная ассоциация раскопала данные и о реальной принадлежности Федорову "Рогов и копыт". И возник вопрос: что же это Федоров за "миноритарный" акционер такой, если ему принадлежит более чем весомый пакет в 6,2% акций "Газпрома"?
В общем, ассоциация обиженных Федоровым реальных миноритарных акционеров под предводительством Карпова настолько эффективно начала извлекать на свет все вранье Бориса Григорьевича, что последний вышел из образа и начал скандалить, как Балаганов: обозвал миноритариев "городскими сумасшедшими" и марионетками "Газпрома". Тем временем, вдохновленные примером российских коллег, зашевелились и владельцы АДР за рубежом - им ведь тоже досталось: незаконно выбросив на внешний рынок внутренние акции "Газпрома", Федоров снизил курс АДР. Крупный британский биржевик Саймон Коквелл объединил владельцев этих ценных бумаг в рамках специально созданной компании "Транквилло" и начал готовить против ОФГ иск. В отместку представители ОФГ оболгали Коквелла в одной из московских газет, за что та вынуждена была на своих же страницах потом извиняться и выражать сожаление в том, что оказалась втянутой в кампанию "черного пиара". В общем, с этого момента судьба аферы вышла из-под контроля автора на суд широкой общественности, и это оказалось не самым приятным из зрелищ.
"Я несчастен, меня газеты не любят", - буквально как Паниковский, окончательно ломая чистоту жанра, жаловался Борис Григорьевич своим зарубежным коллегам на специально организованном в Москве деловом ланче для членов Американской торговой палаты. Заявил, в частности, что против него опубликовали 25 статей, и к 15 изданиям он уже предъявил иски. Но Ассоциация по защите прав миноритарных акционеров тут же обзвонила все газеты, расследовавшие деятельность "рогов и копыт" и выяснила, что почти нигде ни о каких исках не слышали...

Запад не поможет

Чеканный профиль товарища Бендера был надежен, как твердая валюта, и это подкупало. Он не скандалил, не бегал по начальству. Люди, из которых он выбивал компромат на владельца заветного блюдечка, испытывали в ходе бесед с сыном турецко-подданного чистосердечное раскаяние, а после бесед - искреннее облегчение. Господин Федоров же не только некрасиво мял свое лицо в публичной брани, но и оставлял на своем пути к ослепительным мулаткам людей, озлобленных ложью и потерей денег. За что и поплатился: именно те, право выступать от имени которых Федоров себе присвоил, схватили его поначалу за руку, включив своеобразный "детектор лжи". А потом и залезли в карман - но, следует заметить, на вполне законных основаниях.
Реальные миноритарные акционеры, которых Борис Григорьевич презрительно обзывал "городскими сумасшедшими", подали на него в суд. Но не за публичное оскорбление - а сразу за незаконные сделки по скупке акций "Газпрома". В качестве обеспечительной меры суды начали арестовывать акции газового концерна, принадлежащие "Рогам и копытам": 26 апреля 2001 года "погорело" ООО "Регал", 3 мая - ООО "Фондовый мир" и ООО "Прогресс-ТНК", 4 мая - ООО "Оникс-Инвест" и ООО "Ариал". В преддверии годового собрания акционеров "Газпрома", которое назначено на 29 июня 2001 года, этот "асимметричный ответ" миноритарных акционеров на нанесенные им со стороны Бориса Григорьевича обиды поверг ОФГ в шоковое состояние: если судебные решения не получится отменить, путь Федорову в совет директоров "Газпрома" окажется закрытым наглухо. А вместе с ним - и путь к заветному блюдечку с каемочкой.
Функционеры ОФГ настолько растерялись, что начали признаваться в собственных грехах - как будто и в самом деле на "полиграф" подсели. Например, один из высокопоставленных функционеров заявил в интервью агентству "Интерфакс", что ОФГ владеет акциями "Газпрома" - при том, что в реестре такой акционер не значится. Тем самым подтвердил, что "Рога и копыта", на которые акции формально записаны в реестре, являются аффилированными структурами ОФГ. А ведь именно это в своем иске и доказывают миноритарные акционеры.
"Газпром", тоже явно не ожидавший такого поворота событий, со значительным опозданием смог выцедить из себя только коротенькое заявление, в котором сообщает о своем нежелании вмешиваться в конфликт между акционерами и обещает выполнить любые решения судов, и в том числе вычеркнуть Федорова сотоварищи из бюллетеней для голосования в совет директоров. Действительно, чего ж не вычеркнуть - это ж такое облегчение...
А председатель совета директоров "Газпрома" Дмитрий Медведев (по совместительству первый заместитель главы администрации президента, то есть и представитель государства тоже) на закрытом брифинге, согласно публикации допущенного туда корреспондента "Нью-Йорк Таймс", заявил и вовсе что-то странное: правительство, мол, не будет стремиться наказать участников "серых" схем, потому что само виновато в их создании. Если это предложение владельцам АДР не трогать Федорова и вновь предъявлять претензии правительству России (читай - бюджету), которое и так постоянно виновато на Западе во всех грехах, то почему это делает не правительство, а фигура из администрации президента, что все-таки не одно и то же?
Впрочем, в последней публикации солидной "Нью-Йорк Таймс", которая всегда с симпатией относилась к Борису Григорьевичу, есть более интересная и значимая информация: федоровские "Рога и копыта" впервые на Западе названы "аффилированными с UFG структурами". То есть к ним применимы те законы, которые рассматривают деятельность организованных групп. Если же рассматривать ОФГ в той форме, в которой она реально и юридически существует - а не в маске, которая потихоньку с ее лица сползает, - то станет очевидно, что акции "Газпрома" скуплены нерезидентами, что явно незаконно.
И это наиболее неприятный для Бориса Григорьевича момент, потому что он неспроста основную массу своего вранья обращал на Запад - именно там, в белых штанах, он видит свое будущее, чего особенно и не скрывает. Там он брал деньги на операцию с "Рогами и копытами", там наделал долгов, по которым надо будет рассчитываться. Увы, теперь фраза "Запад нам поможет!" в его устах будет звучать все менее убедительно. Сеанс разоблачения фактически состоялся. У зиц-председателя "Рогов и копыт" остался только один шанс - убедительно наврать в нескольких российских судах. Но хватит ли обаяния? Вряд ли. Директор Федоров явно не столь талантлив, как его вымышленный предтеча, идеал российского афериста и сын турецко-подданного, Остап Ибрагимович Бендер. "