Экономика : Закрылки Родины. Анодина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"С начала года билеты на самолеты российских авиалиний подорожали на 20—30%. Неудивительно: тонна авиакеросина в России сейчас стоит $1570, в США — $1300, а в Европе — $1270. На эту коллизию обратили внимание не только аналитики, но и премьер-министр Владимир Путин, пригрозивший руководителям Федеральной антимонопольной службы (ФАС) увольнениями, если те не справятся с борьбой против монополизма на рынке авиатоплива. А совсем недавно вице-премьер Сергей Иванов поручил Федеральной службе по тарифам (ФТС) начать «устанавливать лимиты по услугам топливозаправочных комплексов».

Пару недель назад отшумел скандал: ОАО «Русская нефтяная группа» (РНГ) подала в Арбитражный суд Московской области заявление о признании ОАО «Домодедовские авиалинии» (ДАЛ) банкротом, утверждая, что авиаперевозчик задолжал им 150 млн рублей. В тот же момент в СМИ начали обсуждать возможность закрытия многих авиакомпаний в связи с неспособностью оплачивать дорогое авиатопливо. Но все успокоилось, когда ДАЛ опубликовали официальное заявление: их долг составляет 101 млн рублей, что «не является критической или слишком значительной суммой для признания компании банкротом». В своем заявлении ДАЛ также отметили, что «нефтяные компании ведут агрессивную политику, которая ставит весь рынок авиаперевозок России под угрозу».

В РНГ комментировать ситуацию отказались. По словам пресс-секретаря «Аэрофлота» Ирины Данненберг, авиакомпании стали заложниками цен на топливо: «Ситуация жуткая. Не исключено, что пассажир будет отказываться от полетов». Ирина Данненберг не исключает того, что число авиакомпаний может сократиться. Однако аналитик агентства «Аргус Медиа» Михаил Перфилов так не считает: «Если бы сокращалось число авиакомпаний, цены бы понизились. Если бы цены были действительно очень высоки, люди перестали бы покупать, и они опять-таки бы упали. Но они не падают». И все-таки цены у нас продолжают расти, в то время как в Европе в мае они даже снизились на несколько процентов.

Как вариант решения проблемы Владимир Путин предложил лишить топливозаправочные комплексы (ТЗК) функции продажи топлива в аэропортах, в их ведении должны остаться только услуги по хранению авиакеросина, а также заправке самолетов. По словам Михаила Перфилова, в отличие от рынка других нефтепродуктов рынка авиатоплива в России нет. И нет его потому, что многие топливо-заправочные комплексы принадлежат людям, о которых не принято говорить вслух. «Тут ничего не поделать, — комментирует аналитик «Аргус Медиа». — Можно, конечно, сделать свободный рынок, но тогда все люди, которые сидят там, где они сидят, потеряют кормушку. Все попытки что-либо сделать до сих пор ничем не заканчивались. В принципе можно разрешить создание альтернативных ТЗК в аэропортах. Но построить в Москве альтернативные ТЗК — все равно что построить гостиницу, которая не контролируется городским правительством».

Так что справляться со сложившейся ситуацией авикомпаниям приходится самостоятельно. Одни вводят топливные сборы, другие ограничивают потребление топлива, третьи сокращают или вовсе отказываются от дальних маршрутов. Ряд европейских авиакомпаний уже прибегли к снижению скоростей на 10 км/ч и веса самолетов — избавились от встроенных трапов и берут на борт меньшее количество воды. Брюссельские авиалинии, например, призывают Европейский союз к проведению согласованной политики в области авиаперевозок. Поскольку существующая система часто вынуждает самолеты совершать многочисленные зигзаги, когда они находятся в воздушном пространстве другой страны.

«Это все-таки бизнес авиакомпаний, — акцентирует Михаил Перфилов. — Почему государство должно вмешиваться? Есть государства, которые любят все субсидировать из своего кармана, но там авиакомпании принадлежат шейхам, которым принадлежит и нефтедобыча, и их экономика построена по-другому. Во всех рыночных экономиках это регулируется рынком». В странах же, где авиакомпании принадлежат государству и поэтому находятся в тяжелейшем положении, главы государств пытаются продать их частникам. Именно такое положение сейчас у итальянской национальной компании Alitalia, которой правительством было выдано 300 млн евро в кредит, несмотря на то, что ее убытки составляют около 1 млн евро в день.

То, что цена на топливо зависит от цены на нефть, совершенно ясно. Но при сравнении наших и европейских цен многие недоумевают: как получается, что в стране — экспортере нефти топливо стоит дороже, чем в странах-импортерах. Однако аналитик «Аргус Медиа» считает такое сравнение нелогичным: «Не стоит забывать, что нефтью торгуют нефтяные компании (не добывающие. — Ред.), они покупают нефть за такие же деньги, которые платят где-нибудь в Испании и во Франции. Это рыночная ситуация, а мы — не Арабские Эмираты. Если бы в России была монополия на нефть и одна компания сама бы добывала, перерабатывала и продавала нефть, ни перед кем не отчитываясь, тогда можно было бы задаваться вопросом, почему у нас такие цены. А у нас есть, к примеру, московский НПЗ, там три акционера, каждый из них покупает нефть на рынке. В общем, цены у нас, как везде. Кроме того, мы же экспортируем нефть. Если бы Россия всю свою нефть потребляла самостоятельно, у нас было бы другое ценообразование. А так у любого поставщика есть выбор: ехать на экспорт или ехать на завод».

Но цены-то у нас даже выше, чем в Европе, что одним только законом рыночного регулирования объяснить трудно. Вынужден с этим согласиться и Михаил Перфилов, напоминая, что в России существует определенная система посредников при продаже нефтепродуктов, которые тоже не хотят упускать своей выгоды.

Что же касается ФАС, то в связи с требованием председателя правительства активизировать работу на топливном рынке на официальном сайте службы был опубликован отчет о проделанной работе. Так, ФАС уже возбудила несколько уголовных дел по ряду нарушений антимонопольного законодательства, выявила факты антиконкурентных действий некоторых нефтяных и топливных компаний. Но по признанию самого ведомства, «предпринятые меры не привели к стабилизации положения и существенному снижению цен».

А буквально позавчера служба приняла решение о возбуждении дел в отношении фактически всех крупнейших нефтяных компаний России: ОАО «ЛУКОЙЛ», ОАО «Газпром нефть», ОАО «ТНК-ВР Холдинг», ОАО «НК «Роснефть» и ОАО «Сургутнефтегаз» — по признакам злоупотребления доминирующим положением на рынке и, таким образом, нарушения статьи ФЗ «О защите конкуренции». Компании обвиняются в «установлении монопольно высокой цены на оптовых рынках авиакеросина и дизельного топлива в России.

«Газпром нефть» и «ТНК-ВР Холдинг» подозреваются в установлении экономически, технологически и иным образом необоснованных различных цен (тарифов) на один и тот же товар, а также в создании дискриминационных условий для покупателей на оптовом рынке авиакеросина.

«Часто получается, что одной рукой государство пытается сделать, как лучше, а другой, как всегда, — комментирует ситуацию Михаил Перфилов. — И эти руки борются на уровне Белого дома или Кремля, а в результате ничего не происходит. Никто до сих пор не сказал, что мы хотим от рынка, какой конкретно рынок мы хотим построить. Вот собираются строить биржу в Петербурге. А на чем ее строить, если спотового рынка нет? То есть мы хотим сделать организованный спотовый рынок через биржу. Это, конечно, вариант, но есть очень большой риск, потому что может так получиться, что тем же топливом на нее никто не придет торговать. Стратегии никакой нет».

А стратегии действительно нет. Как нет, по-видимому, и понимания у чиновников самой проблемы, а значит — эффективных способов ее решения. Или же наоборот — есть очень четкое понимание интересов топливных посредников, оказавшихся чиновникам дороже, нежели авиакомпании и их пассажиры.

Pics.2.jpg
"