Экономика : По накатанному. Швец

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



""Сертификацией лекарств в Росздравнадзоре ведает бывший коммерческий директор «Биотэка»; замглавы Росздравнадзора, составляющая список препаратов для программы и устанавливающая цены на них, работала вице-президентом «Биотэка», сам Шпигель курирует выполнение программы со стороны Совета Федерации"

Февраль 2002 года. Торжественное открытие цеха по производству растворов для дезинфекции в подмосковном городке Лыткарино. Предприятие не уникальное и не большое — 400 кв. м, штат— 15 сотрудников. Но перерезать ленточку приехали и главный санитарный врач России Геннадий Онищенко, и директор российского Фонда обязательного медицинского страхования Андрей Таранов, и высокие чины из МВД и ГУИН, ответственные за санитарное состояние казарм и тюрем. С чего такой ажиотаж? Все дело во владельце цеха—компании «Биотэк». Ее основатель Борис Шпигель умеет придать своему делу государственное значение, и это приносит ему неплохие деньги.

Бывший заместитель директора Всероссийского НИИ сельскохозяйственной биотехнологии Шпигель занялся , бизнесом в 1991 году. Его фирма «Биотэк» взялась поставлять лекарства в больницы, льготникам и военным; получать контракты помогали старые связи по научной линии. Со временем у Шпигеля появились и новые знакомства—в 1995 году он стал советником председателя Госдумы Геннадия Селезнева по социальным вопросам. Спикер и бизнесмен сдружились — Селезнев познакомил Шпигеля с молодым тенором Николаем Басковым. Фармацевт помог певцу сделать карьеру, а позже даже породнился с ним—Басков женился на дочери Шпигеля Светлане.

Фармацевтический бизнес тем временем набирал обороты. «Биотэк», например, покупал продукцию у завода «Биосинтез» в Пензенской области. Когда в 2002 году в правительстве задумались о реформе здравоохранения, советник Селезнева Шпигель предложил обкатать на Пензе новую схему снабжения льготников и больниц. Так и сделали, при этом фирма Шпигеля стала эксклюзивным поставщиком льготных лекарств в регионе. Без политики не обошлось и здесь— накануне губернаторских выборов 2002 года Басков дал в области несколько бесплатных концертов. Через год победивший на них Василий Бочкарев предложил социально ориентированному фармацевту Борису Шпигелю место представителя области в Совете Федерации.

С тех пор Шпигель работает сенатором, а «Биотэком» занимается его младший партнер по бизнесу, президент компании Олег Ковалев. «Я законопослушный человек: когда был избран в Совет Федерации, передал акции жене. А за расположенную в офисе «Биотэка» общественную приемную я плачу компании арендную плату»,—утверждает Шпигель в интервью Forbes.

Но бизнес «Биотэк» продолжал делать в основном с государством—компания участвовала в региональных конкурсах на поставки лекарств для льготников, в тендерах МВД, Минобороны, в федеральных программах. Деньги немалые. На борьбу с туберкулезом, например, в бюджете 2005 года заложено $55 млн. При этом поставщику не надо заботиться о сбыте, вкладываться в маркетинг. Нужно лишь отработать механизм участия в тендерах. Как «Биотэку» удается побеждать? «Мы очень тщательно готовим всю документацию, предложения по условиям и срокам поставок, — объясняет президент и владелец 23% акций компании Олег Ковалев.—Придраться с формальной точки зрения к нам сложно». На рынке, впрочем, считают, что «Биотэк» слишком влиятельная компания, чтобы кто-то отважился в открытую противостоять ей. «Мы участвуем в тендере только в том случае, если Шпигель не возражает», — говорит директор крупного производства лекарств.

Однако, несмотря на успехи, «Биотэк» продолжал сильно отставать от тех дистрибьюторов, которые специализировались на коммерческих поставках. Выручка «Биотэка» по итогам 2004 года была в шесть раз меньше, чем у лидера рынка компании «Протек»,—$200 млн против $1,2 млрд. В конце прошлого года «Биотэк» занимал среди дистрибьюторов лишь восьмое место по обороту. «Все, что делает Шпигель, направлено на удовлетворение государственных потребностей, — говорит гендиректор завода «Нижфарм» Андрей Младенцев. — На коммерческом рынке он пока не является величиной».

Все изменилось в этом году: за девять месяцев «Биотэк» стал третьим по объемам продаж поставщиком лекарств. Что случилось? Нетрудно догадаться: государство увеличило свое присутствие на рынке. С 1 января 2005 года стартовала программа дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО). На закупку лекарств для льготников было выделено $1,7 млрд, в шесть с лишним раз больше, чем в 2004 году. Поставки льготных лекарств в аптеки доверили пяти уполномоченным дистрибьюторам, закрепив за каждым часть территории России. «Биотэку», далеко не самому крупному дистрибьютору, достался Приволжский федеральный округ. Везение? Михаил Гетьман, советник руководителя Росздравнадзора, отвергает любые намеки на ангажированность: «Во-первых, мы запросили предложения из регионов, кого они хотели бы видеть поставщиком. Во-вторых, у предложенных компаний проверили наличие прямых договоров с производителями лекарств и с аптечными сетями». Отсев Росздравнадзора не прошли индийская компания «Шрея», на тот момент третий по

величине дистрибьютор на рынке, и «Аптека-Холдинг» (5-е место в рейтинге).

Для искушенного в работе с льготниками и чиновниками «Биотэка» настал звездный час. В 2005 году выручка компании, по прогнозам Олега Ковалева, достигнет $345 млн (75% роста по сравнению с прошлым годом ). «Не все компании оказались подготовленными к этой системе работы так, как «Биотэк»,—констатирует Игорь Рудинский, генеральный директор крупной дистрибьюторской фирмы «СИА Интернейшнл», которая обслуживает по программе ДЛО Южный и Уральский федеральные округа.

«Биотэк» использует свой новый статус в полной мере: помимо положенной по схеме отсрочки платежа (до 180 дней), поставщики готовы давать компании дополнительную скидку.

«Практически все соглашаются — в противном случае «Биотэк» намекает, что с данным производителем в 2006 году работа вестись не будет»,—сетует один из участников рынка. Откуда такие страхи? Сертификацией лекарств в Росздравнадзоре ведает Вадим Белоножко—в прошлом коммерческий директор «Биотэка», а заместитель главы Росздравнадзора Елена Тельнова, которая составляет список препаратов для программы ДЛО и устанавливает цены на них, работала вице-президентом «Биотэка». Сам Шпигель, кстати, курирует выполнение программы со стороны Совета Федерации.

Благодаря программе распространения льготных лекарств «Биотэк» смог наконец осуществить давнюю мечту — заполучить пензенский завод «Биосинтез» и витаминный завод «Марбиофарм» в Йошкар-Оле. По оценкам, контрольный пакет первого предприятия компания купила за $30 млн, а второе обошлось ей в $20 млн. Оба завода — в Приволжье. «Мы надеемся, что продукция наших заводов будет включена в список ДЛО», — говорит Ковалев.

На «Биосинтезе» будет запущен и новый, самый масштабный проект Шпигеля — производство генноинженерного инсулина. Более 80% инсулина в стране поставляется льготникам за счет государства (на сумму $100-150 млн в год). «Биотэк» претендует на 30% рынка, делая ставку на китайский продукт. «Удивительная вещь: он оказался лучше, чем инсулин американской Eli Lilly. Но в 3,5 раза дешевле»,— объясняет Шпигель. (В российском представительстве Eli Lilly дипломатично заявляют, что китайский инсулин на мировом рынке занимает всего 0,06%.) Для начала «Биотэк» взял на себя сертификацию инсулина от китайского производителя Tonghua Dongbao Pharmaceutical Company в России. Его какое-то время будут поставлять из Китая, затем на «Биосинтезе» собираются организовать фасовочный цех. Венцом проекта должно стать строительство завода по производству инсулина из китайской субстанции. «Грешен буду—пролоббировал, чтобы завод построили в Пензенской области», —сознается Шпигель. Проект сулит новые прибыли? «Лекарства— это не ковры и не холодильники,—убежденно доказывает Шпигель. — На них нельзя зарабатывать». "