Экономика : Разбил папину машину. Смоленский

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Британскому автопрому нанесен еще один удар. В середине октября Николай Смоленский, владелец компании – производителя дорогих спортивных автомобилей TVR, заявил о переносе сборки машин за пределы Соединенного Королевства. Одним из возможных мест обитания английского бренда теперь называется Италия. Но сын российского банкира Александра Смоленского пока не признается, что ведет переговоры с наследниками компании Bertone – самого знаменитого кузовного ателье Европы.

По словам Николая Смоленского, закрытие предприятия стало «вынужденной мерой», которая «позволит предотвратить большие потери» и даст шанс компании выжить. «Мы прекрасно понимаем, какой шок и страдание это решение причиняет нашим сотрудникам и их семьям», – с этих слов владелец TVR Николай Смоленский начал свое заявление, в котором оповещал общественность о переносе производства на континент. «Мы искренне сожалеем, что после длительного периода колебаний и неуверенности, сомнений и возрождения надежды продолжить производство в Блэкпуле мы все же не сможем. Нам необходимо обезопасить будущее компании и продвигаться вперед», – закончил свое выступление молодой собственник.

Конец его покаянной речи уже мало интересовал рабочих. Особенно тех 250 человек, которые в результате принятого решения подпадали под сокращение. Люди утвердились во мнении, что владелец предприятия их обманул – еще весной нынешнего года он заверял их: во что бы то ни стало и что бы ни произошло, рабочие места он сохранит. «Случившееся – тяжелый удар по Блэкпулу и знаковому британскому спортивному автомобилю, – комментирует решение предпринимателя руководитель британского профсоюза транспортников и разнорабочих Дэвид Маккол. – Особенно тяжело переносить удар после того, как лишь несколько месяцев назад у всех появилась надежда на выживание компании и продолжение ее деятельности в Великобритании».

Олигарх-мл.

Единственный сын банкира Смоленского стал собственником TVR в 2004 году. К тому времени 23-летний молодой человек уже успел окончить колледж в Британии, побывал председателем совета директоров созданной отцом группы «Первое О.В.К.» (позднее проданной холдингу «Интеррос») и был признан западной прессой самым молодым российским миллиардером. Англичане, обычно трепетно относящиеся к продаже национальных символов, тогда уже смирились с приобретением Романом Абрамовичем футбольного клуба Chelsea и дали Смоленскому-младшему трогательное прозвище Baby Oligarch. С именем нового владельца из России они связывали большие надежды на возрождение не только компании из Блэкпула, но и на то, что весь британский автопром поднимет голову.

Бывший владелец компании Питер Уиллер остался в совете директоров в качестве старшего советника. А новый босс заявил о грандиозных планах: «TVR будет продолжать торговлю, проведет обширные инвестиции в новые технологии и производство и тем самым усилит позиции торговой марки на мировом рынке». Смоленский пообещал в считанные месяцы довести производство до 5000 машин в год (на тот момент собиралось около тысячи) и возродить былое величие TVR, превратив компанию в новый Aston Martin.

Но пока двухлетний период нахождения предприятия в руках Смоленского характеризуется теми же симптомами, что и почти вся 60-летняя история TVR: впечатляющие технические успехи на фоне финансовых разочарований. С начала 60-х годов прошлого века, когда TVR впервые приняла участие в спортивных гонках Le Mans и ее модель Griffith смогла соперничать с Jaguar и Ferrari, по финансовым показателям компания неизменно отставала от основных конкурентов. Главной причиной низкого спроса на первые модели TVR дилеры называли неоправданно высокую цену – от 30 000 до 50 000 фунтов стерлингов. Все это привело к тому, что в 1965 году основатель компании Тревор Уилкинсон (из букв его имени и сложилось название предприятия) был вынужден продать TVR семье Лиллей – отцу и сыну – Артуру и Мартину. Влиятельный предприниматель Артур Лиллей, сделавший состояние на спекуляциях с нефтью, став основным держателем акций TVR, не скрывал, что приобрел фирму для сына. До 1982 года Мартин был не только основным дилером компании, но и участвовал в гонках в команде TVR.

Смена собственника поначалу привела к росту производства и сбыта: новые модели Vixen и Tuscan V8 с «фордовским» двигателем не только обладали впечатляющими техническими характеристиками, но и неплохо продавались. В 1970-е годы компанию поддерживала на плаву серия моделей «М» (по имени Мартина), выпускавшихся в модификациях купе, хэтчбек, кабриолет, а также с аэродинамическим кузовом. Причем последняя, по признанию автоэкспертов, превосходила в ускорении даже Porsche 911 Turbo. Чисто спортивные модели тем временем выигрывали все гонки, в результате чего «1600М» в 1980 году стала чемпионом серии BRDC Prodsports.

В том же году конструктор Оливер Уиттерботтом разработал модель Tasmin, названную в честь подруги Мартина. С ней отец и сын Лиллей связывали особые надежды: к этому снова располагали уникальные качества – объем почти в 2800 куб. см и мощность в 160 л.с. Tasmin успешно участвовала в гонках, но спрос на нее оказался ниже ожидаемого. Над TVR снова сгустились тучи. Неудача Tasmin, видимо, настолько разочаровала хозяев, что в 1982 году они приняли решение продать TVR.

Так владельцем компании стал инженер-химик Питер Уиллер. Несколько лет ему понадобилось на разработку принципиально новой серии «S» с 2,9-литровым инжекторным двигателем Ford V6. Низкая цена для автомобилей такого класса – порядка 13 000 фунтов стерлингов, позволила Уиллеру за год почти вдвое увеличить объемы продаж. Но подлинный триумф TVR ознаменовался возрождением модели Griffith с двигателем Rover TVR Griffith 500, развивавшим скорость 269 км/час. Новое детище заслужило признание на всех европейских автомобильных выставках и позволило модели войти в клуб классических спортивных автомобилей.

Следующим этапом достижений стал «малыш» TVR Tuscan: он весил всего 800 кг, имея при этом мощность 450 л.с. Отдельные модификации позволяли разогнать машину до 300 км/час. Последний успех TVR – британский автосалон 2002 года, где компания представила спорткар T350C, построенный на базе модели Tamora. Машина продолжала традиции конструирования небольших автомобилей (вес чуть более 1000 кг) и развивала скорость 290 км/час. Новшеством стали оформление кузова и измененные линии, но присущий только TVR стиль, как свидетельствовали знатоки, остался неизменным.

Тормоз – в пол

В 2002 году в британской промышленности грянул кризис, к которому она уверенно шла несколько лет. Вытащить ее из ямы был призван документ под названием «Правительственная промышленная стратегия». Основными способами выведения отраслей из кризиса в правительственном документе назывались «освоение передового мирового опыта» и привлечение инвестиций, в том числе иностранных. Доподлинно неизвестно, руководствовался ли Уиллер, принимая решение о продаже TVR рекомендациями правительства, но предчувствие катастрофы заставило его лихорадочно искать покупателей по всей Европе. Британские издания утверждают, что Смоленский предложил за TVR цену, от которой англичанин не смог отказаться – по разным оценкам, от 12 млн до 15 млн фунтов стерлингов.

Российский хозяин сразу очертил круг основных задач: обновление модельного ряда, сокращение затрат на разработку автомобилей (для чего он предполагал использовать двигатели иностранных производителей), а также покорение американского рынка. Кроме того, площадку для сбыта планировалось расширить, организовав дилерские пункты в Малайзии, Сингапуре и Объединенных Арабских Эмиратах. Ставка делалась на кабриолет Tuscan и модели купе с посадочной формулой 2+2 (большинство из них пока так и остаются рисунками на чертежной доске).

Однако грандиозные планы натолкнулись на непреодолимые препятствия. «Временные» трудности со сбытом автомобилей наскоком решить не удалось. В результате спустя год в компании поползли слухи о неминуемых увольнениях в связи с сокращением производства: вопреки обещаниям Смоленского предприятие собирало всего два автомобиля в неделю. При Уиллере этот показатель составлял десять машин. Руководство начало трудные переговоры с профсоюзами об условиях сокращения штата. При этом TVR продолжала доказывать фатальную для себя теорию – чем лучше технические характеристики автомобилей, тем ниже финансовые показатели. Дилеры наперебой расхваливали новый кабриолет Tuscan и другие модели. При этом убытки компании в 2005 году составили порядка 12 млн фунтов стерлингов.

Весной нынешнего года появилась первая информация о переносе мощностей в континентальную Европу. Среди возможных мест новой дислокации назывались Франция и… Россия. Точнее, окрестности Санкт-Петербурга, где местные чиновники якобы готовы оказать английскому производителю элитных авто всяческую поддержку. Но российский вектор движения TVR казался уж очень экзотическим. Более вероятным пунктом эксперты считают окрестности итальянского Турина.

Скандал в благородном семействе

О том, что TVR перенесет сборку автомобилей на базу знаменитого кузовного ателье Bertone, всерьез заговорили сразу после октябрьского заявления Смоленского о закрытии завода в Блэкпуле. Тогда же стало известно, что при заключении сделки два года назад Уиллер оставил за собой площади завода. Срок аренды истек, что явилось лучшим поводом объявить о переносе производства. Зревший конфликт между нынешним и бывшим владельцами лишь подлил масла в огонь: поначалу восхищавшийся всеми планами молодого россиянина Уиллер в последнее время открыто не одобрял политику последователя. Слабым утешением британцам осталось только то, что TVR решила сохранить на родине производство силовых агрегатов, сцеплений и коробок передач.

Пока Смоленский предпочитает не обнародовать названия компаний и имена бизнесменов, с кем он ведет переговоры о переносе мощностей TVR. Он лишь оговорился, что это европейские предприниматели. Утечка информации дала повод говорить о кузовном ателье Bertone.

Эта старейшая на континенте и единственная в Италии фирма, профиль которой – исключительно автомобильный дизайн. Ее главные конкуренты – Pininfarina и Italdesign – сейчас значительно расширили спектр своей деятельности. Славная история Bertone, начавшаяся на заре прошлого века с мастерской по сборке конных экипажей, содержит самые колоритные страницы. Тут и проектирование эксклюзивных моделей кузова для Alfa-Romeo, и доработка дизайна серийных автомобилей Volkswagen Polo, Daewoo Espero, Citroen XM и Skoda Fabia, а также кабриолетов Fiat и Opel.

В феврале 1997 года ателье Bertone лишилось своего отца-основателя Джузеппе Бертоне по прозвищу Нуччо. Этот гений автомобильного дизайна, которого итальянцы называют не иначе, как «Маэстро», лично проектировал и дорабатывал значительную часть моделей. Легендарную преуспевающую фирму, состоящую из четырех дизайн-подразделений и сборочного завода Carrozzeria Bertone с годовым выпуском 70 000 машин, он оставил двум дочерям – Мари-Жан и Барбаре.

Наследницы Нуччо Бертоне поделили бизнес и в течение почти десяти лет успешно управлялись с ним под чутким руководством матери Лилли Бертоне. Все шло хорошо, пока в апреле этого года итальянская пресса не сообщила о разладе между сестрами. Агентства передали, что 37-летняя Барбара Бертоне вместе с супругом Микеле Бландино покидает семейное предприятие. Причиной демарша пара назвала «несогласие с будущим развитием бизнеса».

Тогда никому и в голову не пришло связать этот инцидент с кризисом производства британской TVR. Но сейчас ссора в семействе Бертоне выглядит не иначе, как косвенное доказательство того, что один из представителей семейства Бертоне весной нынешнего года начал переговоры со Смоленским-младшим. И эти планы настолько не понравились прочим членам семейства, что привели к разрыву. Примечательно, что сообщение о выходе Барбары из отцовского бизнеса практически день в день совпало с самой первой информацией о возможном переносе завода TVR из Блэкпула в континентальную Европу.

Поиграл и бросил?

Сможет ли TVR выжить как самостоятельная компания после переезда в Италию, сегодня не берется предсказать никто. Главным преимуществом инжинирингового ателье Bertone над существующими мощностями TVR в Англии является его промышленная ориентированность и высокая степень автоматизации. Итальянцы имеют богатый опыт производства автомобилей малыми партиями. В период 1999 – 2005 годов Bertone разработало и собрало для компании Opel купе и кабриолеты Astra. Но в прошлому году Opel запустила новое поколение Astra и отказалась от услуг итальянцев. У Bertone высвободились большие производственные мощности.

В надежде привлечь концерн Fiat на автосалоне в Женеве Bertone показало концепт-кар Apriti Punto, построенный на базе модели Grande Punto. Стильное купе-кабриолет оснащено модной жесткой складывающейся крышей, однако находящаяся в тяжелом финансовом кризисе компания Fiat от заманчивого предложения отказалась, и завод ателье оказался без работы.

Если TVR удастся договориться с Bertone, то сотрудничество обещает быть взаимовыгодным. Итальянцы хотя бы частично загрузят простаивающее производство, а англичане смогут перейти на новый качественный уровень сборки машин, отказавшись от большого количества ручной работы, которая в Европе стоит баснословно дорого. Кроме того, в распоряжении TVR окажутся мощные дизайнерские и инжиниринговые ресурсы, сконцентрированные у Bertone, что должно помочь компании с созданием новых моделей.

Может быть, злословить о том, что Смоленский-младший окончательно доломал дорогую игрушку, пока еще рановато. С другой стороны, за последние десять лет практически все независимые малые автопроизводители Европы были поглощены крупными автомобильными концернами. И на первом месте по количеству таких поглощений стоят Великобритания и Италия. Jaguar и Aston Martin, которые испытывали финансовые трудности и были близки к исчезновению, приобрела компания Ford. А Bentley, Rolls-Royce, Bugatti и Lamborghini оказались в составе Volkswagen. Эксперты отмечают, что подобные имиджевые покупки получили широкое распространение. Автомобильные гиганты считают, что наличие в гамме выпускаемой ими продукции престижных и дорогих марок, имеющих богатую историю и безупречную репутацию, положительно влияет на имидж всей корпорации и приводит к увеличению ее продаж в целом. В ближайшее время TVR покажет, сумеет ли она остаться независимым автомобильным производителем или повторит судьбу своих британских и итальянских собратьев.

Что такое TVR Engineering

Год основания: 1947

Сфера деятельности: производство спортивных автомобилей

Владелец: Николай Смоленский

Убытки компании в 2005 году: 12 млн фунтов стерлингов

Основной конкурент: Aston Martin"