Экономика : Фабрика авторитетов. Абрамов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



" Под пятой чужой харизмы

Нынешнему председателю совета директоров и президенту компании «Евраз Груп» Александру Фролову страшно повезло и не повезло одновременно.

Повезло в том, что судьба с институтской скамьи забросила его под крыло создателя «Евраз Груп» Александра Абрамова и дала шанс сделать головокружительную карьеру — пройти путь от рядового клерка в торговой структуре до главы крупнейшей в стране сталелитейной компании — и стать миллиардером.

Не повезло в том, что, в отличие от прочих менеджеров металлургических компаний, он всегда находился в тени славы своего бывшего начальника, не имея возможности из нее выйти. Каким бы выдающимся менеджером ни был Александр Фролов, его всегда сравнивали, сравнивают и будут сравнивать с Александром Абрамовым. Не только Фролов, но и любой из ныне действующих менеджеров отрасли безнадежно проигрывает Абрамову по большинству пунктов. Печально, согласитесь, когда все твои неординарные таланты, даже помноженные на состояние, столь мало значат. Судьба с миллиардером Фроловым обошлась именно так.

Физик-теоретик

Александр Фролов родился в 1964 году. В советское время он избрал научно-практическую стезю, поступив в Физтех. В 1991−м, окончив аспирантуру МФТИ, защитил диссертацию и перешел на работу в профильный Курчатовский институт. История умалчивает о том, почему подающий надежды м. н. с. решил вдруг бросить науку и перейти в торговлю. В 1994 году он оказывается в рядах клерков руководимой Александром Абрамовым торговой структуры «Евразметалл». Компания, которая в будущем вырастет до стального холдинга, на тот момент торговала стальным прокатом, углем и рудой внутри страны и на экспорт. Фролов не входил ни в число учредителей, ни в число менеджеров этой фирмы, занимаясь чисто кабинетной работой — внутренней финансовой бухгалтерией по линии экспортных схем.

Собственно, истоки будущего взлета Фролова кроются, наверное, именно тут. Ведь он прикрывал рутинную, но чрезвычайно важную область экспортных операций, завязанную на перетоки денег через границу и генерирующую основной вал прибыли трейдера. По сути, не занимаясь управлением как таковым, Фролов контролировал движение основных для собственников компании финансовых потоков. А значит, со временем в случае безошибочной и эффективной работы должен был неминуемо пополнить ряды самих доверенных сотрудников. Так оно, по-видимому, и случилось.

Но близость к самым «интимным» подробностям финансов «Евраза» еще не означала автоматического выдвижения Фролова на высшие управленческие должности. Тут одного арифмометра в голове маловато. «Евраз», погрузившись в торговлю продукцией многих предприятий черной металлургии, в середине 90−х обзавелся и их акциями. Некоторые предприятия в то тяжелое время таким образом оплачивали финансирование текущей деятельности. Часть акций оседала в компании в ходе длинных бартерных схем. Когда акций накопилось достаточно много, «Евраз» перешел в наступление — начал перехват управления. Первым пал Нижнетагильский меткомбинат. Перед компанией встали серьезные вопросы. Как руководить многотысячными коллективами сталеваров, угольщиков, рударей со всеми их проблемами? Как защитить собственность от дальнейшего передела? Как наладить эффективное управление на старых советских производствах? Тут требовалось умение не только грамотно мыслить, но и вести за собой людей. То есть лидерские качества, харизма.

Фабрика авторитетов

Яркой харизмой обладают Александр Абрамов, его партнер Отари Аршба, Павел Татьянин и ряд других менеджеров компании. Но когда в зону влияния «Евраза» попали Запсиб, КМК и другие активы, дефицит кадров стал очевидным. Понятно, что собственники не могли вечно сидеть на комбинатах. Показательно, как в то время Александр Абрамов решал проблему. На должность ключевого менеджера из структур Василия Анисимова он сманил Андрея Севенюка. По слухам, молодой талантливый управленец стал играть слишком значимую роль в компаниях Анисимова, и тот без сожаления с ним расстался. В «Евразе» карьера Севенюка была столь же стремительной. В какой-то момент Абрамов передал ему все ключевые проекты и фактическую полноту власти, сделав, по сути, «наследником». Андрей Севенюк был ярким управленцем. Несмотря на свою молодость (в момент трагической гибели в 2004 году ему было всего 33 года), он легко завоевал авторитет и в центральном офисе, и на заводе. Говорят, что появления Севенюка на НТМК и Запсибе боялись как огня, бурная деятельность жесткого и динамичного менеджера вызывала там панику.

К чему в рассказе о Фролове мы упомянули Севенюка? По нашим ощущениям, сложившимся после нескольких встреч с Андреем Севенюком, даже этот харизматичный и прогрессирующий менеджер ощущал свою некоторую неполноценность. Отвечает Севенюк на вопрос — а по глазам видно, что ему самому ответ не нравится. Так и ждешь, что собеседник не сдержится и выдаст что-нибудь вроде «Абрамов на моем месте сказал бы лучше…», «Абрамов на моем месте сделал бы лучше…». Если уж выдающийся Севенюк чувствовал себя слегка ущербным, то о сравнительной самооценке Александра Фролова можно только догадываться.

Да что же такого в этом Абрамове, если даже действительно выдающиеся менеджеры чувствовали себя рядом с ним всего лишь учениками? Первое впечатление Абрамов производит слегка отталкивающее. Какая-то легкая развязность, что ли, не самые благородные манеры. Но очень быстро понимаешь: это оттого, что человек не пытается скрыть от тебя самого себя. Не просто умный, а феноменально умный Абрамов в беседе сразу же к себе располагает. Самое главное, что очень богатый и достаточно влиятельный бизнесмен не пытается ни обмануть тебя, ни навязать своего мнения. Он просто объясняет свою позицию. Объясняет глубоко, достаточно глубоко, чтобы склонить собеседника на свою сторону. Его доводы подчас так мощны, что в ходе разговора сложно переварить сказанное. Тебя не торопят. Можешь пойти подумать — день, неделю, месяц. Но ты должен либо принять сказанное, либо привести антидоводы не меньшей силы. Вряд ли Абрамов, тоже физтеховец по образованию, смог бы создать «Евраз Груп», если бы его единственным оружием была вербовка умных людей. В нужное время он жесток. Про него в компании говорят, что отнимет у тебя все, что можно в разумных пределах отнять. И весь этот набор качеств надо помножить на харизматичность. Здесь много ярких жизненных историй, правда, большинство из них пока не могут быть опубликованы без неприятных последствий для поделившихся ими людей. Поэтому поцитируем. В 2003 году в интервью «Эксперту» на наш вопрос о том, готовы ли стальные компании инвестировать в инжиниринг, то есть в разработку технологий для стальной отрасли, Абрамов отвечает: «А может, мне еще и картины рисовать?»

В 2005 году в интервью «Профилю» на вопрос журнала о взаимодействии с региональной властью Абрамов говорит: «Я лично знаком с руководителями… регионов. Это значительная часть моей работы… Встречаюсь с губернаторами, мэрами городов, профсоюзами… [скоро] полечу в Сибирь и буду объяснять людям, почему мы покупаем [чешскую компанию] Vitkovice Steel и не инвестируем эти деньги в России. [Вопросы] абсолютно те же самые [в Чехии], что и здесь [в России]: “Почему эти идиоты продают предприятие русским?”, “Почему эти идиоты позволяют покупать предприятия за пределами России?”». Мало кто из действующих менеджеров крупнейших российских компаний решится на такие высказывания. Абрамов решается.

В общем, что говорить, Абрамов не просто создатель компании «Евраз Груп», он до сих пор является непоколебимым авторитетом среди партнеров и менеджеров. На него равнялись, с него брали пример.

Человек-калькулятор

Столь мощной, как у Абрамова, харизмы у Фролова визуально не наблюдается. Быть может, дело вовсе не в том, что Фролов ею не обладает. Это качество проявляется на публике, а, возможно, как раз публичности Фролов и не переносит. Мне довелось однажды побеседовать с ним. Сообразно моменту вежлив, тактичен. На вопросы отвечает содержательно и по существу, но односложно. Каждое слово продумано. Но не в ходе разговора, а заранее, неделю назад. Причем продумана не только смысловая часть, но и возможная реакция партнеров, контрагентов и акционеров после публикации материала. Ощущение такое, что человек не просто готовился к разговору, к общению, а дифференцировал несобственный интеграл. Как сказал мне однажды один высокопоставленный сотрудник Евразхолдинга, «когда я захожу в кабинет Фролова, в его глазах я вижу калькулятор».

Самое интересное, что сейчас такой человек-калькулятор в компании к месту и вовремя. Александр Абрамов запустил процедуру продажи компании Роману Абрамовичу. Пока Абрамович не найдет адекватного и подконтрольного ему менеджера, исполнять обязанности должен дотошный, педантичный исполнитель. Чтобы не развалил созданного ранее. И не начудил чего, пока к власти в «Евразе» не придет доверенный управленец нового собственника. И здесь Фролов на своем месте. Инвестиционная программа (модернизация заводов) проходит по плану, в плавку на комбинатах попадают, доля на рынках не проседает. В общем, все, что должно работать, работает, как часы. Более того, именно усилиями Фролова была доведена до завершения процедура слияния шахты «Распадская» и «Южкузбассугля», которая привела к появлению крупнейшей в стране компании по добыче коксующихся углей (будет принадлежать «Евразу»).

Менеджер-миллиардер

Но почему же Абрамовичу не оставить все как есть, то есть не дать Фролову карт-бланш на управление «Евразом» еще лет на десять вперед? Ведь и сейчас Фролов отвечает, по сути, только за внутрироссийские проекты компании плюс за продажи на внешних рынках, глобальная же стратегия развития по линии слияний-поглощений и дальнейшего роста капитализации бизнеса формируется в Лондоне.

Александр Фролов, пожалуй, единственный человек, которого ни Абрамову, ни Абрамовичу не удалось «раздеть». И это говорит о том, что Фролов не просто сильный менеджер, но управленец без слабых мест. Покинули компанию или лишились пакетов акций (на достойных, но не супервыгодных условиях) многие менеджеры и бизнесмены (например, Олег Бойко). Но Фролов по-прежнему является крупным акционером «Евраза» (по данным журнала «Финанс», на начало 2007 года — 28,2%) и, видимо, будет таковым до тех пор, пока Абрамович не выкупит его и абрамовские акции по рыночной, уже сильно взвинченной цене. Стоимость пакета «Евраза», принадлежащая Фролову, составляет сейчас более 5 млрд долларов. Поэтому и Абрамович, и любой иной собственник Евразхолдинга будут рассматривать Абрамова и Фролова как крупных внешних портфельных акционеров и соответственно жаловать. А сможет или захочет взять миллиардера Фролова к себе в гендиректора иной стальной барон — большой вопрос.

Так что миллиардер Александр Фролов состоялся. У менеджера Фролова, видимо, будущего нет."