Экономист Поневоле

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Главной своей заслугой Евгений Ясин считает то, что не дал денег на храм Христа Спасителя

1116483770-0.jpg Свадебный генерал» — должность почетная, хорошо оплачиваемая, но не влиятельная. По большому счету, «свадебный генерал» живет на проценты от основного капитала, будь то завоеванная репутация или карьерные достижения. Кто бросит камень в такого человека? Практически никто. Если только «свадебный генерал» не прикрывает своей орденоносной грудью откровенно неблаговидные дела.

Правоверный марксист в прошлом, либеральный экономический «гуру» в настоящем, научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) Евгений Ясин — человек многих талантов и заслуг. По первому образованию мостостроитель, Ясин славится умением «наводить мосты» между политиками, бизнесом, чиновниками и учеными. Как говорят о нем знающие люди, профессор, по сути, является «чрезвычайным и полномочным послом либеральных идей в широких слоях населения и узких кругах власти». Хотя начинал Евгений Ясин с другого.

Коммунистические идеалы для него потеряли свою привлекательность, по его собственному признанию, после событий в Чехословакии 1968 года. Но скрытое диссидентство и оппозиционность советскому строю профессора вышло наружу только в 1990 году, когда он, работая в союзном Совете Министров, куда его привел Леонид Абалкин, одновременно принимал участие в разработке альтернативной программы Явлинского-Шаталина «500 дней», которую поддерживал Борис Ельцин.

После развала Советского Союза Евгений Ясин ушел в «большой бизнес», возглавив Экспертный институт при Российском союзе промышленников и предпринимателей. А спустя несколько лет он становится министром экономики, где проработал четыре года. Главной своей заслугой Евгений Ясин считает то, что не дал денег на храм Христа Спасителя и отказал Павлу Бородину в бюджетном финансировании ремонта Кремля. А ошибкой — участие в построении «пирамиды» ГКО.

Но по-настоящему выгодным проектом Евгения Ясина стало учреждение Государственного университета — Высшей школы экономики. ГУ-ВШЭ заключил контракт с профессором еще в 1992 году, причем пожизненный контракт. В свое время Счетная палата, проверяя вуз, указала на «завышенную оплату труда бывшего министра экономики». Собственно говоря, не такая уж она была и завышенная. Дело в другом. Со временем Высшая школа экономики превратилась в очень специфическое учебное заведение. Со многими «странностями».

«Потемкинский» университет

Государственный университет — Высшая школа экономики — очень известное заведение. По всей Москве ходят слухи о невероятных доходах преподавателей и персонала ГУ-ВШЭ, превышающих средний уровень оплаты труда в этой сфере в несколько раз. Следует отметить, что причиной тому вовсе не «золотой дождь» американских и европейских грантов, те времена остались давно позади. Секрет такого успеха ГУ-ВШЭ кроется в ударном финансировании со стороны федерального бюджета, а именно Министерства экономического развития и торговли, с которым в прошлом и настоящем было тесно связано руководство вуза. Как говорят, доля казенных денег на одного студента Высшей школы экономики превышает в несколько раз сумму, выделяемую студенту Московского университета. Хотя точных данных вам, конечно же, никто не предоставит — ни в министерстве, ни в самом ГУ-ВШЭ.

Правда, многие специалисты полагают, что репутация сего учебного заведения весьма и весьма искусственно раздута. Большинство российских экономистов, особенно в провинции, никогда не слышали фамилию господина ректора ГУ-ВШЭ Ярослава Кузьминова. Что неудивительно. Кандидат наук, до сих пор не защитивший докторскую диссертацию на посту руководителя московского вуза, — по большому счету, нонсенс. По этой причине или по какой-то другой, но учебный процесс в Высшей школе экономики отличается интересными «особенностями».

Так, по итогам последней зимней сессии всеобщему остракизму была подвергнута профессор факультета прикладной политологии, доктор философии Евгения Альбац, «посмевшая» поставить двойки ряду нерадивых студентов, не ходивших на занятия и плохо подготовившихся к экзаменам. Как можно! Ведь для руководства ГУ-ВШЭ главное, чтобы студент (хотя бы после третьего курса) уже был бы куда-то пристроен, где-нибудь работал. Но если работа мешает учебе — тем хуже для последней. Нередко преподаватель старших курсов дневного отделения видит некоторых своих студентов в первый раз только на зачете. Однако любые попытки восстановить справедливость тут же пресекаются руководством кафедры. Мотивация следующая: поскольку государственное распределение осталось в прошлом, надо радоваться, что студенты уже «пригодились» в народном хозяйстве, за то и отпустить их с миром. А кому нужны такие недоучки — это вопрос второстепенный.

«Звездный» состав преподавателей — палка о двух концах. Зачастую многих профессоров месяцами не видно в стенах вуза. Бесконечные командировки, конференции и заседания, туры с платными лекциями дают ощутимую прибавку к штатному жалованию. Конечно, отсутствующих всегда есть кому заменить. Но это еще одна составляющая, которая влияет на качество образования. И, увы, явно не в лучшую сторону. Тем более что система контроля за тем, что делают преподаватели большинства гуманитарных факультетов, отсутствует. Никаких взаимопосещений, проверок, рейтинговой оценки.

Большие права, коими наделены заведующие кафедрами, сыграли злую шутку с любителями «автономии и суверенизации». Механически перенесенный на российскую грядку западный опыт дал поразительный результат. Декан факультета не может влиять на кафедральную политику. Отсюда и засилье на кафедрах родственников, друзей и просто «нужных людей», которых привел заведующий и которых декан трогать не моги. Иногда доходит до поразительного. Скажем, на одной из кафедр жена заведует мужем. А то, что у последнего нет ни профильного образования, ни ученой степени, — дело житейское. Кстати, несколько лет назад в Московском университете кафедра, на которой сложилось подобная ситуация, была распущена. После чего попасть на этот факультет без дотошной проверки мог разве что член-корреспондент РАН.

Добро было бы, если Высшая школа экономики занималась подготовкой специалистов исключительно экономического профиля. В конце концов, при Институте государства и права РАН готовят только студентов-юристов, тем же самым занимается Российская правовая академия при Министерстве юстиции. И никто не комплексует. Но руководство ГУ-ВШЭ замахнулось на нечто большее. В спешном порядке появились факультеты философии, социологии, психологии, права, государственного и муниципального управления, отделение журналистики. Но ведь главный заказчик ГУ-ВШЭ — это Министерство экономического развития и торговли. Спрашивается, господину Грефу не хватает философов или психологов в стенах своего заведения? Так может быть, не стоит плодить потенциальных безработных?

Проблема еще и в том, что ГУ-ВШЭ является разработчиком реформ в сфере образования, против которых выступает практически все научное сообщество страны. Ректор МГУ Виктор Садовничий, противодействующий реформаторам, объявляется ими «главным ретроградом советской выучки». Но ведь слепое копирование западной системы присуждения ученых степеней (отмена докторских званий) грозит обернуться полной девальвацией качества научных исследований и образования. Кроме того, предполагается ликвидация самой ВАК, дабы утверждение защит проходило непосредственно в вузах. В странах Балтии, кстати, этот процесс уже начался. Так, выступавший на днях в одном из столичных вузов член коллегии Высшей аттестационной комиссии рассказал, что в Эстонии после отмены степени доктора в учреждения науки и образования хлынули шарлатаны всех мастей. Чему они научат студентов, можно представить.

Насколько известно, работодатели, обращаясь в кадровые агентства, часто указывают в предварительных требованиях, выпускников какого института или университета они не хотели бы видеть ни при каких условиях. Безразмерно раздутый имидж ГУ-ВШЭ, наличие среди попечителей и проректоров громких имен бывших министров и вице-премьеров российского Правительства пока страхует выпускников вуза от подобной участи. Хотя, как знать. В советское время высшее образование считалось одной из форм поддержания занятости. Но вот факт. Уже тогда, например, из числа выпускников свердловского Лесотехнического института спустя десять лет только 30% работали по специальности. Сейчас рынок, все учимся считать деньги. Так давайте задумаемся, будет ли спрос на «пиарщиков» из ГУ-ВШЭ, учитывая, что только в одной Москве по этой специальности готовят в десяти вузах. Кроме того, еще в прошлом году рынок политического пиара был обрушен законодательными реформами.

Чужая свадьба

Скорее всего, сам научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики Евгений Ясин имеет слабое отношение к тем «странностям», которые творятся в основанном им вузе. По крайней мере, так хочется верить. Но грустно то, что его именем фактически освящаются подобные кунштюки. До сих пор даже политические противники Евгения Ясина признавали за ним высокие моральные качества, интеллигентность и бескорыстность. Что же заставляет его в таком случае быть «свадебным генералом» на чужой свадьбе? Неужели только желание иметь безбедную обеспеченную старость? Как-то это мелко.

Виктор Робкин

Оригинал материала

«Российские вести»