Экскурсия по Шан-Доллон

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Экскурсия по Шан-Доллон Павел Бородин знакомится со швейцарской тюремной системой

"Павлу Бородину, доставленному в субботу из Нью-Йорка в Женеву, немедленно было предъявлено обвинение в отмывании денег с отягчающими обстоятельствами и в участии в преступной организации. Обвинение стало логическим завершением работы, которую судья Даниэль Дево ведет с мая 1999 года, оттолкнувшись от следственного поручения, полученного из Генпрокуратуры РФ. Дево, по его утверждениям, располагает доказательствами хищения 62,52 млн долл. по контрактам, заключенным в 1994-1998 годах с компаниями "Мерката" и "Мабетекс" при посредстве тогдашнего управделами президента Павла Бородина, который якобы лично получил "комиссионные" в размере около 30 миллионов долларов.

"Не произошло ничего экстраординарного, - заявил журналистам глава группы швейцарских адвокатов Бородина Доминик Понсе. - Допрос, как и ожидалось, ограничился официальным изложением уже известных обвинений, которые, разумеется, были нами полностью отвергнуты. Что касается позиции г-на Бородина, то он отрицал, как отрицал всегда, что совершал какое-либо правонарушение". 
Защитники намерены потребовать освобождения Бородина под залог, и это ходатайство будет рассматриваться обвинительной палатой во вторник или четверг. "Мы говорили и вновь повторяем, что, по нашему мнению, это дело не входит в компетенцию швейцарских властей", - сказал Доминик Понсе. Он пояснил, что "отмывание денег - это правонарушение, проистекающее из противозаконного действия, совершенного ранее, но российские власти заявляют совершенно официально, что в России не было совершено никакого правонарушения". В подтверждение своих слов адвокат сослался на два постановления обвинительной палаты, которая в декабре и феврале выразила сомнение в подозрениях следственного судьи и на этом основании приняла решение о снятии ареста с банковских счетов и документации компании "Мерката" и ее владельца Виктора Столповских. 
Но пока что, как и предполагалось, был выписан ордер на арест, на основании которого Бородина отправили в тюрьму Шан-Доллон. 
Воздух свободы Еще утром в субботу Павел Бородин, казалось, впервые за 80 дней после ареста в Нью-Йорке вдохнул воздух свободы. "Боинг" компании "Свиссэйр", выполнявший рейс 739 из Нью-Йорка, приземлился в аэропорту Куантрен в 9.22, немного раньше расписания. После того как все пассажиры покинули лайнер, на трапе служебного выхода появился Пал Палыч - в темном костюме и белой сорочке с галстуком. Из осведомленных источников известно, что он жаловался на то, что американские наручники оказались малы для его широкой кости, и швейцарцы проявили гуманизм, приготовив наручники из композитного материала, принимающие размер рук. Но, похоже, он летел без наручников, как обычный пассажир, разве что рядом сидели трое женевских полицейских в штатском. Во всяком случае по трапу в женевском аэропорту бывший "завхоз" Кремля спускался со свободными руками. 
Бородина уже ждал микроавтобус "Фольксваген" с металлическими шторами на окнах, который доставил его в тюрьму Шан-Доллон. Вероятно, Пал Палыч был немало удивлен, получив там брошюру, на обложке которой по-русски написано "К вашему вниманию. Правила пребывания". Но ее не готовили специально к визиту "высокого гостя": впервые она издана в 1994 году. 
В 14.40 "Фольксваген" въехал в высокие двойные ворота следственного управления. Спустя некоторое время появилась группа женевских адвокатов Павла Бородина, которую возглавляет Доминик Понсе. Мое внимание привлекло знакомое лицо: в свите мэтра скромно держался Ральф-Освальд Изенеггер, бывший защитник Сергея Михайлова, сам едва избежавший суда за нарушение адвокатской этики. Он бегло говорит по-русски и, вероятно, выступал в роли переводчика, когда адвокаты в течение примерно получаса беседовали с Бородиным до встречи с Дево. 
"Как себя чувствует Бородин?" - спросил я у адвоката. "Вы знаете, у него были кое-какие проблемы со здоровьем, добавьте к этому резкую смену часовых поясов, которая сказывается на любом прилетающем из Нью-Йорка", - сказал Понсе. 
Между тем следственный судья заготовил сюрприз: в кабинете оказался и генпрокурор Бернар Бертосса. Как рассказали адвокаты, встреча продолжалась всего около часа и с учетом перевода обмен мнениями продолжался недолго. 
"Мы заявили, - сказал Понсе, - что имеются все основания для того, чтобы г-н Бородин оставался в распоряжении органов юстиции, но пребывая на свободе. Если будет необходим залог, мы внесем его, но лучшей гарантией являются обязательства, которые он взял на себя и которые взяла в отношении него его страна". 
Доминик Понсе заявил корреспонденту "Сегодня": "Начиная с утра понедельника мы начнем подробнее обсуждать с Бородиным предъявленные обвинения. Но в настоящее время самое важное - добиться освобождения с учетом того, что г-н Бородин всегда будет находиться в распоряжении швейцарских органов юстиции". 
Дево приготовил еще один сюрприз. В воскресенье тюрьма Шан-Доллон закрыта для посещения, и ни адвокаты, ни российский генконсул не смогут встретиться с Бородиным раньше понедельника. Более суток Пал Палыч будет предоставлен самому себе, глядя через окно на серое, покрытое тучами небо и рощицу за семиметровой стеной. 
"Хрущобы" Шан-Доллона Корреспонденту "Сегодня" довелось посетить Шан-Доллон и даже посмотреть камеру, в которую впоследствии был помещен Павел Бородин. Это тюрьма предварительного заключения, вроде российского СИЗО, и, как сообщил замдиректора тюрьмы Ги Савари, заключенные находятся в ней только до вынесения приговора суда, после чего, в случае осуждения, их отправляют в другие пенитенциарные учреждения, а впоследствии - в полутюремные заведения, где проводится курс социальной реабилитации и подготовки к возвращению в обычную жизнь. 
Лишь каждый пятый обитатель Шан-Долон - швейцарец. Примерно столько же иностранцев, проживающих в Швейцарии. Но 60% узников - это иностранцы, временно находящиеся в стране, причем большинство составляют выходцы из бывшей Югославии, в основном албанцы из Косово. Стены в блоках и особенно в карцере испещрены надписями, прославляющими "независимое Косово" и проклинающими сербов и тюремное начальство на албанском языке. 
Директор тюрьмы по профессии педагог, его заместитель Савари - социолог и владеет 9 языками. По его словам, из-за интернационального состава заключенных многие надзиратели и охранники также владеют разными языками. В настоящее время кроме Бородина в Шан-Доллоне находятся четверо русских мужчин и одна женщина. 
Шан-Доллон имеет форму пятигранника, внутри двойных стен которого скошенным крестом расположены здания служебных помещений и собственно тюремные блоки. Эта тюрьма считается, как выразился Савари, "весьма надежной, но не непогрешимой". За порядком в ней следят 200 охранников и 20 надзирателей. В отличие от дирекции все они имеют профессиональную подготовку. Тюрьма, построенная в 1977 году, рассчитана на 244 места для мужчин, но реально в ней приходится размещать в среднем 310-320 человек, и поэтому в некоторых камерах устроены нары. 
Войдя в "одиночку", где провел первую ночь Бородин, можно даже на мгновенье забыть, что ты в тюрьме. Это пенал с серыми стенами и большим окном из небьющегося стекла, напоминающий маленькую комнату квартиры в "хрущобах". В камере есть кровать, стол, шкаф, полки и отдельно - санузел с умывальником и фаянсовым унитазом. "Жилая" площадь - 10 кв метров, а с санузлом - 12,24 кв метра. Как поясняет Савари, хотя специального закона на этот счет нет, федеральные власти требуют, чтобы во всех тюрьмах соблюдались именно такие условия размещения. Кроме того, на этаже есть душ, которым можно пользоваться раз в неделю. 
Как заработать 10 баксов Заключенный получает два одеяла, две простыни, наволочку, большое и маленькое полотенца и полотенце для посуды, которую нужно мыть самому. 
Еда приемлемая, учитывая, что на нее выделяется 11 франков (примерно 7 долларов) в сутки на человека. Кроме того, можно заказывать продукты из тюремной "бакалеи". Заключенному предоставляется выбор: есть одному в камере или в столовой вместе с другими. 
Раз в сутки заключенных выводят на часовую прогулку. Как заявил Савари, в последние годы внесен ряд улучшений условий содержания: два раза в неделю по два часа можно заниматься спортом. Летом на открытом воздухе можно сыграть в баскетбол, настольный теннис или футбол: во дворе тюрьмы устроены два мини-поля с воротами. 
Замдиректора говорит, что в этом году в камерах будут установлены телевизоры, по которым будут показывать также передачи и фильмы внутренней кабельной сети. Но каждый заключенный имеет право приобрести или получить извне телевизор, радиоприемник или магнитофон и держать их в камере как личное имущество. Раз в неделю можно воспользоваться услугами библиотеки, где есть книги на разных языках, в том числе и русском. При желании можно даже выписать какую-то книгу или подписаться на любое периодическое издание. Кстати, как сообщил один надзиратель, Сергей Михайлов за два с лишним года пребывания в тюрьме сумел очень хорошо изучить французский язык и усовершенствовать немецкий. 
Предусмотрено и оказание медицинской помощи. В Шан-Доллоне есть квалифицированные врачи и медсестры, но в случае необходимости можно вызвать "скорую", которая прибывает в сопровождении полиции. Кроме того, в кантональных больнице и психиатрической лечебнице имеются специальные небольшие отделения для госпитализации обитателей Шан-Доллона. 
Есть в тюрьме и возможность заработать. Имеются разного рода мастерские - деревообработка, малярные работы, уборка, работа на кухне. Заработок составляет 15,5 франка (10 долларов) в сутки за пять с половиной часов работы. Вся жизнь заключенного зависит от следственного судьи. Только он дает разрешения на свидания и общение с внешним миром, через него проходит вся переписка. Свидания разрешены только раз в неделю продолжительностью не более часа и не более чем с двумя посетителями. Позвонить куда-либо можно, как правило, лишь тем, кто не имеет свиданий, да и то с разрешения судьи. Такие звонки разрешаются раз в две недели, длятся не более 15 минут, и заключенный оплачивает их. Молельная комната устроена только для мусульман, но, как пояснил Савари, можно вызвать священника, и он помнит, что однажды в Шан-Доллон приглашали православного священника. 
Впрочем, сумеет ли Павел Бородин воспользоваться всеми "достоинствами" тюрьмы? Его адвокаты убеждены в том, что сумеют добиться его освобождения уже на этой неделе. Но во всяком случае брошюра на русском языке даст ему представление об открывающейся перед ним перспективе. 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации