Экскурсия по бизнесу. Лебедев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В Хамовническом районном суде Москвы, где продолжается процесс над экс-главой ЮКОСа Михаилом Ходорковским, обвиняемым в хищении и легализации нефти на сумму почти 900 млрд руб., вчера начал давать показания второй подсудимый. Это бывший глава МФО «Менатеп» и партнер по бизнесу опального олигарха Платон Лебедев. В самом начале этого грандиозного процесса, в марте прошлого года, когда определялся порядок исследования доказательств, г-н Лебедев изъявил желание дать показания в самом конце, после того, как обвинение и защита представят свои аргументы. Таким образом, выступление бывшего главы МФО «Менатеп» говорит о том, что с его окончанием завершится и судебное следствие. Сам он вчера предупредил, что говорить будет долго -- две недели. У Михаила Ходорковского, который давал показания в марте, на это ушел целый месяц. Если после выступления Платона Лебедева у сторон не возникнет подтвержденной судьей объективной необходимости продолжить следствие, они перейдут к прениям -- заключительным речам. Затем подсудимым дадут право сказать последнее слово, и суд удалится на вынесение приговора.

В отличие от г-на Ходорковского, который всегда сохранял олимпийское спокойствие, г-ну Лебедеву присущ эмоциональный стиль общения с оппонентами, и он не раз допускал довольно резкие реплики в адрес гособвинителей в ходе процесса. Но вчера он этой линии придерживаться не стал, речь свою вел степенно, даже с неким снисходительным пафосом. Он подробно рассказывал об истории своей компании и объяснял судье суть предпринимательской деятельности, рассказывая, что «Менатеп» не занимался отмыванием денег. Хотя удержаться от сарказма в адрес прокуроров не смог и на этот раз.

«Добро пожаловать в большой мир международного бизнеса», -- начал г-н Лебедев, обращаясь к судье Виктору Данилкину, и отметил, что одним из самых больших рисков для международного бизнеса являются конфликты интересов. «Самые сложные для разрешения -- конфликты между корпорациями и правительствами», -- сказал он, обратив внимание, что в ситуации с ЮКОСом власть не стала довольствоваться ролью арбитра в решении бизнес-споров.

«Общеизвестно, что главный удар властями был нанесен в отношении основного владельца ЮКОСа -- международной инвестиционной холдинговой компании Group MENATEP Ltd. и ее акционеров, у которых незаконным образом, в нарушение ст. 45 Энергетической хартии, было просто украдено ее имущество, а сама компания уничтожена. Теперь, после того как в ноябре 2009 года Международный трибунал в Гааге признал приемлемость иска структур компании к России для рассмотрения именно в рамках ст. 45 Энергетической хартии, угрозы взыскания с России минимум 30 млрд долл. и максимум -- до 100 млрд долл. приобрели реальные очертания», -- заявил Платон Лебедев.

Свой рассказ об истории «Менатепа» Платон Лебедев предварил небольшим уроком географии специально для гособвинителей Генпрокуратуры, которых он называет не иначе как «организованной группой». Еще во время оглашения своих доказательств господа обвинители заявили, что Group MENATEP Ltd. была зарегистрирована на «острове Гибралтар». И теперь г-н Лебедев помог им разобраться в географических тонкостях. «Для начала придется удовлетворить любопытство членов организованной прокурорской группы про изобретенный ими «остров Гибралтар» и соответственно Group MENATEP Ltd.», -- сказал он и показал на спроецированную на стене карту, а на ней -- крошечное британское владение Гибралтар, полуостров, расположенный на самом юге Испании. Подсудимый пояснил прокурорам разницу между британским Гибралтаром и одноименным островом, расположенным в американском штате Огайо, к которому «Менатеп» не имеет никакого отношения.

Затем при помощи проецируемых на стене диаграмм и схем он перешел к подробному рассказу о своей компании. По словам г-на Лебедева, покупка Flaymon Limited приобретенной в Гибралтаре по лицензии Центробанка и в январе 1998 года переименованной в Group MENATEP Limited, происходила в строгом соответствии с законом «О валютном регулировании» . «29 февраля в 1997 году, в мой день рождения, я получил согласие акционеров на смену названия приобретенной компании», -- сказал он.

Компания была зарегистрирована в Гибралтаре, потому что на тот момент в России не было законов о защите инвестиций и о двойном налогообложении, а также из-за неконвертируемости рубля. Кроме того, риски для международного бизнеса в России были «огромны и непредсказуемы», что позже подтвердил дефолт августа 1998 года.

«Приобретение в 1996 году корпорацией Ходорковского контрольного пакета акций ЮКОСа в какой-то мере предопределило и подтолкнуло к созданию международной холдинговой компании», -- сказал г-н Лебедев и добавил, что с предложением стать акционером создаваемой Group MENATEP Limited к нему в 1997 году обратился лично Михаил Ходорковский. «Естественно, когда к тебе обращается настолько талантливый и одаренный предприниматель и экономист, не стоит отказываться», -- сказал г-н Лебедев. Помимо него самого, акционерами «Менатепа» были Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин, Владимир Дубов, Михаил Брудно, Василий Шахновский и Алексей Голубович. К моменту ареста г-на Лебедева в 2003 году «Менатеп» управлял инвестициями на сумму 30 млрд долл. на территории России, США и Восточной Европы.

Г-н Лебедев категорически отверг предъявленные ему обвинения в отмывании доходов, полученных от продажи якобы украденной нефти. Напомним, что согласно обвинению г-н Лебедев участвовал в легализации доходов от продажи похищенных Михаилом Ходорковским 350 млн тонн нефти на сумму почти 900 млрд руб. По словам Платона Лебедева, для компании, как международной организации, было важно не попасть под подозрения в легализации средств, полученных преступным путем, так называемом money laundering. «Для любой организации подозрение властей в отмывании денег превращается в «черную метку». С ней перестают вести дела, банковские счета замораживаются, и неизвестно, к каким последствиям это может привести», -- заявил подсудимый.

По его словам, единственными источниками финансовых поступлений в Group MENATEP Limited были дивиденды от деятельности его 100% дочерних компаний и поступления от сделок с ценными бумагами. Он отметил, что компания никогда не занималась реализацией нефти. Обвиняемый также подчеркнул, что денежные средства от третьих лиц не могли быть зачислены на счета компании. «Никакие другие поступления на счета компании зачисляться не могли. Четырех или пяти грязных долларов хватило бы, чтобы испортить репутацию всего международного холдинга», -- сказал он. Кроме того, он отметил, что все сделки были абсолютно прозрачны, и западные банки могли легко проследить, за что и откуда на счет компании перечисляются средства.

Как объяснил г-н Лебедев, он так подробно рассказывает об истории компании, чтобы никто не мог «сочинять сказки, что какие-то грязные деньги попали на счета «Менатепа»»: «Некоторые товарищи пробовали зачислить так называемые грязные деньги, но банковская система работала так, что я был уверен, что это невозможно».

Кроме того, в ходе своего вчерашнего выступления г-н Лебедев фактически обвинил российские правоохранительные органы в злоупотреблениях при аресте счетов одного из активов ЮКОСа -- фонда «Открытая Россия». Это было сделано Басманным судом в марте 2006 года. «Наши оппоненты уже около пяти лет крутят наши денежки, арестованные в российских банках. За пять лет должны были неплохие проценты набежать, особенно если правильно договориться с банками», -- сказал предприниматель, пояснив, что речь идет о сумме в миллионы долларов. «Даже можно было бы прокурору Лахтину приобрести более совершенное техническое устройство», -- добавил он, по всей видимости, имея в виду проводной микрофон гособвинителя, с помощью которого тот записывает показания.

Во время своего выступления г-н Лебедев несколько раз пожаловался на горло, которое не позволяет ему говорить слишком долго. «Я не тенор в Большом театре, и свежее яйцо мне не полагается, но думаю, что через два дня голос у меня сядет», -- обратился он в одной из пауз к судье Виктору Данилкину. Михаила Ходорковского все время, пока говорил его товарищ по бизнесу и по несчастью, казалось, мало волновало происходящее в зале суда, и он полностью погрузился в чтение привезенной с собой из «Матросской Тишины» книги.

По окончании вчерашнего заседания суда адвокат Лебедева Константин Ривкин подтвердил, что его подзащитный будет выступать примерно две недели: «Будет много иллюстративного материала. Много места в своих выступлениях он посвятит опровержению тех вещей, которые считает фальсифицированными. Он все это будет разоблачать и подробно рассказывать, чем на самом деле занимался, и демонстрировать, в каких случаях следствие и поддерживающие его прокуроры обманывали»."