Эксперт-криминалист Нагайцев подрабатывал криминальным экспертом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Самое неприятное - приобрести машину, как выражается заместитель начальника отдела транспортно-трасологических исследований и экспертиз ЭКЦ МВД РФ, полковник милиции Александр Нагайцев, "немножко краденую". [...] Машину у вас отберут и отдадут хозяину - по справедливости
***

Оригинал этого материала
© "Авто.Ру"-Перегон, 25.04. 2003 10:55:34

Попробуй обратиться сюда!(+)

TurboAlex

В ответ на : Постановка на учет ? реально ли в моей ситуации это? отправленным PRIZZ, 24 Апреля 2003 в 12:15:12
Главный ЭКЦ МВД, находится на Войковской.
тел. 156-5086. тебе нужен г. Нагайцев . Позвони ему, объясни свою проблему, может чего придумают. Он вполне контактный товарищ.
У меня была чуть другая проблема, но тоже связанная с представительством GM. Мне помогли!

***

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::17.12.2003

Эксперт-криминалист подрабатывал криминальным экспертом

Александр Игорев

Converted 15774.jpg

Арестованный полковник Александр Нагайцев является авторитетным экспертом по угнанным автомобилям

Неожиданные результаты принес обыск в квартире замначальника отдела Экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) МВД полковника Александра Нагайцева, обвиняемого в легализации угнанных за границей иномарок. У офицера изъяли обширную компьютерную базу с информацией о десятках экспертиз автомобилей. По мнению сыщиков, эти данные помогут пролить свет на деятельность в столице подпольного авторынка. Тем временем самого криминалиста Московская прокуратура направила на психиатрическое обследование - непосредственно перед арестом он пытался встать на учет в диспансере.

Авторитетный знаток иномарок

Поводом для ареста Александра Нагайцева стала афера с двухлетним Mercedes SL55 AMG. Дорогостоящий автомобиль был угнан в Германии, причем владелец уже получил страховку в размере 90,7 тыс. евро. Иномарку внесли в розыскной список Интерпола. Несколько месяцев назад по оперативным каналам ее вычислили сотрудники ГУУР - в тот момент автомобиль находился в одном из московских автосервисов. Владелец пояснил, что купил Mercedes через посредников.

Машину отогнали на экспертизу в ЭКЦ. Через некоторое время к замначальника 16-го (трассологического) отдела центра Александру Нагайцеву обратились юрисконсульт Анна Зорина и ее приятель - сотрудник Главного управления вневедомственной охраны МВД майор Сергей Горунов. Предполагается, что офицер помог перегнать, а возможно, и продать угнанный Mercedes, поэтому именно его новый владелец машины попросил решить создавшуюся проблему. Горунов и Зорина предложили Нагайцеву оформить справку о том, что иномарка "чистая", это означало бы, что ее нужно вернуть московскому владельцу.

Сыщики объяснили, почему Горунов с Зориной обратились именно к Нагайцеву. Дело в том, что полковник пользуется большим авторитетом в среде криминалистов, специализирующихся на автомобилях. В частности, именно под его редакцией было издано учебное пособие "Исследование маркировочных обозначений легковых автомашин зарубежного производства". Выводы Нагайцева никогда не подвергались сомнению и фактически являлись окончательными. Даже если экспертное заключение полковника противоречило мнению его коллеги, скажем, районного уровня, обычное в таких ситуациях комиссионное исследование, как правило, не назначалось. Точка зрения Нагайцева всегда превалировала.

Полковник согласился "помочь" Горунову и Зориной. Однако о сделке стало известно сотрудникам ГУСБ МВД. Было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. Зорину и Горунова арестовали. Вскоре и Нагайцеву было предъявлено обвинение по ст. 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий"), позже он был арестован.

ГАЗЕТЕ стало известно, что Александр Нагайцев попал в поле зрения оперативников еще в прошлом году - в связи с делом следователя УВД Юго-Восточного округа Москвы Салмана Рзаева. Установлено, что Рзаев при оформлении справок на машины, числящиеся в угоне, несколько раз обращался за помощью именно к Нагайцеву.

Справка

Салмана Рзаева арестовали в прошлом году по обвинению в превышении должностных полномочий и получении взятки. Следователь вместе с несколькими сотрудниками ГИБДД и ФСБ наладил высокодоходный бизнес. На одном из подмосковных авторынков, находящемся под контролем люберецкой группировки, отслеживались покупатели дорогих иномарок. Через некоторое время машины неожиданно для их владельцев арестовывали, а хозяевам сообщали, что автомобиль находится в розыске. Интересно, что в некоторых случаях иномарки действительно были угнаны за рубежом, а в других - мошенники в погонах сами вносили их в базы розыска. За сумму от 5 до 15 тыс. долларов (в зависимости от модели) автомобиль можно было вернуть без какого-либо разбирательства, при этом его данные из розыскных списков удалялись. Рзаева задержали после того, как о фактах вымогательства несколько автовладельцев сообщили в ГУСБ МВД. Сейчас следствие уже завершено, дело передано в Мосгорсуд.

Пока сыщики выясняли, что связывало Рзаева и Нагайцева, в их поле зрения и попали Горунов с Зориной. Позже выяснилось, что Горунов и Нагайцев знакомы еще по работе в Чечне - они вместе занимались проверкой иномарок на "перебивку" (Горунов тогда служил в ДПС).

Что знает полковник - интересно всем

После ареста Нагайцева у него дома провели обыск. В компьютере нашли базу данных о десятках экспертиз автомашин, числящихся в угоне. По словам сыщиков, сейчас эта информация изучается, вполне возможно, в уголовном деле появятся новые эпизоды легализации в Москве похищенных иномарок.

Тем временем сведения, которыми располагает Нагайцев, заинтересовали, судя по всему, не только следователей. По данным ГАЗЕТЫ, после ареста полковника в столичную прокуратуру уже обратились более десятка юристов (только за один день - пятеро) с заявлениями, что являются его адвокатами. Причем ни Нагайцев, ни его родственники их не нанимали. "Объясняется это просто, - пояснил корреспонденту ГАЗЕТЫ один из оперативников. - Адвокат имеет право на доступ к материалам дела в той части, которая непосредственно касается подзащитного. Большое число желающих стать защитниками Нагайцева говорит о том, что кому-то очень интересно, что криминалист рассказывает на допросах и какие именно вопросы задают следователи".

Между тем Нагайцева отправили на психиатрическую экспертизу. Незадолго до ареста эксперт сам обратился в психоневрологический стационар с просьбой положить его на обследование. Однако в ГУСБ предположили, что таким образом Нагайцев пытается избежать заключения под стражу. Уже допрошен врач, который выдал ему направление в стационар. Он пояснил, что Нагайцев жаловался на сильную депрессию, нежелание жить и т.п. На учет в диспансере его не поставили, но взяли под наблюдение и по его просьбе решили отправить на обследование. Теперь медики будут выяснять, насколько обоснованны жалобы Нагайцева на здоровье, уже по поручению следствия.

***

Оригинал этого материала
© "Авто.Ру"-"Меченая власть", 22.12. 2003 11:38:36

В ответ на : Про Нагайцева на компромате.ру

Артем П.

Немного не так было но суть в целом такова

Номера агрегатов на авто были изменены, первоначальный ВИН числиться в розыске за НЦБ Интерпола. Машину выявила семёрка, как "переколоченную" и отправила на экспертизу.

Эксперты за некоторое вознаграждение "обнаружили" первоначальный ВИН, но не интерполовский, а Российский, якобы угнанный у одного Россиянина, сделали обнаружение и вернули машину Россиянину - вот красавцы =)

Россиянина "принимают" и он с потрохами сдает всех кто ему помогал "найти" ранее угнанный у него автомобиль.

P.S. Вывод прост - жадность экспертов сгубила. Прислали бы чуть-чуть в седьмой отдел и всё было бы ровно =)

***

Оригинал этого материала
© "Autopartner.ru", origindate::19.12.2003

Опасности подержанных колес

Вторичный авторынок – это не только "жигулевская классика" периода перестройки, но и годовалый Mercedes. Достоинств у такой подержанной машины больше, чем у иных новых автомобилей. Тем не менее покупка любой машины с рук сопряжена с риском. Покупателю автомобиля, на котором уже кто-то ездил, угрожают три опасности: купить машину юридически проблемную, или со скрытыми дефектами, или просто переплатить. Как минимизировать эти риски – с помощью специалистов разбирался корреспондент "Ъ-Авто" Юрий Львов.

Юридически "нечистая"

Самое неприятное – приобрести машину, как выражается заместитель начальника отдела транспортно-трасологических исследований и экспертиз ЭКЦ МВД РФ, полковник милиции Александр Нагайцев, "немножко краденую". На такой машине скорее всего не будет следов ухода от милицейской погони или раскуроченных взломщиками замочных скважин. Более того, проявив дотошность, вы "пробьете" ее по милицейской базе, и база покажет, что машина в розыске не числится. И ее даже поставят на учет в ГАИ. И вы будете какое-то время на ней ездить – пока на дороге случайно не остановит патруль, в котором трудится криминалист, специализирующийся на автотехнической экспертизе.

Он-то и определит, что на кузове вашего авто перебиты две-три цифры идентификационного номера. И при плохом развитии событий выяснит первоначальные цифры. А они, увы, будут соответствовать VIN автомобиля, по которому давно плачет хозяин, написав в милицию заявление об угоне. Почему ваша машина не светилась в базе угнанных, понятно: номер, который "сочинили" на сервисе, где перебивали заводские маркировки, взят от "чистой" машины.

Машину у вас отберут и отдадут хозяину – по справедливости. Вы решите через суд получить свои деньги у продавца машины – но, даже если его и найдете, скорее всего окажется, что в договоре купли-продажи ваша Audi за $15 тыс. оценена ровно в десять раз дешевле: так делают все нормальные люди, чтобы не платить налоги. В результате – типичная для России ситуация: добросовестный приобретатель краденого автомобиля остается и без колес, и без денег.

Поэтому имеет смысл, не дожидаясь неприятной встречи с профессиональным экспертом-криминалистом на дороге, пригласить его на осмотр покупаемого автомобиля. Эксперт сможет увидеть следы вмешательства в маркировочных узлах, которые непрофессионалу покажутся нетронутыми. Речь, заметим, идет скорее об экспертах в погонах, чем о "независимых экспертах", которые ошиваются на каждом авторынке и давно находятся в определенной зависимости от постоянных его обитателей. Криминалисты-автотехники есть в каждом районе Москвы. Договариваться с ними лучше неофициально. Они скорее всего тут же войдут в ваше положение и поедут с вами смотреть машину: недорогую иномарку – за $100-200, а если вы берете двухлетний Land Cruiser, цены, конечно, будут выше.

Наиболее опасна покупка авто по доверенности: не дай бог, доверитель скончается, а его наследники заявят, что хотят вернуть машину своего родственника, который дал вам ее на время попользоваться. Наконец, полковник Нагайцев советует при покупке машины с рук обращать внимание и на психологические аспекты. Настороженность должен вызвать продавец, который представляется "просто Колей", дает только номер мобильного телефона, а паспорт показать стесняется.

Следы ремонта всегда видны, считает полковник Нагайцев. Нужно только уметь их обнаружить.[...]

***

Консультации по правилам угона автомобилей и возврата

Оригинал этого материала
© "Эхо Москвы", origindate::18.01.2003, "Парковка" с А.Нагайцевым и В.Травиным

Эфир ведут Сергей Бунтман и Сергей Асланян.

С. БУНТМАН – В эфире "Парковка", сегодня мы ее ведем с Сергеем Асланяном. Сережа, добрый день.

С. АСЛАНЯН – Добрый день.

С. БУНТМАН – И уже можно сказать, что у нас постоянная компания для консультаций по угнанным и похищенным автомобилям.

С. АСЛАНЯН – По правилам угона автомобилей и возврата.

С. БУНТМАН – Да, дальнейшее разъяснения, как угнать автомобиль, спасибо Сергею Асланяну. Александр Нагайцев, добрый день.

А. НАГАЙЦЕВ – Добрый день.

С. БУНТМАН – И Виктор Травин, добрый день.

В. ТРАВИН – Добрый вечер. У нас вечер в Москве, а у других, может быть, день.

С. АСЛАНЯН – У нас другой часовой пояс на "Эхе".

С. БУНТМАН – А там уже тем более вечер.

С. АСЛАНЯН – Тогда тем более добрый вечер.

С. БУНТМАН – Потому что у нас слышно туда, не сюда, а туда, в ту сторону. Ну что же, давайте, какие сегодня аспекты самые главные? Чем сегодня займемся прежде всего?

В. ТРАВИН – Чтобы немножко, что называется, растревожить тему, я маленький монолог, буквально на пару минут. Поскольку розыском, оказанием помощи людям, разыскивающим свои транспортные средства, я занимаюсь достаточно давно, все равно меня не перестает поражать буквально одна-единственная проблема, которая на самом деле выходит за рамки моего понимания. Проблема следующая. Как выясняется, найти машину, выявить, обнаружить похищенные автомобили, сегодня на самом деле не так уж и сложно. Если вы помните, у нас эфира два назад говорил об этом, по-моему, говорил об этом сотрудник главного управления угрозыска, о том, что 80% похищенных автомобилей, опять прошу не путать угнанные с похищенными, 80% похищенных автомобилей выявляются, обнаруживаются и задерживаются. Цифра, на самом деле, может быть, даже если она и завышена, но даже 50% - это уже более, чем хорошо.

С. БУНТМАН – Ну да.

В. ТРАВИН – Значит, самая большая проблема, как выяснилось сегодня, это проблема не выявить, не обнаружить автомобиль, а вернуть его собственникам. Вот к сожалению, статистики по этому вопросу просто нет нигде, ибо она не ведется. Учет возвращенных собственникам автомобилей не осуществляется. Поэтому цифра 80% автомобилей выявленных, обнаруженных из числа похищенных, нас не греет абсолютно. И вот собственно, эту проблему мы должны сегодня с вами обсудить, как вернуть машину.

С. БУНТМАН – У меня совсем идиотский вопрос, зайдем с другого конца, почему это так сложно? Вроде бы выявлена машина, понятно, у кого похищена, все документы у владельца есть, да, если есть, то трудно? Есть все, что полагается, которое доказывает мое владение автомобилем, в чем тут тогда сложность-то?

В. ТРАВИН – Давайте поделим вопрос на две части, есть транспортные средства из числа похищенных, местонахождение которых выявлено, предположительно, скажем, по той же методике в Тольятти частный детектив находит хвостик этой машины, которая похищена в Москве, зарегистрирована в Омске, вот он находит последнюю регистрацию этой машины. Не факт, что она находится в Омске, она могла быть передана по доверенности в Красноярск или на соседнюю улицу уже продана, но данные свежие о новом собственнике не поступили в компьютер. И тогда первая проблема органов следствия и дознания инициатору розыска нужно идти по следу. Идти по следу довольно трудно, в общем, как бы и силы не те у УВД, чтобы идти по следу. Это не убийство, скажем, за это звезду героя или очередную звездочку не дают. И вторая проблема, когда машина уже из числа похищенных и найденных стоит на территории УВД города Челябинска, а в Москве ее ждет не дождется ее законный хозяин, вот здесь проблема в том, чтобы поехать и машину изъять. Последний случай у нас был в городе Омске, машина простояла на территории УВД полтора года. И инициатор розыска знал в Москве о том, что машина уже найдена, но к сожалению ни у кого не хватило смелости и сил съездить в Омск и эту машину привезти в Москву. Это вторая проблема. Что делать, я думаю, что наверное мы этот вопрос должны переадресовать.

С. БУНТМАН – Да, пожалуйста.

С. АСЛАНЯН – За всю милицию Александр Нагайцев.

А. НАГАЙЦЕВ – Вот я хотел бы за всю милицию прежде всего, я хотел сказать, что милиция работает не за звездочки и не за героев, поймите правильно, не для этого мы работаем. И вторая позиция, существующий порядок, он в общем достаточно отлажен, т.е. при любых регистрационных действиях с автомобилями осуществляется двойной контроль, во всяком случае он должен так осуществляться по нашим нормативным документам. Посмотрит сотрудник ГИБДД или по-старому ГАИ, смотрит эксперт, сотрудник ГАИ, он смотрит автомобиль на предмет соответствия регистрационным документам, а эксперт смотрит на тот предмет, что маркировки автомобилей или автотранспортного средства соответствуют технологии предприятия изготовителя, т.е. грубо говоря, что машина не перебита. Система достаточно стройная. Следующая позиция – при возникновении, при подозрении и т.д., автомобили задерживаются, направляются в территориальное подразделение, которое проводит дознание по этому делу, где человек купил. Далее автомобиль направляется в экспертно-криминалистическое подразделение, в народе это называется "на экспертизу", просто исследование, и эксперт фотографирует, фиксирует, копается с автомобилем, разбирается и по возможности устанавливает первичную маркировку, если она была изменена, еще раз, как в народе говорят, перебита. Некоторые житейские термины, они будут в моем лексиконе, чтобы было проще.

С. БУНТМАН – Правильно, потому что они, честно говоря, нагляднее.

С. АСЛАНЯН – В этих хлопотах проходит первый год?

А. НАГАЙЦЕВ – Секундочку. Есть, во-первых, нормативы проведения исследования. Вы поймите правильно, одно дело, сейчас мы поговорим, как положено, как это есть в жизни, можно было бы поговорить о причинах. Следующая позиция, если выявляется первичная маркировка автомобиля, он задерживается территориальным подразделением и сохраняется им, во всяком случае обязан ими сохраняться. В то подразделение, на территории которого было совершено похищение этого автомобиля, сообщается – товарищи дорогие, ваш автомобиль, украденный пятого-десятого, находится на нашей территории. Приезжает следователь, забирает автомобиль, доставляет, совершает соответствующие телодвижения, выдает его автовладельцу. Следующий вариант – автомобиль находится в розыске, то, что мы называем Интерполом, он был похищен в другой стране. И здесь ряд особенностей, будь на то нужда, я вам могу доложить и рассказать, что здесь происходит. Есть следующий вариант, когда автомобиль никому не нужен, его никто не ищет. Т.е. некому отдать автомобиль, в соответствии с гражданским кодексом тогда отдается автомобиль тому человеку, который в нем сидел, кого из него вынули. Вот и все. Три вида выходов. Либо, последний вариант, когда вообще невозможно установить первичную маркировку. Представьте себе, когда все объективные носители информации, а их на зарубежных автомобилях большое количество, в учебнике все это есть, уничтожено. Просто их нет, т.е. мы не можем вообще определить родословную автомобиля, мы не знаем, чей он. В данном случае он опять отдается человеку. Вот такой упрощенный сценарий. На этом пути начинают возникать трудности, то, что я слышал, например, машина находится в Омске. Значит, нужно, чтобы ее взять, снарядить двух-трех сотрудников угрозыска с оружием и направить их в Омск. На этом пути встает проблема – нет денег на командировку. Следующая позиция – приедут туда три мужика с голыми руками, а автомобиль находится, давайте будем называть вещи своими именами, да, автомобиль, стоящий на милицейской стоянке, как правило, оказывается разукомплектованным, без аккумулятора, без стекол, без карбюратора и т.д. Это нечто ездить не может. Мы сейчас не будем говорить о причинах, хотя могу я вам и о них сказать. Т.е. это нечто перемещать трудно, нужно где-то починить. Практика такая, она грустная, но любой выход, сам владелец автомобиля, у которого украли, берет на свой кошт этих двух оперов, едет с ними, он их кормит, поит, покупает запчасти, цепляет на буксир, и везут это обратно. Это практика. Она не очень законная, она порочна, но что делать, другого не получается.

С. БУНТМАН – Может быть, с какой-то точки зрения она удобна, поэтому ее резко не меняют.

А. НАГАЙЦЕВ – Хоть какой-то выход из положения.

С. АСЛАНЯН – От безысходности это единственный вариант.

С. БУНТМАН – От безысходности, это со стороны человека, у которого похитили автомобиль, а удобно, потому что если бы была необходимость жесточайшая, скажем, добиваться выделения денег других на командировку, обязательность поездки, в конце концов, могут прокормиться, попросту говоря, два опера, все равно их автовладелец возьмет на свое обеспечение, сам доставит.

А. НАГАЙЦЕВ – Вы поймите правильно, это то, что есть в жизни, оно не совсем корректно, это способ выйти из положения. О чем мы с вами говорили как-то на предыдущей встрече, мы были в некоторых регионах, где автомобили стоят, а местные жители говорят – а кто сюда к нам приедет, здесь стреляют на дорогах, как он отсюда уедет? Понятно, у нас машины, похищенные из Москвы, мы о них сообщили, но мы их не можем вывезти в Москву. И никто не поедет в Чечню.

С. АСЛАНЯН – Нужен уже бронепоезд как минимум.

С. БУНТМАН – Из 95 региона.

В. ТРАВИН – Понятно, стоит 98-го года, никто не хочет ехать.

С. АСЛАНЯН – Никому не нужен рейндж-ровер, нет?

А. НАГАЙЦЕВ – Почему-то он оказывается никому не нужен.

С. БУНТМАН – Вот слушайте, здесь историю рассказывает слушатель, а другой задает вопрос. Сергей рассказывает историю: "В 61 году у меня угнали "Победу". Искали, не искали, но она объявилась через два года, меня вызвали в милицию, привели на площадку, где стояли несколько "Побед". Спросили – какая твоя? Я ее конечно нашел по индивидуальным признакам, и мне сказали – все, пошли оформлять документы, забирай машину, уезжай, что я и сделал. Почему там усложнен сейчас процесс?"

А. НАГАЙЦЕВ – Ситуация в чем.

С. БУНТМАН – 40 лет спустя.

А. НАГАЙЦЕВ – Из тех исходных данных, что Сергей нам рассказал, во-первых, это было сделано некорректно, то, что сотрудники милиции, опять же поймите, к сожалению, в милиции очень мало профессионалов по понятным причинам, мы наверное их не будем трогать, нет профессионалов, а те, кто есть, они приходят по разного рода причинам в милицию. Следующая позиция – опознание автомобиля, вещь деликатных, есть много тонкостей, и они всегда достаточно подробно расписаны, особые приметы, каковые человек заявляет, должны быть оформлены тогда, когда машину похитили. Следующая позиция, для чего вообще ввели это понятие – экспертиза, исследование – чтобы профессиональный эксперт, осмотрев автомобиль, сказал, что маркировки такие-то, и вот если они совпали с вашими или невозможно установить, вот в таком случае приглашаются все, опять же, проблема – кого приглашать? Всех, кого в Москве, у кого такую машину похитили? В Петербурге? Или чем жители Рязани хуже, почему их не позвали тоже опознавать свой автомобиль. И давайте дальше, если есть ряд проблем именно из досягаемости. А если у меня украли машину через день, как я купил? Я ничего не знаю, помню, что цвет вроде зеленый. Я ее вечером купил, утром угнали, как ее опознать?

С. БУНТМАН – Ну да, сколько раз так было у знакомых, которые первые раз ставят автомобиль, и он исчезает.

А. НАГАЙЦЕВ – И он тут же исчезает, опять же, дело в чем, что к сожалению, никто профессионалов не слушает. Покупать надо профессионально, ставить охранный комплекс профессиональный, но к сожалению, люди воруют и будут воровать. Никуда мы от этого не денемся. До тех пор, пока краденые машины будут покупать, а это покупают, извините, не марсиане, а мы покупаем, граждане. Значит, пока вы, граждане, будете покупать дешевые краденые машины, у вас, у граждан, их будут воровать. Все очень просто – перестаньте покупать краденое, не будут воровать. Но пока вы же покупаете.

С. БУНТМАН – Это не просто так решается, скажем, призывом. Если бы можно было всем покупателям автомобилям договориться, сделать методом китайской народной стройки, все мы решили, встали на собрании, прокричали.

А. НАГАЙЦЕВ – И если бы на украденной машине было написано, что она похищенная…

С. АСЛАНЯН – Кстати, выдается маркировка – украдена.

А. НАГАЙЦЕВ – Вот вы, так сказать, критически относитесь к деятельности МВД, действительно, нас есть, за что покритиковать, но давайте посмотрим с другой стороны.

С. БУНТМАН – Я бы сказал, что и как иных министерств и ведомств.

А. НАГАЙЦЕВ – Создана логичная, понятная система фильтрования автомобиля. Да, она дает сбои. Давайте опять же говорить, почему – потому что конкретный исполнитель, он покупаем, низкая зарплата, коррупция к сожалению существует.

С. АСЛАНЯН – Низкая зарплата – высокая коррупция.

А. НАГАЙЦЕВ – Да, это взаимосвязанные вещи. Когда человеку протягивают 1000$ только за то, чтобы он закрыл глаза на какую-то машину, а у него болеет жена или умирает бабушка, я его понимаю. Не могу сказать, что я одобряю, я его понимаю. А ему нужно просто повернуться. А человек решит свои проблемы.

В. ТРАВИН – В Вашей практике были такие случаи?

А. НАГАЙЦЕВ – Мне предлагали.

В. ТРАВИН – Предлагали, простите, что?

А. НАГАЙЦЕВ – Предлагали деньги за то, чтобы я сделал нечто, не соответствующее моим профессиональным принципам.

С. АСЛАНЯН – Или не сделал.

А. НАГАЙЦЕВ – Или не сделал, неважно, действие или бездействие.

С. БУНТМАН – В общем, дело в том, что подробно заниматься порочной системой, которая одно звено за собой тянет, я думаю, что мы будем постольку поскольку, с нашими конкретными случаями, случаями похищения. Еще раз просит напомнить наша слушательница Наталья, чем отличается похищение от угона терминологически.

В. ТРАВИН – Угон – это без цели завладения транспортным средством, покатался и отдал, а похищение – это с целью завладения.

С. БУНТМАН – По какой-то нужде украл и бросил потом.

А. НАГАЙЦЕВ – Сразу можно, буквально, лично мне как пользователю, собственнику автомобиля, мне наплевать, по какой причине некий юноша вскрыл мне дверь, отъехал от места, где мой автомобиль стоял. У меня его не стало. А покатать он хотел свою юную деву и разбить или разобрать на запчасти, мне в общем-то без разницы, у меня его нет. И я считаю, что как раз, опять же, надо бы наверное законодателям кое-что изменить. Я считаю, что за попытку вообще завладеть моим автомобилем надо наказывать.

В. ТРАВИН – Александр Анатольевич, вот такой вопрос, считается ли преступление раскрытым и доведенным до конца, если по факту хищения транспортного средства в рамках возбужденного уголовного дела некто изобличен, приговорен судом к 10 годам лишения свободы или к расстрелу без права переписки, а машина так и осталась стоять неизвестно где и к собственнику не вернулась? Вот статистика по раскрытию преступлений.

С. БУНТМАН – Понятно, в какой момент считается законченным?

А. НАГАЙЦЕВ – Давайте так, статистики по стране у меня, в моем распоряжении нет, я могу ответить вам, как говорится, что касается своего подразделения. Практически из 100 машин, которые к нам попадают, к нам попадают особо сложные, повторные, либо, прямо скажем, автомобили разных высокопоставленных товарищей, практически в 9 случаях из 10 мы устанавливаем первичную маркировку, дальше мы ее не отслеживаем, что происходит. Мы сообщаем в подразделение, следователю и т.д., что вот, машина такая-то, и заодно, мы обязаны это делать как Главк, мы анализируем, что предыдущие эксперты, которые выполнили экспертизу, по какого-то рода причинам не установили, хотя все прошли одинаковый курс обучения, у всех есть один учебник, у всех есть одни и те же методики, у всех есть одни и те же реактивы. Только почему-то Пупкин и Васильев не установили, а я установил. То, что я их всех обучил. Значит, либо они плохо прошли подготовку, плохо поняли, давайте их опять учить, либо они не хотели. Тогда встает другой вопрос, почему, надо, так сказать, от них избавляться.

С. АСЛАНЯН – Либо им позвонили и сказали: "Отвернись".

А. НАГАЙЦЕВ – Такие случаи были, что скрывать, мы в Москве как бы, в кого ни ткни, министр или генерал, а какого быть человеку местечковому в Саратове или еще где-то? Вот мы были в Саратове.

С. БУНТМАН – Сейчас, одну секунду, здесь вопрос-уточнение от Леонида: "В каком конкретно нормативном документе, где указана обязательность осмотра транспортного средства экспертом?"

А. НАГАЙЦЕВ – Такого нормативного документа, приказывающего нет. Было совместное письмо, оно было как бы рекомендательное, потому что все упирается в деньги, это письмо руководителя экспертно-криминалистического центра, Карин Игорь Петрович, и начальника главного управления ГАИ, Федоров Владимир Александрович, о том, что целесообразно проводить именно с целью снятия этого вала угонов, совместное, так называемое, экспертное сопровождение автомобилей, с которыми совершаются регистрационные действия, чтобы там участвовал эксперт. Это был не приказ, это было методически-рекомендательное письмо, так сказать, мы рекомендуем – если у вас найдутся деньги, опять же все упирается в деньги, эксперта надо найти, выделить ставки, научить, обуть, одеть, выделить место и т.д. Т.е. все упирается в деньги. Денег нет – нет, как говорится, решения задачи.

С. БУНТМАН – Мария Петровна такую ситуацию говорит: "Машина была угнана, - как она пишет, - похищена. Почти через год какой-то сообщает, что знает, где она. С ним встречаются, и он говорит, что за то, что он покажет, где она, надо заплатить 500$. Вопрос – стоит ли сообщать в милицию?"

В. ТРАВИН – Можно я отвечу на этот вопрос? Судя по озвученной цифре, 500$, скорей всего это наш всеми, всенародно любимый, частный детектив из города Тольятти, потому что эта цифра, 500$, по-моему, объявляет только он. Все остальные – или больше, или гораздо меньше. Если речь идет о нем, если его фамилия Карасев, я озвучиваю фамилию на всю страну, то я думаю, что есть смысл, наверное, с ним иметь дело. Но сначала нужно убедиться, что это именно он, получив от него копию его лицензии на право детективной деятельности. И, соответственно, познакомившись с человеком поближе, заключить с ним договор. Если это он, то я думаю, что можно, потому что на его счету, на самом деле, тысячи найденных машин.

С. АСЛАНЯН – И каждая по 500.

А. НАГАЙЦЕВ – Что здесь плохого, если человек просит деньги? Ведь он выполняет то, что не выполняют правоохранительные органы, они не могут. Есть объективные причины, я их не беру. Но он делает то, что мы должны делать.

С. БУНТМАН – Стоп, если, простите, если это контора, которая занимается, оказывает услугу, или это отдельный человек, который договаривается с нами, что он окажет такую услугу. Но если это я или Асланян сейчас увидел машину и говорит, знает, чья она, и на этом хочет нажиться, просто никаких усилий не прикладывая, это совершенно другая ситуация.

С. АСЛАНЯН – Когда просят денег, давайте узнаем, за что просят в подробностях.

С. БУНТМАН – Да, потому что я предполагаю, что услуга частного детектива в поисках похищенного автомобиля, она нормальна, она возможна. И я думаю, что если это будет сделано профессионально и ясно еще на основе каких-то документов, то я считаю, что это как в очень многих других случаях, это сильно оздоровит ситуацию.

А. НАГАЙЦЕВ – Если мы уберем автомобиль, вместо автомобиля будет похищенная шуба, это все равно деятельность правоохранительных органов, долг любого гражданина узнать, вы знаете, вот там лежит труп, здесь стоит украденная машина, там лежит ворованная сумочка. Надо сообщать в милицию, мы для этого существуем.

С. БУНТМАН – Сообщать в милицию. Т.е. нашей слушательнице Марии Петровне – это надо сообщить?

А. НАГАЙЦЕВ – Я считаю, да, однозначно, моя позиция, во всяком случае.

С. БУНТМАН – Надо сообщать о таких вещах.

В. ТРАВИН – Более того, я вам скажу, что если это опять же тот самый Карасев, то он отправляет уведомление о месте нахождения машины или данные о последнем месте ее регистрации не только собственнику транспортного средства, но и УВД, возбуждавшего уголовное дело по факту хищения.

А. НАГАЙЦЕВ – Это грамотно.

В. ТРАВИН – Поэтому УВД может тут же проверить, с кем имеет дело, и рекомендовать собственнику заключать договор на оказание услуг или не рекомендовать заключать такой договор.

С. БУНТМАН – Но все равно это заключение договора на оказание услуг, все равно оно должно быть абсолютно добровольным со стороны, а не так, как может быть – вы знаете, мы конечно вам найдем, но для этого нужно заключить договор с каким-то частным детективом.

В. ТРАВИН – Принуждение к заключению договора запрещено гражданским кодексом.

С. БУНТМАН – Хотя бывает. Значит так, что касается Александра Пикуленко, у него тайм-аут после утренних эфиров, и сегодня мы традиционно ведем в таком составе, у нас периодически, какая у нас уже периодичность, Сережа, получается?

С. АСЛАНЯН – Раз в месяц, так точно. Вчетвером заменяем Пикуленко.

С. БУНТМАН – Еще вопрос. Леонид продолжает: "Раз нет приказа, обязывающего эксперта осматривать автомобили, значит, в регионах так и будут ставить автомобили на учет. В Москве – нет. ГАИ ставит часть людей в невыгодное положение. Правильно ли это?"

А. НАГАЙЦЕВ – Я не очень понял суть вопроса, правильно что? Что в Москве не ставят перебитые машины, грубо говоря, а в регионах продолжают ставить?

С. БУНТМАН – Нет, то, что в регионах продолжают ставить, наверное.

А. НАГАЙЦЕВ – Опять, наверное, вопрос не ко мне, наверное, это вопрос к профессионализму тех товарищей. Я думаю, регионы там такие, номера 69, 5, 15, 16, когда вы видите на номерах, они вызывают улыбку у сотрудников ГАИ, потому что те, кто там был, те знают, что там творится. Так, интеллигентно скажем. А допустим, 99 регион, когда все знают, что в Москве просто так машины с трудом проскочит, либо очень нужно высокопоставленному человеку быть, чтобы получить, это жизнь, куда деваться, получить номера на перебитую машину. Это как бы жизнь, ну что же, там нет профессионалов, и где найти человека, который будет согласен идти в милицию.

С. БУНТМАН – Понятно, мы упираемся в систему.

А. НАГАЙЦЕВ – Опять, в деньги, да. Давайте наберем профессионалов, научим, да.

С. АСЛАНЯН – Из ниоткуда наберем, да, профессионалов.

А. НАГАЙЦЕВ – Ну не хотят идти люди в милицию, что же делать.

С. БУНТМАН – Так, еще вопрос сейчас с другой стороны, перед краткими новостями он будет последний, я так думаю, а потом мы продолжим. Вот какой: "У меня оказались перебиты номера. Дело прекратили, но машину на учет не ставят. Что делать?" - спрашивает Павел. Т.е. понятно, что.

А. НАГАЙЦЕВ – Павел купил машину непрофессионально, купил на рынке, я не знаю, москвич он или нет, наверное, машину взял на Люберецком рынке, такая печальная слава идет про него. Если он оформил сделку так, как этого требует закон, т.е. у него есть справка-счет, где указана реальная сумма за автомобиль, а не 1000 рублей, и если автомобиль был снят с учета и он где-то был на учете, значит, государственная организация где-то пропустила, не отфильтровала этот автомобиль. Я думаю, в рамках гражданского кодекса он может свои убытки возместить, во всяком случае в Москве я не слышал о таких случаях, а в Петербурге – пожалуйста.

В. ТРАВИН – Можно проще сделать – подать в суд на отказ совершения регистрационных действий и обжаловать его. Практика такая в Москве есть.

А. НАГАЙЦЕВ – Во всяком случае, сотрудники ГАИ руководствуются указом президента 711-м 98-го года, с небольшими дополнениями, где четко сказано – запретить эксплуатацию автомобилей с уничтоженной и измененной маркировкой, т.е. грубо говоря, краденые машины на учет не ставят. Что хочешь из нее можешь делать – голубятню, разобрать и т.д. А вот к сожалению, пока наказывают тех людей, которые непрофессионально покупают машину на рынке.

С. БУНТМАН – Тем более, здесь дело было закрыто. Как Вы говорите, если не нашелся…

А. НАГАЙЦЕВ – Используя то, что машина была чуть дешевле.

С. БУНТМАН – Понятно.

А. НАГАЙЦЕВ – Если с человеком поговорить, все очень просто, вокруг машины стоили 5 000, эту он взял за 4 000, купился на цену. Либо она очень сияла.

С. БУНТМАН – Мы продолжим наше заседание на "Парковке" после кратких новостей, сразу.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН – Продолжаем "Парковку", и у нас с Сергеем Асланяном сейчас в студии, как у ведущих, но это весьма условно, Виктор Травин и Александр Нагайцев. Говорим мы о похищенных автомобилях. Но здесь Павел, у которого прекратили дело, но машину не хотят ставить на учет с перебитыми номерами, я думаю, Вы оставьте свой телефон, Вы пришлите свой телефон, и тогда как раз свяжутся коллеги правовой защиты, и Виктор Травин, я думаю, Вам окажет консультацию, окажет услугу такую. И обязательно помогут Вам, я так думаю. Вот вопрос еще, близкий здесь, что делать?

С. АСЛАНЯН – Хороший вопрос, кстати.

С. БУНТМАН – Из раздела, что делать, а дальше уже начинается, так просто все не проходит. Вот смотрите, Сергей из Екатеринбурга нам пишет: "Моего знакомого трое парней взяли силой, его посадили в его же машину, вместе с ним гоняли по лесным дорогам на этой машине, пока не разбили машину. После чего они просто ушли, и все. В милиции по этому поводу брать заявление отказались". Как все это объяснить?

С. АСЛАНЯН – Страна такая.

С. БУНТМАН – Это слишком общее, как вопрос "что делать?".

В. ТРАВИН – Давайте процессуальную сторону вопроса рассмотрим. Если милиция отказалась брать заявление, первое, что нужно было делать, заявление отправлять по почте, с описью вложения и заказным письмом с уведомлением. И вторую жалобу или заявление нужно было подавать в прокуратуру, и четко совершенно писать, что орган внутренних дел утаивает преступные деяния от учета. Т.е. надо было дать движение делу, движение можно было дать официально только таким способом. Т.е. еще раз, отправлять по почте, и сразу же такое же заявление в прокуратуру, что УВД скрывает преступные деяния от учета. Ну а дальше это уже к Александру Анатольевичу вопрос.

С. БУНТМАН – А дальше, предположим, в милиции не поверили, что это он не сам разгрохал машину.

А. НАГАЙЦЕВ – Моя компетенция она как бы не совсем связана с разбоями, я разбоями не занимался.

С. АСЛАНЯН – И все мы тоже.

А. НАГАЙЦЕВ – Нам повезло. Вот здесь нет факта, с моей стороны, где бы криминалисты могли поработать. Хорошо, найти отпечатки пальцев и т.д., если факт имел место быть, я не исключаю, что этот товарищ, извините меня, профессия не верить никому, что он сам мог разбить свою машину, отчитаться, что напали и т.д.

С. БУНТМАН – Да, но есть презумпция, если он тем более подает заявление, есть презумпция невиновности, должно быть ему плохо, если окажется не так, как он подал.

В. ТРАВИН – Статья уголовного кодекса за дачу заведомо ложных показаний.

С. БУНТМАН – Конечно, может человек знать, на что может идти.

А. НАГАЙЦЕВ – Где здесь область криминалистики, скажите мне.

В. ТРАВИН – Отпечатки пальцев обязаны были взять с баранки.

А. НАГАЙЦЕВ – В том, что кто-то ездил, да, отпечатки пальцев на элементах конструкции автомобиля, в салоне и т.д., которые бы подтвердили, что да, действительно, здесь были другие люди, по количеству этих людей. Наверняка они проходя по учету, потому что законопослушные граждане так не развлекаются. А что касается заявлений и т.д., это общий порядок, надо просто добиваться, чтобы заявление прошло официально, потому что действительно, сотрудникам милиции так называемый "висяк" вешать бы не хотелось, пока отчетность существует. И в соседнее отделение милиции почтой посылайте заказным с уведомлением, никаких проблем я не вижу.

В. ТРАВИН – А вот отчетность мы с вами затронули, скажите пожалуйста, я опять возвращаюсь к своему вопросу, потому что он сегодня самый-самый больной, машина, найденная, известно где, собственник пришел, погладил ее, смахнул с нее пыль и заправил это маслом, но ездить но на ней не может, потому что она ему еще не возвращена. Так вот, опять-таки, к вопросу об отчетности, где-нибудь учитывается, что машина возвращена собственнику, где-то проходит в каких-то сводках? То, что она просто найдена, выявлена, обнаружена, это мы знаем.

А. НАГАЙЦЕВ – Я такую графу не видел, у меня такой информации нет.

В. ТРАВИН – Так вот, я вам скажу совершенно однозначно, что сегодня самая большая, вернее, самая главная причина того, что транспортные средства за редким исключением не возвращаются к собственнику, как раз и заключается в том, что ни в одном милицейском отчете вы не встретите строчку, какое количество автомобилей из числа похищенных и найденных возвращено собственникам. За это никто не отчитывается. А коль никто не отчитывается, зачем же перенапрягаться?

А. НАГАЙЦЕВ – Мне кажется, это порочная практика. Вот если, допустим, 300 – это хорошо или много? Или 5? Где грань, хорошо работает или плохо работают? Любая цифра должна давать какую-то оценку.

В. ТРАВИН – Грань – это довести дело до конца, чтобы собственник сел на свою машину за руль и сказал милиции "спасибо".

С. БУНТМАН – Во всяком случае, сделать все возможное, если эта машина существует в природе.

А. НАГАЙЦЕВ – Все что вы говорите, у меня создается впечатление, что я как-то объясняю, разговор слепого с глухим. Система отлажена, система просто сбои дает определенные. Но если мы будем работать, т.е. если сотрудники ГАИ будут работать как положено, эксперты, если все будут работать как положено, они обречены, что они будут выявлены, им некуда деваться.

С. БУНТМАН – Что есть система, которая разработана?

А. НАГАЙЦЕВ – Она достаточно стройно, логично работает.

С. БУНТМАН – И она, скажем так, если говорить без учета человеческого фактора профессионализма/непрофессионализма, или нежелания делать свою работу, то система, она заведомо эффективна?

А. НАГАЙЦЕВ – Да, я считаю да, во всяком случае, когда мы работаем, а мы работаем, у нас подразделение профессиональное, мы все всегда выявим.

С. БУНТМАН – Т.е. вы не работаете помимо системы, вы работаете именно в выполнении элементов этой системы, которая разработана?

А. НАГАЙЦЕВ – Конечно.

С. БУНТМАН – Т.е. вы все делаете по букве только до конца?

А. НАГАЙЦЕВ – Да. Так вот и получается, что только тогда, когда в системе есть дырки, можно поставить на учет автомобиль без показа его, вообще понятно, да, цену узнать – ради Бога, пойдите узнайте, существующую цену скажут. Значит, существует определенный рынок услуг, опять же, он возникает, потому что сотрудники милиции бедствуют, я опять же их не оправдываю, просто вы поймите – сотрудники милиции, обычные люди, они живут здесь с нами, они испытывают те же трудности, у кого дочь болеет, у кого-то мать – наркоманка и т.д. Ему ни квартиру купить, ничего. Поэтому вы просто, задавая нам вопросы, поймите – сотрудники милиции, обычные люди. И они также хотят есть и пить.

С. БУНТМАН – Я понимаю.

С. АСЛАНЯН – Сотрудники электростанций ядерных, они тоже обычные люди, но почему-то у нас все-таки не каждый день Чернобыль. Мера ответственности другая?

С. БУНТМАН – Не думаю, дело даже не в этом, потому что есть и там случаи тех же хищений, достаточно страшные.

С. АСЛАНЯН – Не рвануло пока после Чернобыля больше, а зарплату тоже задерживают.

С. БУНТМАН – Сейчас мы не будем уходить, потому что не так давно у нас была большая об этом беседа.

А. НАГАЙЦЕВ – Сейчас не секрет, это публиковали в газете, я не открою никаких секретов, значит, по одному из следователей прокуратуры идет достаточно большое уголовное дело, фамилия его была опубликована, фамилия Эрзаев, она как бы никого не обидит и не заденет и не повлечет на меня исков судебных. Через его руки прошло достаточно большое количество автомобилей, они как правило криминального происхождения. Вот наше подразделение сейчас будет, через нас пойдет почти 1 500 автомобилей, к которым он имел отношение. Там, как люди говорят, что они давали какие-то деньги, весьма большие суммы и т.д., умножить 1 500 машин на какие-то тысячи долларов, сумма получается большая.

С. АСЛАНЯН – Под 15 получается.

А. НАГАЙЦЕВ – Я не юрист, не мое дело, возможно, что все это неправда, я не видел. Но 1 500 автомобилей, часть машин уже у нас в подразделении. Это дорогие машины, год, полгода, полтора, два года, в максимальной комплектации, и С-8, 220-ые кузова "Мерседесов", это машины стоимостью 120-150 тыс. долларов. Люди, покупавшие их, эти машины, покупали из за 20-30 тыс. долларов. А теперь ответьте мне, покупая такие машины, они о чем вообще думали? А теперь они что переживают? У них отобрали, у них отберут. Да, мы их задержим, мы их вернем законным владельцам в другой стране, в конце концов.

С. БУНТМАН – Но с другой стороны, они могут потребовать, сейчас мы приблизимся, вот последнее, я Александра Нагайцева попрошу ответить еще раз на вопрос, что такое профессиональная покупка, это через несколько минут, потому что здесь некоторые слушатели, которые не слышали первой передачи, где шла речь о том, что такое профессионально купить автомобиль, но в конце концов, клиенты ведь были обмануты. Знаете, формально.

А. НАГАЙЦЕВ – Это здоровый идиотизм, их обманули, бедолаг, за 30 тыс. впарили то, что стоит 120. Я бы хотел посмотреть, как они у себя на фирме работают, наивные дети. Жалко просто их, бедолаг, их обманули. Дело не в этом – система.

С. БУНТМАН – Но перед законом они заведомо обмануты.

А. НАГАЙЦЕВ – Да, конечно, их никто не посадит, они пострадали, они останутся без этих денег. Но машины у них заберут. А вот та система, не сработавшая, которая позволила поставить на учет, присвоить государственные номера украденным автомобилям… Давайте дальше пойдем, они как в Россию-то попали? Через границу. Они пересекли таможенные посты, они пересекли пограничные посты. И даже здесь, находясь в Москве, знаю стоимость этих пересечений, сколько стоит дырка в таможне.

В. ТРАВИН – Можно тарифы огласить?

А. НАГАЙЦЕВ – Да ради Бога, пересечение на конец прошлого года, пересечь дырку в границе, пересечь без фиксации, без присваивания таможенного номера – 1200-1400$.

В. ТРАВИН – А скидки?

А. НАГАЙЦЕВ – Никаких скидок женщинам беременным не делается. Эта сумма делится между таможенниками и пограничниками, потому что все как бы ребята в доле и т.д. И их можно понять, зарплата маленькая, жить им негде.

В. ТРАВИН – Это независимо от стоимости машины или от марки машины?

А. НАГАЙЦЕВ – Им наплевать, "Запорожец" или "Мерседес", важно, что они рискуют одинаково. Вы можете подсчитать, сколько стоит похищенный автомобиль здесь.

С. БУНТМАН – Вы назвали, все-таки произнесли слово "рискуют".

С. АСЛАНЯН – Могут выгнать с работы.

С. БУНТМАН – Можно понять, но все-таки преступление.

А. НАГАЙЦЕВ – Это каждый для себя сам решает, рисковать/не рисковать.

С. БУНТМАН – И почему я сейчас, не потому, что мне хочется обойти какие-то острые углы, спилить напильником.

А. НАГАЙЦЕВ – А что, они в газетах пишут.

С. БУНТМАН – Нет, я не поэтому говорю, потому что мне очень хочется, чтобы мы о каждой вещи, коррупции или социальном положении, материальном положении того или иного ведомства, в том числе и МВД, чтобы мы этим занимались предметно, а не походя, пока мы занимались угонами автомобилей, и тут же скатываемся на то, что а как нам побороть коррупцию, решаем мировые вопросы.

А. НАГАЙЦЕВ – Это мы не поборем.

С. БУНТМАН – Я думаю, мы должны разделять. Поборем, но не сейчас.

А. НАГАЙЦЕВ – Я имею в виду угоны.

С. АСЛАНЯН – К Чернышевскому, что делать?

С. БУНТМАН – Потому что проблемы надо расчленять, решать как в военном искусстве, по частям.

А. НАГАЙЦЕВ – А я вам сказал, профессиональная работа, создана система, она гарантирует.

С. БУНТМАН – Тогда давайте еще на несколько вопросов ответим, потому что Максим просит, например, прокомментировать пункт 11 положения по допуску, запрещающий эксплуатацию транспортных средств с измененными номерами агрегата, есть ли смысл в таком случае, и здесь у меня как минимум три вопроса аналогичных, в таком случае возвращать автомобиль прежнему владельцу, если его все равно не зарегистрируют? Т.е. украли, перебили номера, нашли машину, восстановили то, что там было вначале, установили владельца, у него не регистрируют автомобиль.

А. НАГАЙЦЕВ – Я считаю, что с точки зрения конституции это незаконно ограничено, милиция сработала, нашла чужую собственность, она установила, что машина похищена у Пупкина, машину эту ему вернули, а теперь правоохранительные органы должны поставить ее на учет, зарегистрировать, для этого существует система, скажем так, легализации похищенных автомобилей, когда фиксируется внешний вид маркировки, который имеется на сейчас, двигатель, кузов, и автомобиль под предыдущей реальной маркировкой, т.е. насчитать настоящее ТУ, это как бы нормально. Другой вопрос, что не знаю по каким причинам эти машины иногда, не скажу – всегда, не ставят на учет, буквально читая указ президента – запретить эксплуатацию. У человека похитили машину, милиция сработала - слава Богу, вернули, товарищи – поставьте, пусть человек катается.

С. АСЛАНЯН – Кое-кто у нас порой.

А. НАГАЙЦЕВ – Да, кое-кто у нас порой, опять же, у меня нет статистики, но люди обращаются, жалуются. Я считаю, что нужно просто обращаться в суд.

С. БУНТМАН – Вот у меня три вопроса просто в течение 5 минут.

А. НАГАЙЦЕВ – Я считаю, что надо обращаться в суд.

С. БУНТМАН – Да, Виктор, что нужно, куда нужно обращаться?

В. ТРАВИН – Я думаю, что нужно опять-таки попросить у людей дать координаты, будем заниматься предметом.

С. БУНТМАН – А общий какой здесь может быть, в принципе, как человек должен поступить? Если у него так, как Александр Нагайцев сейчас объяснил, что у него все в порядке, как ему легализовать свой автомобиль?

В. ТРАВИН – Получить отказ на своем заявлении в РЭУ с просьбой зарегистрировать транспортное средство с измененными номерами.

А. НАГАЙЦЕВ – Предоставив все документы.

В. ТРАВИН – Естественно, предоставить все документы. Получив официальный отказ, обжаловать его в суде, суд будет на вашей стороне.

А. НАГАЙЦЕВ – И все, однозначно.

В. ТРАВИН – Это 100%. Я поясню, в чем здесь дело, сотрудники РЭУ, особенно начальники РЭУ, боятся брать ответственность на себя. Вот если будет решение суда, они прикрываются этим решением суда, так сказать, самое уязвимое место, и я думаю, проблем здесь никаких не будет. Если можно, координаты этих людей, потому что мы поможем.

С. АСЛАНЯН – Начальники РЭУ боятся брать на себя ответственность бесплатно.

А. НАГАЙЦЕВ – Такой статистики у нас нет, не надо так всех.

С. АСЛАНЯН – Просто кое-кто у нас порой.

А. НАГАЙЦЕВ – Если есть информация, давайте напишите, я обязан сообщить.

С. БУНТМАН – Эдуард из Петербурга, Ваш телефон я распечатал, и мы его передадим Виктору Травину. Присылайте с координатами, потому что у каждого человека, даже если есть общие черты случая, который мы можем рассмотреть здесь с гостями, то есть естественно, нюансы и особые обстоятельства, которые требуют индивидуального подхода. Присылайте свой телефон.

А. НАГАЙЦЕВ – В конце концов, если задерживают в Москве машины, в Москве можно приехать к нам, и у нас есть такая услуга, по заявлению гражданина можем провести исследование.

С. АСЛАНЯН – Самое время – сказать, куда "к нам".

А. НАГАЙЦЕВ – Экспертно-криминалистический центр МВД России, это улица Зои и Александра Космодемьянских, дом 5, мы можем посмотреть, и никаких проблем я не вижу. Т.е. если человек прошел все эти круги ада, так много получил мучений, мы постараемся ему помочь.

С. АСЛАНЯН – Еще один кружок.

В. ТРАВИН – Т.е. к вам необязательно по территориальной принадлежности, житель Омска или Питера может к вам приехать?

А. НАГАЙЦЕВ – Пожалуйста, люди из Тюмени машины привозят, говорят – у нас проблема.

С. БУНТМАН – Чудесно, вот это уже конкретно.

А. НАГАЙЦЕВ – Только я все время ремарку должен делать, при наличии криминала машины будут задержаны, без обид.

С. АСЛАНЯН – Если автомобили с обидами, то будут задержаны.

С. БУНТМАН – Если у вас есть доверие, есть уверенность такая.

А. НАГАЙЦЕВ – Некоторые обижаются – попросили посмотреть, а вы отобрали, как же так.

С. БУНТМАН – Просто человек говорит, что у него и дело закрыто, а другой говорит, что все в порядке.

А. НАГАЙЦЕВ – Никаких проблем, может просто подвезти документы, мы можем посмотреть, насколько профессионально было сделано заключение эксперта и т.д.

С. БУНТМАН – Хорошо, вопрос у меня, который был от наших слушательницы здесь, что же все-таки такое – профессионально купить автомобиль?

А. НАГАЙЦЕВ – Прежде всего, из чего складывается профессиональность, т.е. первое – вы уверены в происхождении автомобиля, весь комплект документов должен быть продавцом, если вы покупаете на вторичном рынке, не новый автомобиль, т.е. продавец должен вам предоставить, так удобно, либо ксерокопию паспорта, по которому вы сможете его найти. Он не обязан по закону, просто так спокойнее. Честному человеку нечего скрываться. Дальше, документ, если это автомобиль зарубежного производства, о том, что он был растаможен должным образом, и государство свои 5-6 тыс. долларов за него таможенных сборов получило. Следующая позиция – некий документ, есть в Москве свой документ, акт экспертного осмотра, что маркировки не изменялись. И это позволяет человеку заявлять какой-либо организации претензии – вы дали документ, вам заплатили, маркировки не изменены, а теперь мне сказали, что они изменены, оплатите мои расходы. После этого осталось убедиться в соответствии регистрационных записей с тем, что есть на самом автомобиле, ибо можно под эти документы поставить другой автомобиль, двойник и т.д., в учебниках все это читали, там все это есть. Когда вы уверены в том, что ваш автомобиль соответствует документам, вы уверены в том, что государство получило положенные сборы, вы уверены, что всегда сможете найти, кто вам продал, при наличии проблем, и вы указали реальную сумму, в случае каких-то проблем вы можете по суду ее же получить. А когда человек, купивший "Мерседес", указывается в справке-счете 10 000 руб., а теперь она оказывается краденая, и он потерял свои деньги, какие проблемы – идите получайте, ну что же, мне 10 000 рублей дадут, я тогда платил 40 000$. Но это вы хотели обмануть. И попались. Это обман государства. Либо играйте по правилам, либо ездите на ворованном, но знайте – если отберут, не надо жаловаться.

С. БУНТМАН – Т.е. надо знать, на что идешь.

А. НАГАЙЦЕВ – Я считаю, что да. Причем опять же, система создана, при наличии желания к нам люди обращаются, те, у кого мы забирали автомобили, 5-10 лет назад, они приезжают – вот помните, вы отобрали, хочу купить, посмотрите, даем чек, чек оплачен, пожалуйста, смотрим автомобиль. Иногда вылезает владелец, смотрит, говорит – все, я передумал продавать. Знает уже, при нашем лице, он уже знал, что продавал. Тогда он передумал.

С. БУНТМАН – Понятно. Я распечатаю все телефоны, которые вы нам присылаете. Вот и Александр прислал телефон, другому Александру, который слишком поздно к нам подключился, увы, это передача в прямом эфире, она не повторяется, но текст ее существует в Интернете. Я должен сказать, что на эти темы у нас программа далеко не последняя, уже достаточно регулярна.

С. АСЛАНЯН – В любом случае, в конце нужно будет просто еще раз дать адрес, куда обращаться по экспертно-криминалистическим проблемам, чтобы просто в финале это прозвучало.

С. БУНТМАН – Вопрос, я думаю, Сергею Асланяну и Виктору Травину, прежде всего, у Александра Нагайцева спрошу, как он относится, вот здесь многие у нас говорят об определенной недоступности многих документов, согласно которым могут люди и действовать, жить, защищать свои права, а также знать, в каких случаях они эти права не защитят, потому что не застраховали себя, не обзавелись настоящим документам, как вы только что рассказывали, как покупать автомобиль по-настоящему. Многие завидуют часто упоминаемой Александром Пикуленко папочке за Асланяна со всеми нормативными документами, те вещи, которые есть у Виктора Травина, почему может существовать коллегия правовой защиты. Каким образом это сделать можно было бы доступным для людей?

С. АСЛАНЯН – Тут из моего опыта частного лица, большинство нормативных актов в изданном виде я купил в книжном магазине. Туда не попадают, к сожалению, приказы МВД. Вот их я доставал через Интернет. Они не несут на себе никаких маркировок, что это подлинник, но в качестве рабочего исходного материала этого было всегда достаточно, в том числе и на дороге для общения с нехорошим инспектором.

В. ТРАВИН – Вот Сергей сказал, как это на практике, а я скажу, как это должно быть в теории. Конституция четко гласит об этом, что все документы, затрагивающие права и свободы граждан, должны официально публиковаться.

С. АСЛАНЯН – Подписывайтесь на "Российскую газету".

В. ТРАВИН – В том числе и приказы МВД, если они тоже затрагивают ваши права и свободы.

А. НАГАЙЦЕВ – Я сам приказы покупаю

В. ТРАВИН – У своего начальника?

А. НАГАЙЦЕВ – В печати. Так что издание полиграфическое – пожалуйста, я не вижу проблем. Если у человека есть желание приобрести издание – ради Бога, специальные даже брошюрки есть, для водителей, как бороться с гаишником, не знаю, правда, зачем с ними бороться. Все это можно купить.

В. ТРАВИН – А если нужен прямой быстрый доступ к этим документам, пожалуйста, они у нас раскиданы по всем столам, пусть приезжают.

С. БУНТМАН – Вы понимаете, в чем дело, я хочу сказать, что все равно слушателям, которые думают, что вот, если Виктор Травин этим занимается все равно профессионально, Сергей Асланян этим занимается профессионально.

С. АСЛАНЯН – Вынужденно.

С. БУНТМАН – Да, но дело в том, что для того и существуют и юристы, для того и существуют консультации по различным вопросам, для того и существуют эксперты. Все равно бы сейчас Александра Нагайцева спросили – не могли бы вы дать мне учебник, чтобы я за полгода научился быть экспертом-криминалистом, и я сам буду проверять все машины свои, а также соседей. Но во всяком случае, есть профессионалы, к каждому, к которому можно обращаться, для того есть и контакты, коллегии, организации, все это существует. Если мы на себя берем все обязанности по жизни, то мы не сумеем своей работой заниматься, просто каждый из нас.

С. АСЛАНЯН – На самом деле, чисто бытовой пример, для того, чтобы научиться варить суп, не обязательно этому учиться, это как-то человек захотел, и у него получилось. Ты захотел разобраться в нормативных актах, пошел по этому пути, и так или иначе нашел. А вот сидя дома перед телевизором – не получится. Административный кодекс тебе в руки не упадет.

С. БУНТМАН – Понятно. Будем добиваться доступности документов, предоставлять вам все сведения. "Уважаемая редакция, - спрашивают, самый последний, у нас сейчас несколько секунд, Надежда спрашивает, - вас не коробит от того, что должностное лицо неоднократно повторяет о готовности понять людей, совершающих должностные преступления?"

А. НАГАЙЦЕВ – Коробит… что делать, это жизнь. Еще раз хочу сказать, это жизнь. И потом вы просто их поймите, нужно просто их понять, они что, от хорошей жизни это делают? И потом, если система будет очень четко им противостоять, пожалуйста, она просто не сможет противостоять. Для сравнения, в США 7 независимых организаций контролируют полицейских.

С. БУНТМАН – Тогда мы должны просто не ронять, понимая, в чем-то.

А. НАГАЙЦЕВ – Надо вести себя как положено.

С. БУНТМАН – Не ронять слезу, а делать, что положено.

А. НАГАЙЦЕВ – Абсолютно, я потому и говорю, если все будет работать как положено, мы будем делать свои результаты.

С. БУНТМАН – Спасибо большое, Александр Нагайцев, Виктор Травин и Сергей Асланян, Сергей Бунтман.