Эксперт для Буша. Вьюгин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В рамках саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге президент США встретился с представителями ряда российских неправительственных организаций. Одной из приглашенных была дочь известного политического деятеля России Егора Гайдара, лидер движения «Да!» Мария Гайдар, которая сообщила «НГ» некоторые подробности этой встречи.

– Мария, какие впечатления у вас от встречи с Джорджем Бушем?

– Очень положительные. Эта встреча вопреки моим ожиданиям не оказалась чисто формально-протокольной, она прошла достаточно живо и интерактивно, продлившись вместо запланированных 50 минут полтора часа. Мне кажется, что произошел достаточно значительный обмен мнениями.

– Вас не удивило приглашение на встречу с президентом США?

– Нет, не удивило, когда я поняла формат и зачем это делается.

– А зачем это делается?

– Я так понимаю, чтобы показать, что контакты между нашими двумя странами не ограничиваются только специальными представителями власти, а могут носить как горизонтальный, так и горизонтально-вертикальный характер. Что контакты между двумя странами на G8 не могут ограничиться встречей только двух людей, даже если эти люди избраны народом.

– О Буше-младшем сложилось мнение как о человеке, не совсем разбирающемся во внешнеполитических вопросах. Эдакий ковбой с техасского ранчо. А какое он оставил у вас впечатление?

– Вначале я, тоже попав под влияние этого клише, была настроена достаточно скептически. Думала, что он будет немножечко весел и приятен, но неадекватен, будет делать какие-то ляпы. Но на самом деле он меня удивил, потому что у него достаточно глубокая осведомленность по многим вопросам, связанным конкретно с Россией. В течение всей встречи он был очень активным участником, с ним было интересно разговаривать, слушать, он очень умно реагировал и хорошо воспринимал все то, что ему говорили.

– Каков был круг тем, который затрагивался на встрече?

– Обсуждались темы Ходорковского и Бахминой, закона об НКО, на котором присутствующие остановились достаточно подробно, Чечня.

– А о чем говорили с Бушем вы?

– Могу сказать, что у меня не было задачи его о чем-то попросить, например, что-то передать Путину, как это делали некоторые участники. Бушу интересны некие тренды России в развитии демократии и свободы, и я высказала ему по этому поводу свою точку зрения.

– То есть вы выступили в роли эксперта?

– Да, я выступила в роли эксперта. Человека, который работает на местах и поэтому видит это достаточно близко в отличие от американцев и от американской администрации, которые достаточно специфическим образом составляют свои отчеты и представления.

– А как вы отнеслись к его словам, сказанным в ваш адрес, что и он и вы – дети великих родителей?

– Нормально отнеслась, очень мило. Но это не перевернуло мой мир никоим образом, просто Буш был приятным, вежливым и галантным. К тому же по ходу встречи мы достаточно много с ним обменивались репликами, и, быть может, поэтому он отдельно ко мне обратился после встречи.

– Буш сообщил прессе по итогам встречи, что он объяснял вам всем свою стратегию взаимоотношений с Владимиром Путиным. И в чем же она заключается?

– Он сказал, что Россия – это дружественная страна, что президент Путин – это друг президента Буша. Он верит, что президент Путин любит свою страну, искренен в своих намерениях и делает то, что считает для нее лучше, но, как всякий человек, он может ошибаться. В частности, оставаясь его другом, Буш видит свертывание демократических преобразований в России, отмену независимости СМИ, по этому поводу серьезно озабочен и не считает необходимым эту свою озабоченность скрывать от кого бы то ни было.

– А не была ли эта встреча некой формой вызова Путину?

– Не думаю, хотя бы потому, что на встрече не было представителей политических организаций, тех людей, которые куда-то планируют избираться.

– Как Буш оценивает будущее развития оппозиции в России?

– Мы не обсуждали перспективы оппозиции.

– На ваш взгляд, у вас открылись какие-то перспективы, в том числе и политические, после встречи в числе избранных с Джорджем Бушем?

– Да нет, каких-то специально дополнительных возможностей это не даст, поскольку политические перспективы находятся внутри страны. Поэтому я думаю, что встреча с Бушем была просто очень полезным для меня опытом.

– Вы столь пессимистично настроены после встречи?

– Наоборот, я настроена очень оптимистично, просто я свой оптимизм не связываю с этой встречей конкретно. То есть я считаю, что чем я занималась, тем и буду заниматься."