Экстрадиция с признаками расправы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Адвокат россиянина Захара Калашова опасается выдачи своего подзащитного режиму Саакашвили

1287595772-0.jpg Россияне, волей случая оказавшиеся в испанских тюрьмах, совершенно беззащитны перед лицом царящего там произвола. Такое заявление сделал в ходе сегодняшней пресс-конференции известный адвокат Александр Гофштейн. Примером явного беззакония юрист считает дело своего подзащитного Захара Калашова, которого испанские власти в скором времени могут передать Грузии. Гофштейн учитывал также собственный опыт — он сам почти год провел в испанской тюрьме, а еще три года ждал оправдания.

Адвокат Александр Гофштейн был задержан испанскими властями в ноябре 2006 года, когда участвовал в защите российского гражданина Захара Калашова. 11 месяцев юрист провел в заключении — ему были предъявлены обвинения в участии в преступной группировке и отмывании капиталов. Хотя медлительной принято называть российскую Фемиду, в Испании юристу пришлось четыре года ждать, пока с него будут сняты эти обвинения — летом с.г. Гофштейн был оправдан и смог вернуться в РФ. Сам адвокат считает, что его заключение — лишь один из эпизодов двух гораздо более серьезных дел: поиска испанскими властями мифической русской мафии на Пиринеях и лично мотивированного стремления грузинского руководства расправиться с Калашовым.

Как утверждает адвокат, испанские власти сделали все, чтобы лишить Калашова права на достойную защиту. Так, суд учитывал только факты, свидетельствующие против подзащитного. Причем, Калашова четыре года держат под усиленной охраной в одиночной камере. Гражданину России пришлось выучить испанский язык, чтобы не полагаться на явно непрофессиональных судебных переводчиков. Приговор, по которому Калашов получил за отмывание денег 7,5 лет тюрьмы, адвокат считает странным. «В юридическом процессе отмывание денег — это вторичное преступление, которому предшествовал преступный процесс получения этих финансов. Парадокс дела Калашова в том, что факт первичного преступления не установлен — ни в Испании, ни в России. Но его тем не менее осудили, хотя по испанским законам осуждение за сам факт отмывания в принципе невозможно. В деле Калашова еще немало необычных поворотов», — говорил Гофштейн. Участники процесс отмечали мощное давление, которое власти оказывали на общественное мнение в Испании — ведущие газеты сообщали о масштабных операциях против «русской мафии», а телеканалы запугивали обывателей, создавая ореол преступников- чудовищ из бывшего СССР.

Характерно, что рассмотрение дела Калашова в испанском суде шло параллельно с процессом в Грузии, где его заочно признали «вором в законе» и осудили на 18 лет лишения свободы. Тем не менее, грузинская сторона потребовала у Испании экстрадиции российского гражданина только после того, как отношения между Москвой и Тбилиси накалились до крайней степени, 1 июня Мадрид принял решение начать экстрадицию Калашова в Тбилиси после вступления в силу приговора испанского суда.

По словам Гофтейна, когда его подзащитный находился в тюрьме, он пытался разобраться в причинах происходящих с ним неприятностей: «Калашов видел в интересе к себе Грузии политическую составляющую. Он говорил, что давно знает Михаила Саакашвили и последний контакт между ними сопровождался конфликтом. Конфликт это возник из-за их общей знакомой, которая отдала предпочтение Калашову, как мужчине. Я сам могу сказать с большой долей убежденности, что события, которые происходят с 2006 года, свидетельствуют в личной заинтересованности грузинского руководства в расправе над Калашовым — заочный процесс в Грузии шел в одно время с его задержанием и передачей Испании. В момент, когда было принято решение об экстрадиции Калашова в Грузию, СМИ сообщали о встрече председателя Верховного суда Испании с грузинским послом. Встречались с испанскими коллегами и представители грузинского МВД». Подобные обстоятельства по мнению Гофштейна говорят, что процессы передачи осуждения Калашова в Испании и его передача Грузии дирижируются со стороны и имеют политическую подоплеку.

Адвокат серьезно опасается за судьбу своего подзащитного. «В докладе Государственного департамента США по Грузии за 2009 год говорится, о том, что в тюрьмах этой страны часто нарушаются права человека. Отмечены смерти подозреваемых, плохие условия содержания, лишение свободы по политическим мотивам, чрезвычайно низкий уровень медицинского обслуживания, пытки заключенных. К тому же надо помнить о наличии политической составляющей в этом деле. Она базируется на позиции президента Грузи, который утверждал, что грузинская оппозиция смыкается с организованной преступностью. Таким образом, лица, причисленные к участникам ОПГ, как Калашов, перерастают в разряд политических врагов Саакашвили. Потому опасения, что Калашова в Грузии ожидает не отбытие наказания, а расправа — более чем реальны. Мы пытались донести эту информацию до испанского суда, но он ее игнорирует», — говорит Гофштейн.

Петр Мордасов