Экс-руководитель следственной группы по делу Бульбова может повторить судьбу Довгия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Экс-руководитель следственной группы по делу генерала наркоконтроля Бульбова может повторить судьбу Довгия

Федулова "не согласилась выходить на суд с подложными документами", хотя еще летом прошлого года "выбивала показания из 4-х граждан, незаконно задержанных по подозрению в убийстве, заставляла подписывать пустые бланки протоколов и даже лично надевала на них наручники"

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::25.12.2008, Следственный комитет утроил скандал. Сначала был Бульбов, потом Довгий, теперь - Федулова

Александр Хинштейн

Несмотря на сравнительно юный возраст, Следственный комитет при Прокуратуре (СКП) является абсолютным лидером по числу громких скандалов.

На этот раз в его эпицентре оказалось и без того скандальное дело Бульбова, или дело “генералов наркоконтроля”. Как стало известно “МК”, руководитель следственной бригады Елена Федулова отстранена от ведения дела и молниеносно уволена. Не исключено, что в скором времени ей самой придется последовать за недавними “клиентами”. Руководство СКП всерьез рассматривает возможность возбуждения против Федуловой уголовного дела.

Наши источники говорят, что отставка Федуловой стала следствием ее излишнего упрямства и несговорчивости.

Как водится, в самом СКП увольнение Елены Федуловой держится в строжайшем секрете. Даже Сергей Антонов, адвокат генерала наркоконтроля Александра Бульбова — основного обвиняемого по уголовному делу, — не знает, что у его подзащитного сменился руководитель следственной группы.

Это, впрочем, ничуть не удивительно. С самого первого дня существования СКП здесь предпочитают не выносить сор из избы. И горе тем, кто осмеливается нарушить “корпоративную этику”; пример Дмитрия Довгия, начальника Главного следственного управления СКП, арестованного в отместку за публичные выпады против своего начальства, — яркое тому подтверждение.

Кстати, в том, знаменитом уже, интервью, которое привело Довгия в тюремную камеру, он довольно подробно рассказывал и о подоплеке дела генералов наркоконтроля. О том, как председатель СКП Александр Бастрыкин передал ему оперативные материалы на начальника департамента ФСКН Александра Бульбова и его коллег, приказав “возбудиться” любой ценой. О том, что никакой конкретики в материалах этих не было, и тогда наркополицейских пристегнули к другому, совершенно постороннему уголовному делу — о незаконной милицейской “прослушке”. По версии Довгия, делалось это исключительно потому, что Бульбов слишком далеко зашел в расследовании громких контрабандных дел (“Три кита”, китайская контрабанда).

С того времени прошло уже больше года, но конкретики в деле Бульбова не прибавилось; неслучайно Генпрокуратура по сей день продолжает настаивать, что арестован генерал незаконно.

Похоже, что к аналогичному выводу пришла в итоге и Елена Федулова. Громкое дело она успела порасследовать всего три с половиной месяца. После чего была отстранена и спешно уволена “по собственному желанию”.

Конечно, все это можно было бы списать на обычное стечение обстоятельств или пресловутый человеческий фактор, но странная череда совпадений убеждает меня в обратном.

Федулова была отведена от дела аккурат в момент продления срока ареста наркополицейских. Напомню, что предшествовало этому беспрецедентное решение Верховного суда, который де-факто подтвердил то, что прежде утверждал Дмитрий Довгий: дело, по которому сидит Бульбов, возбуждалось не против него, а в отношении совсем других людей; в постановлении о возбуждении про генерала нет ни слова. В итоге материалы вернулись на новое рассмотрение в Мосгорсуд. И тут же, словно по мановению волшебной палочки, СКП представил другое постановление, которое, дескать, затерялось в бумагах, потому никто его и не видел. (Как могут существовать два разных постановления о возбуждении одного и того же дела — убей бог, до сих пор не понимаю.) В итоге, несмотря на протесты прокуроров и крики адвокатов о подлоге, Бульбов остался сидеть.

По всем процессуальным канонам, да и с точки зрения здравого смысла с этим документом в суд должна была бы прийти Федулова: именно она подписывала ходатайство о продлении сроков содержания под стражей. Но, к всеобщему удивлению, вместо нее миру явился новый следователь — Миниахметов. Потупив взор, он объяснил, что получил дело в производство уже с таким постановлением о возбуждении и о происхождении его, понятно, ничего не знает.

Федулову же, в свою очередь, моментально начали выдавливать из СКП и вынудили написать заявление “по собственному желанию”. Это тем более странно, если учесть, что на работу ее взяли только летом. Параллельно руководство комитета стало всерьез обсуждать вопрос о возбуждении против Федуловой уголовного дела.

С чего вдруг? Может быть, вскрылись какие-то федуловские грехи и в СКП резко озаботились борьбой за чистоту рядов? Нет же.

Те факты, по которым Федулову решили привлечь к ответственности, были хорошо известны ее руководству и прежде.

История эта не новая. Якобы летом прошлого года, когда Федулова работала следователем подмосковной прокуратуры, она вместе с сотрудниками Ленинского УВД незаконно задержала четырех граждан по подозрению в убийстве, выбивала из них показания, заставляла подписывать пустые бланки протоколов и даже лично надевала одному из них наручники. Впоследствии все они были освобождены за полной непричастностью.

Трижды областная прокуратура выходила в суд за получением согласия на возбуждение против Федуловой уголовного дела. (По закону следователь, как и прокурор, является спецсубъектом, и привлечь его к ответственности можно лишь с разрешения суда.) Трижды суд прокуратуре отказывал.

Окончательное решение было вынесено областным судом в июле этого года. Три недели спустя Федулова приняла к своему производству дело Бульбова. Теперь же этот сюжет решено реанимировать вновь, хотя никаких новых обстоятельств в нем не появилось.

Да и не должно было появиться. Просто подобная практика — делать ставку на замазанных людей — крайне удобна. До тех пор, пока ты слепо выполняешь волю начальства, все твои грехи никого не тревожат. Но стоит лишь немного заупрямиться, ослушаться спущенных сверху команд, и тут же извлекается из пыльного архива компромат: хочешь по закону? получай! (Опять же, чтоб и другим неповадно было.)

Наши источники внутри СКП утверждают, что фактической причиной репрессий против Федуловой стало ее нежелание соглашаться на совсем уж откровенное беззаконие; в частности, выходить на суд с “неожиданно найденными” документами, в подложности которых мало кто сомневается.

Точно такой же предел прочности наступил когда-то и у Дмитрия Довгия. До определенного уровня произвола он еще готов был доходить (того же Бульбова арестовал, например, без звука). Но, видимо, даже у сотрудников СКП существует какая-то грань.

Аналогия с Довгием не случайна. Елена Федулова имеет все шансы повторить судьбу бывшего главы ГСУ СКП, если, конечно, тоже осмелится рассказать всю правду о том, что творится сегодня в этом ведомстве.

Пока от комментариев она уклоняется. В телефонном разговоре опальный “важняк” наотрез отказалась давать интервью и вообще разговаривать на эту тему.

Степень ее откровенности напрямую зависит теперь от активности бывших коллег. Пустых камер в “Лефортове” осталось еще в избытке…