Экс-советник Александр Кривенко в эпизодах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::28.04.2004

Экс-советник Александр Кривенко в эпизодах

Деятельность некоторых высоких чиновников можно проследить только по отдельным эпизодам. Которые никак не скрыть от публики и прокурорского надзора

Эпизод третий. Двое из ларца

Леонид Юров

Чтобы у читателя не сложилось одностороннего или – не дай Бог! – предвзятого мнения об экс-советнике председателя правительства Александре Кривенко, оставим (на время) экономические аферы, в которых удалось распознать его следы, и обратимся к духовной сфере. В смысле, попробуем разобраться, а что он за человек такой, А.Кривенко, каковы его личные качества и что кроется в его загадочной душе? В конце концов, и у самого закоренелого циничного преступника есть внутри что-то трогательное, по-детски наивное…

В этом плане Александр Кривенко оказался весьма разносторонним и многомерным человеком. Можно сказать – многоликим существом. Он не только проворачивает, пользуясь служебным положением, многомиллионые сомнительные сделки и талантливо прячет концы в воду, уводя следствие в сторону, но в то же время и сотрудничает с Генеральной прокуратурой, «помогая» той в ее нелегкой работе. Раньше, вторя известному киногерою Е.Леонова, говорили: «Украл, выпил, - в тюрьму!» Теперь получается: «Украл, выпил, настучал». И главное – остался на свободе!

Экс-советник, уши которого «торчат» не из одного десятка хитроумных финансовых комбинаций, самозабвенно пустился поставлять правоохранительным органам информацию на ненавистных в народе олигархов.

Ситуация, в целом, внушающая оптимизм – раскаялся чиновник, хочет искупить, – но так кажется только на первый взгляд. По какому-то странному совпадению эти олигархи – «враги народа» оказываются на поверку личными (или деловыми) врагами играющего в раскаяние А.Кривенко.

***

Самым значимым событием одновременно и в экономической и в уголовной сфере за последний год стало «дело ЮКОСа», в рамках которого обвиняемыми оказались все акционеры Group Menatep. В начале апреля Генеральная прокуратура утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении председателя совета директоров ЗАО МФО «Менатеп» Платона Лебедева.

Русская пословица гласит: бог не выдаст, свинья не съест. Оказывается, и бог выдает, и свинья съедает.

Это «дело» началось именно с доноса, душой которого явились наши знакомые господа высокопоставленный в прошлом чиновник А.Кривенко и израильский бизнесмен В.Кантор. Основная причина враждебности В.Кантора, по словам самого Лебедева, – «острая конкуренция на российском рынке, а также отказ... в заключении с предприятиями Кантора долгосрочного соглашения на 25 лет по поставке для них концентрата по фиксированной цене, так как в противном случае В.Кантору трудно работать».

Почему в дело Лебедева активно «влез» А.Кривенко, тоже понять можно. Если учесть его тесные связи с В.Кантором, а также его роль в составлении доносов на руководство «Апатита» и «сопровождении» их в аппарате Правительства и Администрации Президента. «Этот чиновник, прикрываясь государственными интересами и используя служебное положение, систематически мог поднимать в различных инстанциях данный вопрос для того, чтобы он был вовремя присоединен к доле своего хозяина. Как говориться, чтобы «и волки были сыты и овцы накормлены». ([page_13937.htm «Тройной агент в Правительстве России»]).

***

Генеральная прокуратура широко освещает в Интернете жизнь и деятельность обвиняемых по «делу ЮКОСА», в частности Платона Лебедева, поэтому ни для кого не является секретом, что в обвинительном заключении, врученном Лебедеву, содержится семь статей УК РФ:

- ст. 159 «Мошенничество», то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием организованной группой или в особо крупном размере;

- ст. 198 «Уклонение от уплаты налогов физическим лицом»;

- ст. 315 «Злостное неисполнение приговора суда»;

- ст. 199 «Уклонение от уплаты налогов с юридического лица»;

- ст. 160 «Присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному»;

- ст. 165 «Причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения».

Все вышеперечисленное, по мнению следствия, Платон Лебедев совершил не один, а в составе организованной преступной группы: Ходорковский, Невзлин, Дубов, Брудно, Шахновский и «другие неустановленные следствием лица», что подпадает под действие ст. 33 УК РФ и является отягчающим обстоятельством.

За неимением места оставим здесь без комментария шесть статей УК из перечисленных семи, тем более что их включение в обвинение П.Лебедева уже рассмотрено в публикации «МК» Платон, почем истина?; отдельные цитаты из нее приводятся здесь. Остановимся более подробно на статье 159 «Мошенничество», то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием организованной группой или в особо крупном размере.

Г-ну Лебедеву вменяется в вину хищение 20-процентного пакета акций «Апатита» путем обмана или злоупотребления доверием фонда имущества Мурманской области, проводившего инвестиционный конкурс по продаже этих акций. Выяснилось, что ЗАО «Волна» - одна из компаний, дружественных банку «Менатеп», победив на конкурсе, в 1994 году, выкупило выставленный на него государственный пакет акций.

«Со временем контрольный пакет акций «Апатита» стал собственностью группы акционеров, интересы которых представлял «Менатеп». Перестав быть ничейным, предприятие наконец заработало, производство концентрата стало бесперебойным, зарплата рабочим, налоги государству, отношения между производителями и потребителями минеральных удобрений – все пришло в надлежащий вид. И «Апатит» становится предметом грез. В том числе и г-на В.Кантора, владельца одного из крупнейших потребителей апатитового концентрата в России АО «Акрон». А отношения с «Менатепом» у г-на Кантора не задались. Он хотел бежать по зеленому коридору – не вышло. И он расстроился...»

Тем временем Фонд имущества Мурманской области обращается в Арбитражный суд города Москвы. Дело в том, что, как оказалось, по инвестиционному договору «Волна», помимо оплаты 415803 акции «Апатита», должна была выполнить обширную инвестиционную программу в ограниченный срок. Мурманский областной фонд имущества заявил в своем иске: договор этот не выполнен, и значит следует считать недействительным и договор о купле-продаже акций. И Арбитражный суд Москвы в 1998-м году вынес решение о расторжении договора и возвращении акций в государственную собственность. Правда, при условии, что Фонд имущества Мурманской области сначала вернет ЗАО «Волна» деньги, уплаченные «Волной» за эти самые акции.

Однако решение это исполнено не было. И тяжба растянулась на четыре с лишним года. «И тогда, с целью устранения «репутационных рисков» (выражение Ходорковского), Лебедев предложил урегулировать вопрос за счет основных акционеров «Менатепа».

Предложение было принято».

Российский фонд федерального имущества провел оценку оспариваемых акций. Сумма составила 15 млн. 130 тыс. долларов США (478 млн. рублей). Указанная сумма была переведена на счет государства в лице РФФИ, и на этих условиях стороны, то есть РФФИ и ЗАО «Волна», подписали мировое соглашение. Тогда же подписанное мировое соглашение утвердил и Арбитражный суд. Случилось это 19 ноября 2002 года.

И, очевидно, В.Кантор сделал из всего вышеописанного разумный вывод: теперь стать владельцем «Апатита» он не сможет. А хочется. И тогда он инициировал обращение группы губернаторов к Президенту России. Воспользовавшись услугами нашего героя А.Кривенко.

Схема подобных обращений была отработана до мелочей давно загодя – «ответственный» работник Правительства РФ А.Кривенко, обладая по роду своей деятельности всеми необходимыми документами, составляет тексты официальных бумаг в Правительство, Президенту и другие инстанции. Далее, помощниками В.Кантора эти бумаги заносятся на подпись «своим» губернаторам и отправляются официальной почтой. Получив их на своем рабочем месте в Правительстве, тот же А.Кривенко на основании резолюций готовит уже проекты постановлений Правительства, указов Президента с приложением разработанного нужного варианта решения; затем за подписью своего непосредственного руководства адресует их на рассмотрение первым лицам страны. Если надо подключаются свои люди в руководстве различных министерств и ведомств, которые также подписывают бумаги Кантора-Кривенко, соглашаются с мнением губернаторов и поддерживают их решения.

Не так ли получилось и в этот раз? Губернаторы написали В.В.Путину о том, что «Апатит» продан за бесценок и государство осталось внакладе. А.Кривенко обеспечил прохождение письма через все промежуточные инстанции с максимальным обрастанием различных подробностей.

Президент дал поручение в вопросе разобраться. Правительство разобралось и дало заключение - вопрос урегулирован законно и никаких претензий к Менатепу нет.

Однако дело об акциях неожиданно возобновляется.

***

Но я хочу обратить внимание на один нюанс. «Как мы помним, Российский фонд федерального имущества оценил акции в 15 млн. 130 тыс. долларов США. Однако в материалах уголовного дела вдруг появляется другая оценка акций, якобы проведенная по поручению правительства. И оказывается, что стоят злополучные акции 62 млн. долларов. Стоп. Есть документ, из которого следует, что правительство никаких поручений на сей счет не давало. Кто же заказал новую экспертизу? Как кто? АО «Акрон», сиречь г-н В.Кантор».

Не удивительно: у Кантора есть своя служба оценки, она уже не раз сослужила ему верную службу. Как следует из имеющихся источников, хозяйствование В.Кантора на «Акроне» началось с того, что администрация «Акрона» (тогда АО «Азот») пустила в 1992 году на свою территорию оценщиков В.Кантора для оценки активов предприятия перед акционированием. «Акрон» («Азот») был оценен в копейки, акционирован, при этом контрольный пакет выкупил – кто бы это мог быть?! – естественно, В.Кантор.

Позже услугами оценщиков Кантора воспользовался и его партнер А.Кривенко. В 1999-2000 годах «с особым цинизмом при распределении зарубежной гуманитарной помощи советник Правительства России и вице-губернатор Кемеровской области создали все условия для банкротства ведущих предприятий Кузбасса». Тогда Кривенко обратился к Кантору за помощью, и тот не отказал, прислал ему своих оценщиков для оценки активов принудительно обанкроченных предприятий. И вновь, оценили как надо.

И вот опять потребовались, значит, оценщики Кантора. На этот раз результаты их работы легли в основу состряпанного А.Кривенко и В.Кантором коллективного доноса. На эти результаты ссылались позже оба автора доноса и на допросах у следователей.

«Цифра эта (вместо 15 миллионов долларов) взята следователем Ганиевым из допроса В.Кантора. Откуда взял эту цифру Кантор – неизвестно. Но 280 – это гораздо больше, чем пятнадцать. Что, видимо, и требовалось доказать» – пишет П.Лебедев.

Ну почему же «неизвестно»? Очень даже известно. Те же В.Кантор и А.Кривенко сочинили в творческом тандеме и опубликовали, пожелав остаться неизвестными, обеляющую себя статью, где заявляют: «В то же время в ходе проверки стало известно, что специалистами ООО «Лаборатория инвестиций «Лабрейт» проведена предварительная оценка убытков Российской Федерации от невозврата 20%-ного пакета акций ОАО «Апатит», а также в результате невыполнения АОЗТ «Волна» своих инвестиционных обязательств. По мнению названного общества (Исх. №0412-1/02 от 04 декабря 2002 г.), сумма ущерба равна 409 млн. 142 тыс. долларов США (126 млн долларов США - стоимость 20%-ного пакета акций, 283 млн. 142 тыс. долларов США - ущерб в связи с неисполнением инвестиционной программы)».

Вот на основании какого «экспертного оценочного документа» представители Генпрокуратуры опротестовали решение Арбитражного суда. Правда, все сроки обжалования давно вышли – но к мелочам вроде этой придираются только склочные и недалекие люди, что я никак не могу сказать о служителях Фемиды. Они радеют за справедливость. Разве же это мелочь?

***

Но самое главное вовсе не это.

В деле Платона Лебедева 165 томов, каждый в среднем содержит 250-300 страниц. Даже по самым скромным подсчетам, это приблизительно 40 тысяч страниц.

По различным оценкам, от 35 до 40 томов этого дела, появились благодаря «консультациям» А.Кривенко. Опытный руководитель (возглавлял крупное внешнеэкономическое объединение «Продинторг»), чиновник (был помощником Председателя правительства РФ, советником) и бизнесмен (является соучредителем в полутора десятке частных компаний в России и за рубежом) делился своим опытом, консультируя следователей Генпрокуратуры относительно непонятных непосвященному различных нюансов хозяйственной деятельности в современной России и за границей.

Эта дурно пахнущая история становится для некогда «ответственного» работника Правительства и вовсе неприличной после того, как вскрылось одно шокирующее обстоятельство. Как выяснилось, в середине 90-х годов, когда проводился приснопамятный инвестиционный конкурс с акциями «Апатита», А.Кривенко являлся представителем от государства в совете директоров «Апатита», и голосовал так называемой «золотой акцией».

Решение о введении специального права на участие Российской Федерации в управлении ОАО «Апатит» («золотая акция»), которое позволяет осуществить необходимый контроль за его деятельностью, было принято Правительством Российской Федерации при приватизации в 1994 году находившихся в федеральной собственности акций ОАО «Апатит» в целях обеспечения интересов государства.

Вот оно, главное: куда смотрел и что делал А.Кривенко в то время как «организованная преступная группа, возглавляемая Ходорковским и Лебедевым», вершила, по его мнению, беспредел на «Апатите»? Или его тогда все устраивало? Или он откровенно и недаром потворствовал оргпреступной группе Ходорковского и Лебедева? А может быть А.Кривенко выжидал момент, чтобы сменить власть на «Апатите» в пользу своего подельника В.Кантора?

И в том, и в другом случае А.Кривенко вряд ли должна устраивать безымянная роль анонимного консультанта следствия. Состояние здоровья А.Кривенко вполне позволяет ему разделить участь тех, кого он по долгу службы должен был тогда, в середине 1990-х, контролировать.

Не затем ли стремится снова вернуться в высшие эшелоны власти бывший «ответственный» работник Александр Кривенко, чтобы обезопасить свое ближайшее будущее? А там, как в притче о Хадже Насреддине, который поспорил с падишахом, что научит за 20 лет осла говорить, – кто-нибудь обязательно даст дуба: или ишак, или падишах, или сам Насреддин.