Электроэнергетика-2001

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Коммерсант-Власть", origindate::13.11.2001

Электроэнергетика-2001

Кому принадлежит Россия

Дмитрий Бутрин

Российская энергосистема сегодня — это 74 региональные энергокомпании. Все они называются однотипно — первые буквы от названия региона и окончание «энерго». Исключение составляет только калининградская энергосистема — для благозвучия она именуется «Янтарьэнерго».

«ЕЭС России» единой системой можно считать лишь условно — скажем регионы Крайнего Севера и Камчатки в нее не входят. Тем не менее она является крупнейшей энергосистемой в Европе и занимает четвертое место в мире (после США, Китая и Японии). От работы «ЕЭС России» зависит работа абсолютно всех гражданских предприятий и большинства оборонных. Протяженность линий электропередачи всех классов напряжений составляет

2.6 млн км. По сетям «ЕЭС России» передается около 300 млрд кВт.ч электроэнергии в год. Численность работников энергопредприятий, входящих в РАО — 670 тыс. человек.

Отдельным звеном единой энергетической цепочки выступает концерн «Росэнергоатом». Техническую основу российской электроэнергетики составляют 440 тепловых и гидравлических электростанций мощностью 132,1 и 43,8 млн кВт соответственно и 10 атомных электростанций мощностью

2.7 млн кВт. Атомная энергетика обеспечивает около 15% общего объема производства электроэнергии, а по европейской части России—23%.

История: 1991-2000

В десятилетней истории РАО «ЕЭС России» как в зеркале отразился весь путь развития российского бизнеса. Очень и очень многие отечественные компании могли бы узнать себя в рассказе о том, как осколок госсобственности эволюционирует сперва в госконцерн, затем в ассоциацию выбивателей долгов, наконец, в госкомпанию и заканчивает попыткой стать компанией в общемировом понятии этого слова.

1991

Converted 12262.jpg

Анатолий Дьяков

Началась история отрасли в тот летний день, когда зам-министра топлива и энергетики СССР Анатолий Дьяков указом Бориса Ельцина был назначен министром топлива и энергетики России.

Первый крупный проект Дьякова на этом посту — план создания Топливно-энергетической биржи совместно с союзными ведомствами. Из-за развала СССР биржа так и не станет реальностью.

Ноябрь 1991 года — первый крупный энергетический кризис на Дальнем Востоке. В это время пост главы Минтопэнерго уже занимает Владимир Лопухин, который к маю 1992 года должен разработать единую концепцию реформ в ТЭКе (тогда в него включают и электроэнергетику).

Декабрь 1991 года — первая попытка легализации открытого угольного рынка. Пробелы в законодательстве позволяют властям Кузбасса начать «угольный марафон» — кампанию по открытой продаже угля и лицензий на его экспорт всем желающим. Покупателей, впрочем, практически нет. «Дырки» в законах закрываются, а до либерализации угольного рынка остается еще пять лет.

1992

15 апреля 1992 года зарегистрирована Энергетическая русская компания (ЭРКО), учредителем которой выступили еще советский госконцерн «Энергоатом», переименованный накануне в «Росэнергоатом», восемь АЭС, отраслевые НИИ и брокерская контора «Брокинвест». Во главе ЭРКО встает Евгений Игнатенко. По сути, речь идет о первой попытке самостоятельной игры атомщиков на энергетическом рынке. Вторая попытка «энергетического сепаратизма» будет предпринята лишь в 2000 году.

Май. Владимир Лопухин предлагает концепцию реформы ТЭКа, согласно которой правительство сохраняет регулирование цен на газ и электроэнергию и либерализует цены на нефть. Ему оппонирует министр экономики Андрей Нечаев, выступающий за административное регулирование всех цен в ТЭКе и плавное их повышение. Борис Ельцин не одобряет концепцию Лопухина и в июне отправляет его в отставку. Владимира Лопухина заменяет Виктор Черномырдин, а электроэнергетика становится вотчиной Анатолия Дьякова, заместителя Черномырдина. В итоге, заметим, победит стратегия Лопухина, но только через три года, когда Виктор Черномырдин станет премьер-министром.

Летом целые региональные энергосистемы превращаются в АО-энерго. 16 ноября Борис Ельцин подписывает указ «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий», в котором бумаги стратегических энергетических предприятий закрепляются в собственности государства и не могут приватизироваться отдельно. Речь идет о создании некоего энергохолдинга, в который будут переданы контрольные пакеты акций АО-энерго.

31 декабря 1992 года зарегистрировано Российское акционерное общество энергетики и электрификации (РАО «ЕЭС России»). В активы РАО передаются все активы Минтопэнерго России, имеющие отношение к электроэнергетике: единая энергетическая система (ЕЭС), существующая с 1961 года, 70 региональных энергосистем, 100 ГЭС и более 600 ТЭЦ, 2,5 млн км ЛЭП. Виктор Черномырдин благословляет Анатолия Дьякова на руководство компанией.

1993

Летом 1993 года Конституционный суд России признал правомерной «сепаратную» приватизацию «Иркутскэнерго» и неконституционным указ Бориса Ельцина, предусматривающий создание РАО «ЕЭС России».

В декабре 1993 года создается акцептный дом РАО «ЕЭС России» — структура, которая в ближайшие три года через контроль над обращением своих векселей будет контролировать до 40% денежных средств в электроэнергетическом секторе страны.

17 декабря правительство объявляет приватизацию РАО «ЕЭС России». Первый пакет акций (20%) выставляется на чековый аукцион.

1994

8 февраля вице-премьер Олег Сосковец после очередного двукратного повышения РАО «ЕЭС России» тарифов на электроэнергию требует от главы ГКИ Анатолия Чубайса уволить Анатолия Дьякова. Обвинение Сосковца в адрес энергетиков — «устроили коммунизм для одной отрасли». Чубайс Дьякова, впрочем, не увольняет.

15 декабря Анатолий Дьяков на пресс-конференции в ЦДУРАО заявляет: «Главная задача — сохранение единства энергосистемы — выполнена, а все проблемы энергообеспечения регионов страны стали решаемыми».

1995

Евгений Игнатенко, ставший первым вице-президентом «Росэнергоатома» (идея ЭРКО себя не оправдала), на пресс-конференции в марте фактически потребовал слияния компании с РАО «ЕЭС России» и тут же предложил альтернативу — открытый доступ «Росэнергоатому» на оптовый рынок электроэнергии. И в том и в другом Игнатенко отказали: атомщики на тот момент были слишком слабы.

18 апреля в Москве совершено покушение на гендиректора финансовой компании «Грант» Андрея Орехова. Самый крупный и конфликтный проект «Гранта» — организация аукционных торгов акциями РАО «ЕЭС России» в ходе приватизации.

В апреле стало известно, что руководство РАО «ЕЭС России» для проведения ряда торговых операций создало корпорацию «Единый электроэнергетический комплекс» (ЕЭЭК).

Летом 1995 года гендиректор «Новосибирскэнерго» Виталий Томилов проводит допэмиссию акций АО, и в результате «ЕЭС России» вместо 63% голосов в компании остается с 12%. Однако это не помешает ему вновь избираться на пост генерального директора «Новосибирскэнерго» при поддержке РАО на следующий пятилетний срок.

В конце июля поступило в официальную рассьшку постановление правительства России № 760 «О некоторых мерах по стабилизации тарифов на электроэнергию». Правительство разрешило РАО отключать от сети промышленных потребителей «дополнительного списка неотключаемых предприятий» после 30 дней неуплаты. В этот момент средний срок неоплаты энергии предприятиями этого списка, в числе которых алюминиевые, металлургические, оборонные предприятия, составлял 300 дней. Начинается «война рубильников» между РАО и потребителями, не завершившаяся и по сей день.

29 июня Смоленская областная дума обратилась в Госдуму с предложением о национализации ТЭКа, в том числе РАО «ЕЭС России». Предложение неожиданно поддерживается многими региональными законодательными собраниями и губернаторами, среди них — Эдуард Россель.

На фоне этой атаки местные власти буквально забрасывают администрацию президента и правительство просьбами передать им в управление акции АО-энерго, принадлежащие «ЕЭС России». Первый проект раздела РАО на «региональные вертикально интегрированные энергосистемы» проваливается к зиме.

Либерализация угольного рынка — цены на черное золото отпускаются. Но до расцвета этого бизнеса остается еще пять лет, когда энергетикам начнут платить за уголь. Начинается приватизация угольных шахт и разрезов.

Зимой в Приморье разражается второй энергетический кризис десятилетия (есть ощущение, что он происходит каждую зиму, но мы считаем только те кризисы, которые обсуждаются в правительстве). От замерзания край спасает только крайне мягкая зима.

В декабре 1995 года Анатолий Дьяков констатирует, что РАО «ЕЭС России» стало «бесприбыльной организацией».

1996

Котировки бумаг РАО падают уже полгода, и руководство РАО ЕЭС идет на отчаянный шаг — обязует своих работников покупать на аукционах или вторичном рынке бумаги родной энергокомпании. Естественно, проект проваливается, так как лишних денег у них нет. Западные инвесторы заинтересуются бумагами через два месяца, и к концу года в их руках будет находиться 22,5% акций РАО.

В апреле власти Новосибирской области заявили, что из-за кризиса неплатежей «Новосибирскэнерго» может отключиться от ЕЭС Сибири.

В августе 1996 года руководитель департамента реализации энергии и абонентной платы «ЕЭС России» Иван Бохмат заявляет, что компания в октябре выпустит собственную единицу оплаты — энергорубль, что якобы поможет смягчить кризис неплатежей в стране практически без повышения темпов инфляции и фактически упразднить бартер: энергорубли, первоначальный объем выпуска которых составит 20 трлн рублей обычных, должны приниматься для платежей в бюджеты всех уровней. Проект заморозил глава ЦБ Сергей Дубинин, отказавшийся обеспечивать конвертацию энергорубля в рубль.

Converted 12263.jpg

Евгений Наздратенко

В сентябре приморские шахтеры, видя неминуемость очередного энергокризиса на Дальнем Востоке, требуют отставки руководства «Дальэнерго» и РАО «ЕЭС России». Причины энергокризисов летом уже раскрыла комиссия Главного контрольного управления президента России во главе с Алексеем Куприным: местная администрация во главе с Евгением Наздратенко создала систему нецелевого расходования средств бюджета, выделяемых ТЭКу. От Наздратенко требуют отставки ряда вице-губернаторов, от Дьякова — главы «Дальэнерго» Юрия Башарова. Требования шахтеров поддерживает Борис Ельцин. Ни Наздратенко, ни Дьяков не подчиняются, и дальневосточный энергетический кризис из чисто экономического сюжета на четыре года превращается в политический.

В начале октября глава ГКИ Альфред Кох заявляет о подготовке выпуска конвертируемых облигаций на 7,5% акций госпакета РАО «ЕЭС России». Организатор выпуска — банк CSFB. Сделка не состоялась — по официальной информации, из-за излишнего любопытства консультанта, требовавшего от РАО «ЕЭС России» допуска к закрытым данным о компании. Тогда Кох объявляет просто аукцион уже на 8,5% акций, причем с открытым доступом на него иностранных инвесторов.

Против спецаукциона в ноябре выступает Анатолий Дьяков. Госдума принимает по этому вопросу соответствующее обращение к президенту и правительству. Ничего не помогает — акции проданы в декабре Национальному резервному банку.

1997

Весной в Госдуме, наученной историей с 8,5% акций РАО, появляется законопроект «Об особенностях распоряжения федеральной собственностью в электроэнергетике». Проект будет утвержден в трех чтениях, пройдет Совет федерации, но Борис Ельцин наложит на него вето.

Converted 12264.jpg

Борис Бревнов

1 апреля 1997 года Борис Бревнов, банкир из Нижнего Новгорода, по рекомендации первого вице-премьера Бориса Немцова становится первым вице-президентом РАО «ЕЭС России». Другой нижегородский банкир — Сергей Кириенко станет заместителем министра топлива и энергетики по той же протекции через два месяца.

28 апреля президент подписал Указ N" 497 «Об основных положениях структурной реформы в сферах естественных монополий, включая РАО «ЕЭС России». До середины июля 2001 г. основные положения этого Указа в части реформ в электроэнергетике оставались исключительно на бумаге.

В конце апреля Борис Немцов заявляет, что Борис Бревнов может возглавить совет директоров «ЕЭС России». На акционерном собрании 5 мая, впрочем, он шагнул выше — совет директоров остался возглавлять Анатолий Дьяков, а Бревнов занял его кресло президента—председателя правления.

3 июля 1997 года по указанию Бориса Бревнова счета РАО переводятся из ТЭМБР-банка и Мегаватт-банка в Сбербанк РФ. Команде Дьякова нанесен серьезный удар, глава совета директоров начинает сбор компромата на Бревнова.

14 августа Борис Бревнов запрещает РАО принимать к оплате без денежного сопровождения векселя вексельного центра «Единого электроэнергетического комплекса» и межбанковского объединения ЕЭЭК. Общий объем их эмиссии участники рынка оценивают примерно в 500 млрд рублей, и это основной источник доходов команды Дьякова. Впрочем, эти меры немедленно парализуют систему расчетов в РАО.

8 декабря Бориса Бревнова вызывают на ВЧК по платежной дисциплине в числе крупнейших неплательщиков бюджету. На заседании констатируется ухудшение финансовой ситуации в РАО.

В последние месяцы 1997 года Бревновым и Дьяковым выбрасывается в прессу накопленный ими друг на друга компромат. В этой борьбе в 1998 году проиграют оба менеджера.

Третий кризис в Приморье. От серьезных последствий опять спасает мягкая зима.

1998

В январе впервые кредиторская задолженность РАО «ЕЭС России» превысила дебиторскую.

14 января на заседании ВЧК было принято решение о замене руководства «Росэнергоатома», долги которого превысили 5 млрд. рублей. Реализуется решение только после августовского кризиса.

Днем 27 января в РАО «ЕЭС России» под руководством министра топлива и энергетики Сергея Кириенко собралась «коллегия госпредставителей в РАО». Анатолий Дьяков выступает с резкой критикой Бориса Бревнова. Коллегия дает Бревнову «месяц на исправление ситуации». Вечером 27 января, ровно через час после завершения коллегии госпредставителей, Анатолий Дьяков проводит заседание совета директоров РАО, который отправляет Бориса Бревнова в отставку. На место председателя правления исполняющим обязанности назначается, естественно, Дьяков.

Утром 28 января Анатолия Дьякова не пропускают в офис РАО «ЕЭС России». Сергей Кириенко заявляет прессе, что решение об увольнении Бревнова незаконно. Анатолий Дьяков проводит пресс-конференцию, где от своего имени повторяет то, что уже три месяца пишется в заказных статьях в прессе: Бревнов тратит на себя слишком много денег. Днем Борис Бревнов, в свою очередь, авторизует свою часть компромата. Любопытно, что по большому счету Дьяков и Бревнов говорят друг о друге правду.

4 февраля Сергей Кириенко приезжает в Барвиху, на дачу к Виктору Черномырдину, обсуждать, что делать со скандалом в РАО. В тот же день коллегия госпредставителей в РАО вычеркивает Анатолия Дьякова и шестерых его соратников из числа госкандидатов в совет директоров «ЕЭС России». Для Дьякова борьба закончена — через несколько месяцев он согласится возглавить совет директоров «Ставропольэнерго».

Converted 12265.jpg

Анатолий Чубайс

В конце февраля появляется сенсационный слух: правление РАО возглавит не кто иной, как Анатолий Чубайс.

Как выясняется, он согласовал вопрос о своем назначении в РАО с премьер-министром Виктором Черномырдиным и президентом Борисом Ельциным. В марте президент вносит кандидатуру Сергея Кириенко на пост премьер-министра, однако Госдума дважды не дает согласия на его утверждение. Цена этому назначению — публичное заявление, что Анатолий Чубайс не займет пост председателя правления РАО «ЕЭС России».

25 марта Борис Бревнов подает в отставку.

2 апреля под давлением оппозиции Анатолий Чубайс исключается из списка госпредставителей в будущем совете директоров РАО, его заменяет Александр Лившиц. Чубайс также лишается должности первого вице-премьера. На пост председателя совета директоров компании правительство выдвигает заместителя министра топлива и энергетики Виктора Кудрявого.

3 апреля совет директоров РАО «ЕЭС России» удовлетворяет прошение об отставке Бориса Бревнова, а и. о. гендиректора назначает его заместителя, работающего в РАО еще со времен СССР, Олега Бритвина.

6 апреля на внеочередном годовом собрании акционеров РАО в Конаково Виктор Кудрявый становится председателем совета директоров компании. В совет директоров голосами иностранных акционеров включаются Борис Бревнов и Анатолий Чубайс. Последний, как уже известно, предполагается главным кандидатом на пост председателя правления РАО.

15 апреля Госдума преодолела вето президента на закон об особенностях

распоряжения акциями РАО «ЕЭС России», действовавшее ровно год.

30 апреля совет директоров РАО «ЕЭС России» утверждает Анатолия Чубайса на посту председателя правления компании.

19 июня на очередном годовом собрании акционеров РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс вновь избирается в состав совета директоров РАО. Его сторонники получают большинство в совете директоров.

29 июня совет директоров РАО «ЕЭС России» избирает новый состав правления компании во главе с Анатолием Чубайсом. На госдаче в Архангельском команда Чубайса разрабатывает план выхода РАО из кризиса.

20 августа — пожар в центральном офисе РАО «ЕЭС России» в Китайгородском проезде, 7. Анатолий Чубайс в пожарной каске лично участвует в борьбе со стихией, благополучно отправляющей в небытие большую часть архивных документов о финансовых операциях РАО времен Дьякова.

Кризис 17 августа. Сергей Кириенко в отставке, Госдума отказывается утвердить Виктора Черномырдина на посту премьера, в кулуарах Думы ходят слухи, что «третьей кандидатурой» на пост премьера Борис Ельцин выставит Анатолия Чубайса. Тот заявляет, что из «ЕЭС России» не уйдет.

Октябрь. Генеральным директором «Росэнергоатома» назначен советник министра топлива и энергетики Леонид Меламед. Евгений Игнатенко — первый заместитель нового гендиректора.

9 декабря Анатолий Чубайс вызван в Госдуму вместе с министром топлива и энергетики Сергеем Генераловым для доклада о состоянии энергетики в стране. Ожидаются «публичная порка» Чубайса и требование Думы об его отставке. Выступления министра и главы РАО, в которых они потребовали усиления госконтроля за энергетикой, повергли в шок даже коммунистическую оппозицию. Слушания закончились просьбой к Чубайсу о добровольной отставке.

1999

14 января Евгений Примаков отправил в отставку первого заместителя министра финансов Алексея Кудрина. 22 января он стал первым заместителем Анатолия Чубайса в РАО.

28 января генеральный прокурор Юрий Скуратов потребовал расторгнуть сделку по продаже 8,5% акций РАО «ЕЭС России» Национальному резервному банку.

22 февраля возбуждено уголовное дело по финансовым злоупотреблениям в «Росэнергоатоме». Главным фигурантом должен стать экс-глава «Росэнергоатома» Евгений Игнатенко. Дело так и закончится ничем, а Игнатенко погибнет в автокатастрофе в мае 2001 года.

2 апреля Госдума сделала подарок Анатолию Чубайсу, приняв законопроект, делающий невозможным банкротство энергосистем: закрыт путь к сопротивлению региональных властей планам реструктуризации РАО.

25 июня на собрании акционеров РАО «ЕЭС России» менеджмент значительно упрочил свои позиции — теперь Анатолия Чубайса можно снять лишь квалифицированным большинством голосов и только на собрании акционеров. В совет директоров вошел Борис Федоров, в будущем один из оппонентов РАО в вопросе реструктуризации компании.

В июле «ЕЭС России» предлагает реализовать идею объединения крупных энергетических компаний и металлургических производств для получения «живых» денег за электроэнергию через продажу алюминия на зарубежных рынках. Первый такой проект — ЭМО «Саяны», слияние Саяно-Шушенской ГЭС и «Сибирского алюминия». Глава «Сибала» ОлегДерипаска начинает считаться бизнес-партнером Анатолия Чубайса.

В октябре МНС приняло решение наложить арест на имущество РАО «ЕЭС России» за неуплату налогов. В ответ РАО заявляет, что и само имеет право накладывать арест на имущество должников, которые должны компании в 10 раз больше. Арестов чудом удается избежать, но критическая точка в падении бизнеса РАО уже пройдена: сбор платежей приближается к 100%, из них «живыми» деньгами — к 50%.

26 октября — первый вооруженный инцидент между подразделениями РАО, отключающими свет неплательщикам, и должниками. Военные Алтайского края захватывают подстанции «Алтайэнерго» и выставляют вооруженные посты у распределительных пультов, чтобы энергетики не могли отключить местные воинские части от электричества (военные задолжали «Алтайэнерго» 44 млн рублей). Такие конфликты и по сей день остаются серьезной проблемой для РАО.

В ноябре 1999 года РАО «ЕЭС России», вдохновленное успехами МПС с «Транстелекомом», создает в Санкт-Петербурге телекоммуникационный холдинг «Энифком». Успеха «Транстелекома» он пока не повторил — вероятно, потому, что РАО благоразумно не инвестирует в него огромные деньги, как это делают железнодорожники.

Четвертый кризис в Приморье. Евгений Наздратенко публично именует Анатолия Чубайса «вором и негодяем» и обещает арестовать чиновников РАО «ЕЭС России» при прилете во Владивосток. «Приморье — это надолго»,— признается журналистам глава РАО в январе.

2000

В январе Леонид Меламед покинул «Росэнергоатом» и стал первым заместителем Анатолия Чубайса.

В конце января РАО опубликовало первые документы по реформированию компании. Схема вкратце такова:

выделение генерирующих и сетевых мощностей, госконтроль за сетями и либерализация цен на электроэнергию.

1 апреля из-за сокращения поставок газа РАО отключает электричество десяткам предприятий на территории России.

Converted 12266.jpg

Александр Волошин

4 апреля по инициативе нового председателя совета директоров РАО Александра Волошина совет директоров проходит в Кремле. Проект реформы РАО принят за основу и отправлен на доработку. Начинается полугодовая подковерная борьба за реформирование «ЕЭС России», иногда выходящая на поверхность стараниями будущего советника Владимира Путина по экономике Андрея Илларионова.

5 апреля — встреча глав крупнейших российских естественных монополий Рема Вяхирева и Анатолия Чубайса. Вяхирев по итогам встречи заявляет, что поставки газа энергетикам в европейской части России будут сокращаться.

13 апреля и. о. президента России Владимир Путин пригласил в Кремль Чубайса и Вяхирева. Заключено перемирие на три месяца, однако именно с этого момента отставка Рема Вяхирева считается предрешенной.

В июне окончательно хоронятся проект ЭМО «Саяны», партнерство Олега Дерипаски и Анатолия Чубайса, да и сама идея энергометаллургических объединений признана в РАО «несвоевременной».

В июле резко растут рыночные котировки акций «Иркутскэнерго», идет активная скупка бумаг, выросших за 10 дней на 50%. Бумаги консолидируют «Русский алюминий» и Сибирско-Уральская алюминиевая компания (СУАЛ).

В середине июля иностранные акционеры РАО «ЕЭС России» пытаются собрать внеочередное собрание акционеров, чтобы сместить с поста Анатолия Чубайса и заблокировать реструктуризацию РАО. 29 июля Александр Волошин вызывает их в Кремль и объявляет, что государство проголосует против всех этих предложений. «Бунт акционеров», в котором не последнюю роль сыграл Борис Федоров, подавлен.

В августе Юрий Башаров, бывший глава «Дальэнерго», уволенный в ходе одного из энергетических кризисов, по настоянию Евгения Наздратенко возглавляет ЛуТЭК, а Юрий Лихойда — «Дальэнерго». График поставки угля в «Дальэнерго» срывается, до пятого кризиса в Приморье, который на этот раз не ослабит мягкая зима, остается месяц. Евгений Наздратенко потеряет из-за него в 2001 году свое губернаторское кресло.

15 декабря — скандал на заседании правительства. Андрей Илларионов обвинил господ Кудрина, Германа Грефа и Чубайса в попытке подлога документов по реструктуризации РАО «ЕЭС России». Подковерная борьба доходит до высшей точки: редакции газет завалены бумагами с разнообразными комментариями по реформе РАО, в достоверности которых не разберется и специалист.

22 декабря 2000 года Владимир Путин открывает в Большом театре торжественное собрание, посвященное 80-летию принятия плана ГОЭЛРО (план был принят Владимиром Лениным в том же зале 22 декабря 1920 года). Путин демонстрирует, что он поддерживает планы Чубайса как «ГОЭЛРО сегодня». Андрея Илларионова в президиум заседания не допускает охрана.

Через несколько дней после заседания правительства премьер-министр Михаил Касьянов поручит доработать план реструктуризации РАО «ЕЭС России» к 1 марта 2001 года. План, разработанный командой Анатолия Чубайса, будет утвержден, но это произойдет уже в следующем веке.

***

Современность

Ирина Рыбальченко

За последний год в российской энергетической отрасли происходило много ярких событий. Однако все они прямо или косвенно связаны с одним главным — реструктуризацией РАО «ЕЭС России» и предстоящим приходом инвесторов в энергетическую отрасль.

Победа реформаторов

Converted 12267.jpg

Анатолий Чубайс

Этот год, несомненно, стал переломным в судьбе российской энергетики: основоположнику капитализма в России Анатолию Чубайсу удалось запустить свой мегапроект по реформированию РАО «ЕЭС России». Программа предусматривает разделение монопольной и конкурентных составляющих отрасли — сетевой компании, деятельность которой регулируется государством, и работающих по рыночным правилам генерирующих и сбытовых компаний. Вывод генерации и сбыта электроэнергии из-под государственного регулирования должен привести к появлению конкурентного рынка и сделать эти два сектора привлекательными для стратегических инвесторов. Однако прежде чем запустить этот механизм, Чубайсу и его команде пришлось преодолеть немало препятствий.

Споры вокруг реструктуризации РАО «ЕЭС России» длились больше года. За это время образовались два противоположных лагеря: сторонники «реформы по Грефу и Чубайсу» и их противники, главный из которых — советник президента России Андрей Илларионов — сравнивал план Минэкономразвития и РАО «ЕЭС России» с проектом реформы энергетики в Калифорнии (США) и в случае его выполнения предрекал веерные отключения электричества по всей стране.

Надо отметить, что господину Илларионову как минимум трижды удавалось поднимать вопрос о реформе РАО «ЕЭС России» на уровень президента Владимира Путина. Одно из обращений к президенту вылилось в создание комиссии Госсовета во главе с губернатором Томской области Виктором Крессом. Этой комиссии было поручено подготовить «единый подход к реформированию электроэнергетики».

Заручившись поддержкой губернаторов (в их числе губернаторы Хабаровского края Виктор Ишаев, Тюменской области Леонид Рокецкий и президент Татарии Минтимер Шаймиев), Илларионов, ставший зампредом комиссии, добился того, что к следующему заседанию правительства (18 мая) был представлен некий компромиссный документ. Он, в частности, предусматривал изменение сроков создания Федеральной сетевой компании (ФСК): в первоначальном варианте предлагалось оставить сети в составе РАО «ЕЭС России» до 2006 года. Комиссия же Госсовета настаивала, чтобы ФСК была выведена из РАО как можно скорее. Эту идею поддержали и предприниматели, владеющие энергоемкими промышленными предприятиями России,— например, руководитель Уральской горно-металлургической компании Искандер Махмудов и генеральный директор «Русского алюминия» Олег Дерипаска. Однако это вызвало новое обострение борьбы, приведшее 13 июня к трехчасовой беседе в Кремле Владимира Путина с Германом Грефом, Андреем Илларионовым и Анатолием Чубайсом. Беседа велась на повышенных тонах:

острота схватки подтверждала, что спор шел не о теоретической чистоте реформы, а о контроле за финансовыми потоками.

После кропотливой работы, занявшей еще около месяца, все острые углы были сглажены, и господин Греф сделал официальное заявление: в проекте реструктуризации, подготовленном Минэкономразвития, предложения комиссии Госсовета учтены на 80%. Новый вариант проекта начинался с пункта, предусматривающего проведение инвентаризации всех мощностей, которыми распоряжается «ЕЭС России». Это полностью отвечало интересам Андрея Илларионова и его союзников-губернаторов.

Однако Андрей Илларионов и его сторонники отстаивали еще один пункт: делить РАО «ЕЭС России» нужно не по горизонтали, выделяя из него сети и генерирующие компании, а по вертикали, создавая межрегиональные вертикально интегрированные компании (ВИК). Кроме того, сторонники Илларионова в комиссии Кресса хотели сохранить за собой функции контроля за ходом реализации реформы вплоть до момента ликвидации РАО. Господин Греф предложил определить компетенцию комиссии решениями правительства и президента. Через месяц о комиссии Кресса не вспомнили сами ее участники. А заместитель министра энергетики Виктор Кудрявый, продолжавший бороться против реформы, получил от своего начальника выговор за публичное выражение взглядов, идущих вразрез с правительственными.

Затянувшаяся борьба интересов завершилась в пользу [page_9391.htm Германа Грефа] и [page_9754.htm Анатолия Чубайса]: 11 июля премьер-министр [page_9515.htm Михаил Касьянов] подписал постановление N 526, утверждающее «Основные направления реформирования электроэнергетики», так и не учтя в тексте документа поправки, на которых настаивал Илларионов. ФСК, а также системный оператор в виде 100-процентных «дочек» РАО должны быть созданы до 1 февраля 2002 года. Само РАО «ЕЭС России» перестанет существовать в нынешнем виде 31 марта 2004 года.

Атомщики объединились

Не менее значимые события произошли за это время и в атомной энергетике. Минатом подготовил проект концепции реформирования атомной энергетики. Его суть сводилась к созданию единой генерирующей компании, которая объединила бы все АЭС. У Чубайса были свои планы на этот счет — глава РАО предлагал включить создать на базе концерна 2-3 генерирующие компании, сохранив за АЭС статус государственных унитарных предприятий Минатома РФ. Герман Греф даже составил на эту тему проект указа президента, который предлагал рассмотреть правительству одновременно с принципами реструктуризации РАО ЕЭС. Отстаивать концепцию атомщиков пришлось экс-министру атомной энергетики Евгению Адамову. Он доказывал в правительстве, что выводить АЭС из подчинения концерна нельзя по причине соблюдения интересов безопасности. Атомщикам не хотелось терять доходы с внутреннего рынка и от экспорта электроэнергии, которые контролирует Минатом.

Лоббировал интересы атомщиков Адамов недолго — в конце марта он лишился министерского портфеля: в Кремле были недовольны его излишней активностью в пробивании иранских ядерных сделок. Кроме того, предложения господина Адамова по ввозу в Россию отработанного ядерного топлива (ОЯТ) встретили жесткое противодействие со стороны депутатов Госдумы, губернаторов и общественности в целом. На смену господину Адамову пришел директор Института Курчатова Александр Румянцев. Вскоре после его назначения президент подписывает закон, позволяющий ввозить ОЯТ. Как считают в Минатоме, на ОЯТ Россия сможет зарабатывать $1 млрд в год.

Параллельно атомщики продолжали лоббировать в правительстве идею создания единой генкомпании. Анатолий Чубайс и Герман Греф в один голос утверждали, что это приведет к монополизму на энергетическом рынке. Победил «Росэнергоатом» — в сентябре Михаил Касьянов подписал распоряжение, предусматривающее реорганизацию концерна и создание единой генерирующей компании на базе всех десяти АЭС.

Укрупнение энергетиков

РАО «ЕЭС России» начало готовиться к предстоящим преобразованиям и повышать ликвидность своих дочерних компаний задолго до утверждения концепции реструктуризации. Для начала «ЕЭС России» запретило своим «дочкам» принимать оплату за продукцию с помощью зачетов, векселей и бартерных схем. Если еще в начале 1998 года доля расчетов деньгами составляла всего 15-20%, то к концу 2000 году этот показатель составил 100%. Кроме того, менеджмент добился того, что кредиторская задолженность «ЕЭС России» снизилась на 20%, дебиторская — на 2 5 %. В прошлом году РАО впервые за всю историю получило прибыль от основной деятельности по международным стандартам финансовой отчетности в 8 млрд руб. (против 28 млрд руб. убытков в 1999 году).

В рамках проведения работы по выводу из кризиса наиболее проблемных энергосистем РАО создает так называемые управляющие энергокомпании. Заявленная цель — объединить несколько энергосистем для антикризисного управления и подготовить их к реформированию. Но главное в том, что при создании таких управляющих компаний местные власти в лице губернаторов фактически теряют контроль над ранее подконтрольными энергосистемами.

Первой ласточкой стала Средневолжская межрегиональная управляющая компания (СМУЭК). Ее возглавил ставленник Анатолия Чубайса Владимир Аветисян. Позже в структуру СМУЭК вошли «Калмэнерго», «Саратовэнерго» и «Самараэнерго».

В марте этого года была создана аналогичная управляющая компания на Северном Кавказе. В Кавказскую энергетическую управляющую компанию (КВЭУК) передано управление четырьмя наиболее слабыми региональными энергосистемами — «Ингушэнерго», «Карачаево-Черкесскэнерго», «Севкавказэнерго» и «Каббалкэнерго». По предложению кадровой комиссии РАС «ЕЭС России» руководителем КВЭУК назначен Магомед Каитов, бывший полномочный представитель Карачаево-Черкесии в Москве.

Северную энергетическую управляющую компанию (СВУЭК) возглавил Валентин Санько, член законодательного собрания Вологодской области и бывший гендиректор «Вологдаэнерго». В структуру СЭУК вошли «Архэнерго», «Костромаэнерго» и «Вологдаэнерго».

На базе «Дальэнерго» и ЗАО ЛуТЭК была создана Дальневосточная управляющая компании (ДВУЭК). Ее возглавил Виктор Мясник, ранее руководивший «Читаэнерго» и зарекомендовавший себя как жесткий руководитель, без лишних разговоров отключавший должников от электроэнергии. Управляющую компанию «Волжский гидроэнергетический каскад» (ВоГэк) возглавил Расим Хазиахметов. И наконец, управляющую компанию «Колэнерго» — «ЕСН-энерго» — возглавил Григорий Березкин, экс-председатель совета директоров нефтяной компании КомиТЭК. Первый опыт создания управляющих компаний показал свою эффективность: к началу отопительного сезона все проблемные энергосистемы не только накопили необходимые запасы топлива, но и значительно улучшили свое финансовое состояние.

Энергосистемы меняли руководителей

За последние четыре года в дочерних подразделениях РАО «ЕЭС России» поменялось более 60 гендиректоров АО-энерго и электростанций. Пожалуй, самым громким за весь год было отстранение от должности гендиректора «Мосэнерго» Александра Ремезова. Он пришел в «Мосэнерго» с должности зампредседателя правления РАО «ЕЭС России» летом 2000 года. Однако Ремезов допустил политическую ошибку — он сблизился с мэром Москвы и руководителем движения «Отечество» Юрием Лужковым. Буквально на следующий день после утверждения концепции реформирования электроэнергетики лидер СПС Анатолий Чубайс сделал официальное заявление прессе о серьезных нарушениях в финансово-хозяйственной деятельности «Мосэнерго». Судебные тяжбы длились до начала октября. В конце концов эта история завершилась тем, что директорское кресло занял замгендиректора «Мосэнерго» Аркадий Евстафьев (тот самый, который в 1996 году был задержан в Белом доме по делу «коробки из-под ксерокса»).

Еще один публичный скандал вспыхнул вокруг директорского кресла главы «Новосибирскэнерго». Семь месяцев продолжался спор гендиректора Виталия Томилова с РАО «ЕЭС России» и другими акционерами «Новосибирскэнерго». Однако в июле этого года Томилов под давлением РАО «ЕЭС России» все-таки написал заявление об уходе. Гендиректором «Новосибирскэнерго» была избрана нейтральная фигура — Владимир Соловьянов, директор по топливному и материально-техническому снабжению «Новосибирскэнерго».

Среди громких увольнений можно назвать еще два —отстранение от должности гендиректора «Дальэнерго» Юрия Лихойды и ЗАО ЛуТЭК Юрия Башарова. Юрий Лихойда, в прошлом вице-губернатор Приморского края, был назначен на пост главы «Дальэнерго» в прошлом году. Его назначение было компромиссом между Чубайсом и губернатором Приморского края Евгением Наздратенко. Юрий Башаров, в прошлом сотрудник «Востокэнерго», возглавил ЛуТЭК в августе прошлого года и тоже считался компромиссной фигурой. Однако вскоре после того, как Евгений Наздратенко подал в отставку и была создана ДВУЭК, Лихойда и Башаров оказались не у дел. Терял кадры и центральный аппарат РАО. В сентябре покинул компанию зампред правления Валентин Завадников. Он стал представителем Саратовской области в Совете федераций.

Чиновники тоже менялись

Converted 12268.jpg

Игорь Юсуфов

Последние три года были богаты кадровыми изменениями не только в региональных АО-энерго, но и в правительственных структурах. Своих министерских портфелей помимо господина Адамова лишились два министра топлива и энергетики: Виктор Калюжный — из-за того, что пытался управлять ТЭКом административными мерами и Александр Гаврин — он поплатился своей должностью за энергокризис в Приморье. На место Гаврина пришел Игорь Юсуфов, занимавший с 1999 года пост гендиректора Российского агентства по госрезервам. Послужной список господина Юсуфова позволяет предположить, что наличие у претендента на министерский пост опыта работы в энергетике не было решающим фактором, определившим выбор президента.

Converted 12269.jpg

Георгий Кутовой

И еще одно назначение. Владимир Путин подписал указ об отставке Андрея Задернюка с поста председателя Федеральной энергетической комиссии (ФЭК). На его место пришел Георгий Кутовой, несколько лет до этого проработавший в концерне «Росэнергоатом». Буквально через несколько месяцев после своего назначения он расширил полномочия подконтрольного ему ведомства — в августе правительство приняло решение о создании на базе ФЭК Единого тарифного органа (ЕТО). Сфера компетенции ЕТО пока окончательно не определены.

***

Тенденции

Ирина Рыбальченко

По замыслу правительства, в электроэнергетике в I квартале 2002 года будут созданы Федеральная сетевая компания и Системный оператор, введены правила недискриминационного доступа к рынку электроэнергии и сетям. Затем из региональных энергокомпаний выделят распределительную и сбытовую составляющие. Реформы должны завершиться к 2010 году.

Реформы энергетиков

Решено, что реформирование российской энергоотрасли будет происходить в три этапа. Все начнется с внутренней реорганизации РАО «ЕЭС России», Минатома и АО-энерго. Один из первых проектов — реформирование Федерального оптового рынка электроэнергии и мощности (ФОРЭМ). На месте ЗАО «ЦДР ФОРЭМ» будет создан так называемый администратор торговой системы (АТС). АТС, призванный организовать торговлю на оптовом рынке электроэнергии, упростить ее механизм и обеспечить потребителям свободный и равный доступ на энергорынок, должен заработать уже летом следующего года.

Нужно отметить, что концепция создания АТС долгое время оставалась предметом самых жарких споров между РАО ЕЭС и «Росэнергоатомом». Атомщики предлагали равное квотирование мест в АТС, чтобы ни один субъект вместе со своими дочерними и зависимыми лицами был не вправе владеть более 20% голосов. Этот вариант не устраивал РАО «ЕЭС России»: команда Анатолия Чубайса настаивала на том, чтобы доля энергохолдинга составляла как минимум 50%. Компромисс, к которому не без труда удалось прийти, выглядит так: голоса в наблюдательном совете АТС разделят поровну между производителями и покупателями электроэнергии. В результате дочерние структуры РАО ЕЭС получат большую часть квоты РАО как производители, меныпуя часть дочки РАО, покупающие электроэнергию. Материнская компания будет обладать одним голосом.

«Росэнергоатому» достанется в лучшем случае 15%. Правда, Анатолий Чубайс пообещал, что с 1 января 2003 года РАО откажется от 25% голосов в наблюдательном совете и станет одним из равных.

Дальше будет происходить образование нескольких генерирующих компаний. Для этого РАО потребуется провести предпродажную подготовку самих генерирующих мощностей — электростанций и оборудования для выработки электроэнергии. В РАО подсчитали, что в течение ближайших десяти лет российской энергоотрасли потребуется до $50 млрд инвестиций. Основную часть этих денег энергетики планируют привлечь за счет прихода стратегических инвесторов. По плану окончательное формирование генерирующих компаний намечено на 2006 год, однако первые деньги РАО ЕЭС уже получило: 11 октября ЕБРР выделил энергохолдингу совместно с консорциумом других крупных инвестиционных банков кредит на 100 млн евро.

Экспортный и тарифный прорыв

Сегодня РАО ЕЭС экспортирует электроэнергию в 11 стран, в том числе четыре государства СНГ (Белоруссия, Грузия, Казахстан, Украина) и семь стран дальнего зарубежья (Китай, Латвия, Монголия, Норвегия, Польша, Турция, Финляндия). За девять месяцев 2001 года суммарный объем экспорта составил 12,8 млрд кВт.ч (это всего 2% от общего объема вырабатываемой электроэнергии). До конца года РАО должно поставить 18,5 млрд кВт-ч. Крупнейшими покупателями электроэнергии РАО «ЕЭС России» являются Финляндия и Белоруссия.

На данный момент продажа электроэнергии в Финляндию — самый успешный проект РАО. Кроме того, одним из приоритетных направлений для энергетиков являются поставки в дальнее зарубежье по линии восток—запад — через Белоруссию и Польшу в Германию. РАО ЕЭС приступило также к разработке совместного прокта с Японией. Еще в прошлом году Анатолий Чубайс и губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов подписали протокол о совместных действиях в рамках проекта строительства энергомоста Сахалин—Хоккайдо.

Впрочем, экспортные проекты — сфера первоочередных интересов не только для РАО «ЕЭС России». О своем желании выходить на внешние рынки все громче начал говорить «Росэнергоатом». Например, атомщики настаивают на том, чтобы РАО увеличило им экспортную долю в поставках электроэнергии в Финляндию (сейчас она, по словам атомщиков, составляет всего 8%). Кроме того, с 1 июля должен был вступить в силу контракт «Росэнергоатома» с германской фирмой RWE Trading GmbH, которая работает на энергорынке Грузии.

Однако РАО «ЕЭС России», контролирующее магистральные электросети и вынашивающее относительно Грузии собственные планы, отказалось обслуживать поставки электроэнергии в рамках подписанных «Росэнергоатомом» контрактов. Энергохолдинг аргументировал это тем, что, согласно правительственному постановлению от 1996 года, именно РАО «ЕЭС России» «организует (осуществляет) экспорт электроэнергии» и без согласования с ним «Росэнергоатом» не вправе самостоятельно подписывать экспортные контракты. В результате «Росэнергоатом» подсчитал, что понес убытки в 100 млн руб.

И еще одна важная задача, над которой будут работать энергетики в ближайшее время,— это увеличение тарифов. Так, заложенный в проекте бюджета-2002 рост тарифов на электроэнергию составляет 30-32%.