Энергетический тупик

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московская правда", origindate::21.06.2004

Энергетический тупик

В нем окажется Россия, если не исчезнет термин "независимые производители газа"

Еще каких-то года 3-4 назад тема независимых производителей газа воспринималась если не с пренебрежением, то как явно второстепенная большинством исследователей, газовиков, да и представителей властных структур. "От них больше запаха, чем газа", - с грубоватой иронией говорил бывший глава ОАО "Газпром" Рем Иванович Вяхирев. Сейчас тема стала очень популярной и второстепенной названа быть не может.

С одной стороны, независимые производители газа все громче заявляют о себе и наращиванием добычи, и эффективностью работы, и собственными взглядами на перспективы развития газовой отрасли России. С другой стороны, появилось множество концепций и программ реформирования газовой составляющей российского ТЭК, в которых необходимость развития независимой газодобычи в России рассматривается как одна из важнейших задач. Есть и такой сюжет, когда независимых производителей рассматривают как главных "возмутителей спокойствия", требующих радикальных реформ в газовой отрасли и разделения ОАО "Газпром".

И тем не менее глубокого понимания тематики независимой добычи газа в России пока нет. Нет ни общепринятого понятия этого явления, ни единого понимания роли независимых производителей в обеспечении энергетической безопасности страны, ни единства взглядов на механизм взаимосвязи между стабильным развитием газовой отрасли России в целом и стабильным развитием ее независимого от ОАО "Газпром" сектора.

Широко известно, что РФ занимает первое место в мире по запасам газа. На этом основании часто делают вывод, что, коли России выпало счастье распоряжаться самой крупной долей запасов "голубого топлива", то страна обеспечена на многие годы и беспокоиться не о чем. Но ведь не только в запасах дело. Главное состоит в том, сколько страна может добывать и поставлять на мировые рынки, которые обещают постоянно увеличивать спрос на газ и довести его почти до 5 триллионов кубометров в год через какие-то 15 лет против нынешних 2 с небольшим триллионов. А ведь для газодобывающего бизнеса 15 лет - не такой большой срок.

Что уже сделано или должно быть сделано Россией для того, чтобы через эти 15 лет ее природные преимущества были реализованы в полной мере, а российский газ сказал весомое слово в удовлетворении растущего мирового спроса? Каков здесь будет вклад "Газпрома", российских нефтяных компаний и других производителей газа? В каких регионах залегания газового национального богатства России целесообразнее разворачивать добычу - на Ямале, в Восточной Сибири, за счет глубоко залегающих неокомских и ачимовских горизонтов Большого Уренгоя, за счет арктического шельфа? Или нам лучше покупать среднеазиатский газ? Какие России нужны новые газопроводы как для поставок газа на мировые рынки, так и внутри страны и нужны ли они вообще?

Казалось бы, при чем здесь тематика независимой добычи газа в России? У нас есть "Газпром", который является крупнейшей газодобывающей компанией мира, контролирует 60% российских запасов газа и 20% мировых, обеспечивает 20 -25% налоговых поступлений в бюджеты всех уровней и производит около 6 - 8% российского ВВП. А значит и волноваться нечего.

Да, сегодня Россия занимает лидирующие позиции по объемам добычи "голубого топлива", производя более 600 миллиардов кубометров газа в год, из которых на "Газпром" приходится подавляющая часть - около 88%. Но вместе с тем прямым конкурентом России является маленький Катар, запасы газа которого составляют чуть больше 14 триллионов кубометров против российских 47 триллионов. И тем не менее страна экспортирует газ в сжиженном виде в Японию, Южную Корею, Индию, куда Россия еще только хотела бы выйти со своими поставками. Индонезия, Алжир и Малайзия, суммарные запасы газа которых едва превышают 9 триллионов кубометров, держат более 70% мирового рынка сжиженного природного газа, на котором Россия пока вообще не представлена. Стало быть, большие запасы - это хорошо, но не достаточно. Крупнейшая газодобывающая компания мира - это тоже хорошо, но опять недостаточно. Не в масштабах дело.

Если при всех своих запасах, Россия уже сейчас не может конкурировать с Катаром и Индонезией, то что же будет, когда будут реализованы амбициозные планы стран Северной Африки, Персидского залива и Средней Азии по резкому увеличению объемов добычи и поставок газа, в том числе и сжиженного, на рынки Европы, АТР и Северной Америки? По прогнозам Международного энергетического агентства, к 2020 году мировой объем добычи газа составит около 4, 6 триллиона кубометров. Вместе с тем Энергетическая стратегия России гласит, что к этому времени в России достаточно добывать максимум 730 миллиардов кубометров, из которых "Газпром" обеспечит 580 - 590 миллиардов, остальное -независимые производители газа.

Так что же получается? Сейчас доля РФ в мировой добыче газа составляет 23%, а в 2020 году опустится до 15 - 16%? Получается, что мы хотим добровольно отдать 7 - 8% рынка тем же Катару и Индонезии, странам Северной Африки, Персидского залива и Средней Азии? А потом, кто просчитывал, что "Газпром" сможет добывать 580 - 590 миллиардов кубов, а независимые производители - только 140 - 150 миллиардов? Опять ориентируемся прежде всего на масштабы?

Не слишком ли долго государственная политика в газовой отрасли строится на синдроме "рынка одной компании"? Хотя совершенно очевидно, что все газодобывающие компании России должны находиться в равных условиях хозяйствования и нести равную ответственность за обеспечение энергетической безопасности страны. Строго говоря, термин "независимые производители газа", а независимые они только в том смысле, что не входят в структуру ОАО "Газпром", вообще должен исчезнуть из обихода. Наличие в России крупных нефтегазодобывающих компаний, таких, как западные majors, а также мелкого и среднего нефтегазодобывающего бизнеса, по аналогии с канадскими или американскими juniors, куда уместнее, чем гигантская да еще законодательно закрепленная монополия.

Как известно, "Газпром" - это правопреемник Министерства газовой промышленности СССР, благодаря чему в собственности компании оказалась вся газотранспортная инфраструктура России и подавляющая часть лицензий на разработку газоносных месторождений. Это и определило монопольное положение "Газпрома" в отрасли, оставив все другие компании, которые могли бы добывать газ, что называется, "вне игры". Нефтедобыча у нас оказалась искусственно отделенной от газодобычи, хотя в природе оба вида углеводородов всегда залегают вместе. Российские ВИНК оказались отлученными от газодобывающих проектов. А мелкому и среднему газодобывающему бизнесу была уготована участь чахлого ростка, который если и может развиваться, то только с соизволения монополии, которое она либо проявляет, либо нет, используя "трубу". Так что термин "независимые производители газа" условен. В реальности все компании, добывающие газ, но не входящие в структуру ОАО "Газпром", зависят от него во всем, так как без гарантий доступа к газопроводному транспорту газодобывающий бизнес, по большому счету, бессмыслен.

Противостояние между "Газпромом" и независимыми производителями по вопросу о доступе к газотранспортной системе известно. "Газпром" говорит, что проблемы тут нет. Оппоненты утверждают обратное. И, что интересно, обе стороны правы. Собственность "Газпрома" на газотранспортную инфраструктуру России закреплена законом "О газоснабжении в Российской Федерации". Понятно, что каждый собственник может использовать все принадлежащее ему, как пожелает: в данном случае хочет - пускает чужой газ в свою "трубу", а хочет - нет. Уже по этой причине все компании, которые ведут добычу газа помимо "Газпрома", являются для газовой отрасли России изгоями. Такая ситуация аномальна. А последствия ее могут оказаться для страны губительными. Ни в одной развитой стране нет такой ситуации, при которой газовая отрасль законодательно отдана на откуп только одной компании.

Так что тематика независимой добычи газа в России - это не просто проблемы НК "ЛУКОЙЛ", ТНК-ВР, НК "ЮКОС", компании "Нортгаз" или ОАО "НОВАТЭК" и других, которые ведут или хотели бы вести газодобычу. Это проблемы российской экономики, зависимость которой от газовой отрасли носит очень серьезный характер. Это и проблема геополитических позиций РФ, так как эти позиции в очень значительной степени определяются газовой компонентой.

Есть еще один аспект. Часто говорят, что газовая отрасль России излишне зарегулирована государством. Да, формально проводником принятия регулирующих решений в газовой отрасли является государство. Но и только. Генеральную схему развития газовой отрасли России в увязке с Энергетической стратегией разрабатывает "Газпром". Ему же принадлежит авторство проектов государственных программ по освоению ресурсов полуострова Ямал, Восточной Сибири и Дальнего Востока. Он же разрабатывает ежегодные газовые балансы Российской Федерации. Стратегию масштабного наращивания импорта среднеазиатского газа в противовес разработке российских ресурсов проводит "Газпром". Решения о подключении новых месторождений к газотранспортной системе принимает тоже "Газпром". Ежегодный порядок доступа независимых производителей к этой системе определяет опять "Газпром". Иначе говоря, функции министерства газовой промышленности за "Газпромом" сохранились.

Но дело в том, что "Газпром" уже давно не является государственной структурой. Сегодня - это коммерческая компания, в которой почти 62% акционерного капитала принадлежат частным инвесторам.

Так что тема независимых производителей газа в сегодняшней России - это не просто определение понятия данного явления. Это не просто оценка потенциала независимой добычи газа, с проведением которой авторы Энергетической стратегии обошлись простым арифметическим способом. Это - российская макроэкономика, а также серьезнейшая проблема политического свойства, каковой является сохранение и упрочение геополитических позиций РФ. Именно эту мысль хотелось бы довести до читателей, уважаемой нефтегазовой общественности, представителей властных структур, а также тех, кто принимает или будет принимать решения о целесообразности или нецелесообразности реформы газовой отрасли России.