Энергоемкие авантюры: как «черный пиарщик» стал ведущим продавцом электричества и риса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Фото Марии Плешковой для Forbes

Дмитрий Аржанов на протяжении 20 лет был банкиром, политическим пиарщиком, топ-менеджером и собственником энергосбытовых компаний. Сейчас он занимается рисоводством и претендует на место в списке Forbes. Как ему это удалось?

«Женщинам — цветы, детям — мороженое, мужчинам — деньги на цветы и мороженое!» Фургон с такой надписью на боку заезжал во дворы Нижнего Новгорода в феврале 1994 года. Лозунг воплощался в жизнь немедленно — для детей выгружали мороженое, их мамам дарили цветы, мужчинам — деньги или водку. На бутылках красовались стикеры «Союз Весна», основным слоганом которого стал «Пейте с нами!».

Общественное объединение с таким названием к мартовским выборам в Нижегородскую думу задумал один из лидеров организации, 22-летний студент местного университета Дмитрий Аржанов. «Помню, заходит мой друг Володя Котерев с Аржановым и сообщает: «Мы решили создать политическую партию: название есть, люди есть, деньги есть» — и на Диму показывает», — вспоминает Илья Ластов, тоже бывший тогда одним из лидеров объединения. 

За минувшие с тех пор 20 лет Аржанов успел поработать служащим банка, политтехнологом и топ-менеджером энергосбытовых компаний.

Сейчас ему принадлежат контрольные пакеты в крупных холдингах по продаже электричества и выращиванию риса, совокупная стоимость которых может достигать $1 млрд, и половина большого инфраструктурного проекта во Вьетнаме. Ни о чем таком в начале 1990-х Аржанов не помышлял. «Мы были грудой разгильдяев, за которыми стояли реальные дела в бизнесе Нижнего Новгорода, и мы считали, что людям скучно, нужно добавить в их жизнь красок», — вспоминает он.

Энергичный помощник

К 1994 году Дмитрий Аржанов, несмотря на юный возраст, уже третий год вращался в политических кругах Нижнего Новгорода — рядом с очень популярным в начале 1990-х полномочным представителем президента, а затем губернатором области Борисом Немцовым. «В 1991-м мне было 19 лет, а тут Немцов к нам в университет приехал — его недавно до выборов в Верховный совет СССР не допустили. Естественно, я пошел к нему на встречу, мы разговорились», — вспоминает Аржанов. 

«Толковый, энергичный и быстро соображающий», — отзывается Немцов о тогдашнем студенте, который стал его помощником.

«Так Дима появился в политике — на взрыве, потому что старый истеблишмент отказался управлять и все было свободно», — заключает бывший глава представительства Нижегородской области при правительстве РФ Сергей Воронов. 

Немцов сделал ставку на молодых, и в 1993 году его помощник Аржанов, которого собирались отчислить из университета за прогулы, был назначен зампредом правления Волго-Вятского Проминбанка, созданного на деньги нижегородских бизнесменов и ставшего уполномоченным банком по управлению бюджетными средствами. Председателем правления банка стал приятель Аржанова Сергей Королев. 

Именно этот банк финансировал предвыборную феерию «Союза Весна»: в отсутствие прописанных законов о выборах, запрета на подкуп избирателей, ограничений на использование алкоголя в рекламе в жизнь воплощались любые фантазии политтехнологов. В 1994 году более половины из 40 депутатов нового, двухлетнего созыва Заксобрания Нижегородской области представляли «Союз Весна». Самым молодым из них был Аржанов. Далее все было увлекательно, но уже не так весело. В 1996 году у Волго-Вятского Проминбанка за неисполнение обязательств перед клиентами была отозвана лицензия, менеджмент с семьями пустился в бега. В итоге Сергей Королев, чья подпись стояла под всеми финансовыми документами, получил реальный срок, а Аржанов просто потерял пост.

Еще год Аржанов занимался «временными проектами» в Нижнем Новгороде и за его пределами. «Мы санировали молокозавод, потом спасали от банкротства Горьковский металлургический завод — короче, я был фрилансером», — говорит он. «Никто и подумать не мог, что через 10 лет Дима станет богатым бизнесменом», — вспоминает Илья Ластов. 

«Это критика. Или гасилово» 

«В конце 1990-х к нам с Димой Аржановым прикрепились ярлыки «черные пиарщики», — вспоминает Илья Ластов, тут же уточняя: — Это неправда. Черный пиар — это выпуск агитматериала от лица другого кандидата, а когда ты, например, говоришь, что человек — вор, это критика. Ну или гасилово». 

Желябовский уверен, что Рубанов просто не хотел скандалов с партнерами и выкупил их долю сам исходя из оценки в 4 млрд рублей. «Иначе пришлось бы объяснять, куда акционерные деньги делись, а там партнеры непростые». Но по словам другого источника, близкого к сделке, Абызов, Вайншток и Кох тогда продали свои доли Аржанову, а Рубанов «то ли решил не выходить из бизнеса, то ли вернул себе 50% позже».

А в 2011 году Аржанов стал собственником всей «Транснефтьсервис С». Тогда бизнесом компании заинтересовалась государственная «Русгидро», которая оценила его в $400 млн плюс $50 млн долга. Рубанов решил продать долю, но по соглашению с партнером был обязан предложить ее Аржанову. Аржанов взял заем у компании и выкупил пакет Рубанова, став единственным конечным бенефициаром всего бизнеса. Сколько он стоит сейчас?

В феврале 2013 года началось акционирование «ТНС энерго»: миноритарии входящих в нее сбытовых компаний к лету 2014-го завершат процесс обмена долей. По текущим коэффициентам обмена компания стоит около $600 млн. После завершения акционирования планируется листинг на ММВБ, попутно Аржанов хочет привлечь стратегического партнера из числа зарубежных фондов.  

Так, через пять лет после прихода в новый бизнес наемный управленец стал собственником крупной компании. Перемены в статусе Аржанов пережил спокойно: «Как ходил на работу каждый день, так и продолжаю ходить. Просто появилось еще до хрена различных обязательств, а ощущения собственного величия у меня не возникло».

Антураж богатого человека

Рабочее место Аржанова в пятиэтажке во дворах Большого Сухаревского переулка в Москве мало напоминает кабинет крупного предпринимателя: общая площадь метров тридцать, на рабочем столе ноутбук Toshiba, куча бумаг на подпись, несколько пепельниц, постоянно наполняющихся окурками. «А какой должен быть антураж у богатого человека? — Аржанов пожимает плечами: — Я вот, как богатый, могу позволить себе ходить не в костюме». 

Arzh02.png

Аржанов выглядит почти полной противоположностью бывшего старшего партнера Александра Рубанова, который, оставаясь главой совета директоров «ТНС энерго», занимает целое крыло здания компании и постоянно ходит с охраной. «Меня так от [главы правительства России Дмитрия] Медведева не отодвигали, как от Рубанова, когда случайно с ним столкнулся в коридоре», — говорит сотрудник «ТНС энерго». Общаться с Forbes Рубанов отказался. 

По рынку ходят слухи, что за офшором Sunflake, владеющим акциями «ТНС энерго», стоит не только Аржанов, хотя он называет себя единственным бенефициаром компании (формально Sunflake владеют Аржанов и три офшора). Источник, близкий к компании, утверждает, что слухи о «влиятельном втором акционере» выгодны «ТНС энерго», когда дело касается лоббизма. 

На вопрос, самостоятельный ли игрок Аржанов, его знакомый отвечает уклончиво: «Я не верю в «самостоятельных игроков», это противоречит концепции, которую вкладывает президент в вертикальную систему власти. Вертикаль подразумевает, что все игроки должны быть в нее встроены». Сам Аржанов это не комментирует. 

Он уже занят строительством других бизнесов, не имеющих отношения к продаже электричества. Еще в 2006 году он начал скупать землю на юге России. Из первых вложенных $100 000 к 2013 году вырос агропромышленный холдинг «АФГ Националь», крупнейший в России производитель риса.

Рис с друзьями

«Аржанов — человек команды, люди за ним поднимались и шли, а иногда, даже когда он чего-то не хочет делать, срабатывает сила инерции, и снежный ком собранной команды катится сам, не позволяя процессу встать», — говорит его друг Дмитрий Раскопин.

Образ снежного кома очень подходит для описания того, как Аржанов увлекся сельским хозяйством. Часто бывая по делам в Краснодарском крае, Аржанов задумался о том, что земля в сельской местности недооценена, в отличие от городской. «У меня были свободные деньги, и я был уверен, что на юге России должен произойти рост стоимости сельхозземли». Аржанов принялся агитировать знакомых. Сам потратил на скупку южных земель около $100 000, с нескольких нижегородских приятелей собрал еще по столько же. 

Для начала купили около 3000 га у почти разорившегося хозяйства «Флайт» в Красноармейском районе Краснодарского края: брошенная земля на окраине деревни, будка начальника отделения бывшего совхоза, старые ангары с техникой, небольшое поголовье скота. Аржанов договорился с профессором местного сельскохозяйственного университета, и тот прочел бизнесмену и его людям пару лекций об основных принципах разведения скота. Животноводство Аржанов принял решение ликвидировать, но скупку земель продолжил. К инициативным инвесторам потянулись колхозники с паями.

«Кудрявый мотор», называет Аржанова Олег Кондрашов.

Создав компанию AF Group, предприниматель выбрал неожиданный профиль — рисоводство. «Пшеницы много в России выращивается. Чтобы стать большим игроком, нужны серьезные площади, а в случае с рисом даже 300 000 т давали существенное положение на рынке», — объясняет Аржанов свою логику. В поисках денег он приезжал в Нижний Новгород, звал приятелей на кофе, уговаривал.

«Вел себя, как Остап Бендер на заседании «Союза меча и орала», — вспоминает поддавшийся на уговоры и давший «немного денег на эту историю» Илья Ластов.

AF Group покупала в кредит или лизинг технику, искала работников. «Вначале было сложно, ведь Краснодарский край недалеко от моря, куда на лето все уезжали. Нереально было найти нормального механизатора, чтобы на тракторе работал или на комбайне, а сейчас есть три тракториста, они получают больше миллиона рублей в год», — говорит Аржанов. Энтузиазма Аржанову хватило даже на то, чтобы помириться с совладельцем соседнего хозяйства Полтавское, который поначалу вступил со скупщиками паев в конфликт, а в итоге не только продал свою долю, но пришел работать в AF Group. 

Главный кадровый принцип Аржанова — работать с друзьями — соблюдается и тут. «Как только Аржанов увлекся сельским хозяйством, люди стали из Нижнего исчезать — семьями поехали в Краснодарский край», — говорит «оставшийся» Ластов. Гендиректором AF Group стал житель Нижнего Новгорода Юрий Белов. Большая часть сотрудников — бывшие коллеги из Новгорода и просто близкие знакомые, подтверждает Аржанов. «Если я могу платить друзьям хорошие деньги, то почему по формальным признакам должен брать на работу чужих людей?» — объясняет он. 

История AF Group — одна из самых ярких на аграрном рынке страны, говорит председатель правления «Руспродсоюза» Максим Протасов. Приобретая хозяйства, команда внедряла оптимальные технологии выращивания, испытывала новые сорта риса, строила новые мощности по хранению и переработке продукции. Из разрозненных конкурирующих между собой и демпингующих хозяйств AF Group создала одно. Основанная в 2006 году компания из двух небольших предприятий выросла в крупнейшего производителя риса в стране. 

Пару лет назад Аржанов решил перейти к продажам брендированного фасованного продукта и занялся поиском партнера. Крупнейшим фасовщиком круп на отечественном рынке была группа «Ангстрем», ее продукция под марками «Националь» и PROSTO занимала самую большую долю в продажах федеральных сетей. «Ангстрем» был одним из главных покупателей риса у AF Group. «А наличие постоянных запасов качественного сырья — это главный признак стабильности», — рассказал Forbes основатель «Ангстрема» Игорь Стрельников. 

Идея объединиться была общей, но обсуждалась около года, добавляет он. Появившаяся в начале 2013 года в результате слияния «АФГ Националь» стала лидером в производстве и продажах риса (сейчас она владеет более 47 000 га рисовых полей). По оценке Максима Протасова, стоимость активов компании превышает 10 млрд рублей. Аржанову и партнерам принадлежит контрольный пакет. Правда, от оперативного управления Аржанов отошел — только иногда приезжает в Краснодар «полетать над плантациями на вертолете». 

Вторжение во Вьетнам

На столе Аржанова среди других вещей валяются три тома Чернышевского «Что делать?». В кабинете его помощника их еще штук пятнадцать. Фанатичное увлечение классиком? «Приводил цитату, думал, из Чернышевского, а затем засомневался», — объясняет Аржанов. Чтобы рассеять сомнения, попросил помощника купить все издания романа, какие найдутся в продаже. Оказалось, ошибся.  «Аржанов — увлекающийся человек, — говорит о нем его друг Дмитрий Раскопин. — Если он загорелся, его не остановить. Это тот самый случай, когда у человека нет достаточного капитала, а он заключает многомиллиардную сделку, потому что поймал драйв». Речь о проекте Vung Ro Petroleum, в рамках которого планируется строительство нефтеперерабатывающего завода и морского порта во вьетнамском заливе Вунг Ро.

«Звучит очень амбициозно, но на запуск такого проекта к 2017 году нам требуется $5 млрд, которых у нас нет, так что пока актив оценивать смешно», — улыбается Аржанов.

В июле 2011 года он возглавил совет директоров Vung Ro Petroleum, в котором, по его словам, он владеет 50%.  Участником проекта (в нем присутствуют еще несколько частных инвесторов из России и Вьетнама) он стал в 2011 году после поездки во Вьетнам. Тогда проект представлял собой участок в бухте Вунг Ро, выделенный под строительство одного только завода. «В Вунг Ро работали мои знакомые, они меня пригласили соинвестором и привезли в эту бухту, а там так красиво — идешь по белому песку вдоль моря, а песок будто свистит», — вспоминает Аржанов. Прогулка закончилась решением перенести завод в другое место, а в бухте создать курорт. Теперь у Vung Ro Petroleum два проекта: завод, включенный правительством в число объектов, обеспечивающих энергетическую безопасность Вьетнама, и курорт, за проект которого Аржанов получил серебряную медаль на конкурсе MIPIM Asia Awards 2013. «Смешно звучит: завод рядом с курортом, но наличие последнего позволяет привлечь больше денег на развитие инфраструктуры и застройку живописного побережья Вунг Ро Бей», — говорит Аржанов. 

Vung Ro Petroleum уже потратила $3–5 млн на разминирование территории и переселение жителей и наняла компанию Rose Rock Group, управляющую инвестициями семьи Рокфеллеров. Проект постройки комплекса на побережье Вьетнама будет включать 350 морских причалов, несколько отелей с более чем 760 номерами, 4300 резиденций и апартаментов, 100 таунхаусов, а также сеть магазинов и бутиков. Завод мощностью 8 млн т в год в провинции Фу Йен будет производить весь спектр полипропиленовой продукции Vung Ro Petroleum. Его строительство внесено в пятилетний план Вьетнама, обещана прямая компенсация из бюджета на $250 млн. 

Сейчас в обоих проектах подходит к концу подготовительная стадия. На участке для завода проводятся геолого-разведочные работы, получаются лицензии, создается проект, ведутся консультации с инвесторами, международными трейдерами о субординированных займах. Аржанов демонстрирует фотографию нарисованной на доске схемы финансирования, где фигурируют цифры в $200–250 млн. 

«В перспективе стоит это до хрена, но и сейчас из проектов можно выйти миллионов за сто долларов», — рассуждает Аржанов. Но выходить он пока не собирается. «Если получится — хорошо, а нет — вложено столько, что потерять не трагично». 

По оценкам Forbes, даже без вьетнамских проектов активы Аржанова могут стоить около $800 млн, и он претендует на место в списке богатейших бизнесменов России. «Я бы и не хотел попасть в этот список. Мы продаем электроэнергию людям, а выйдет, что «наживаемся» на них. Но, может, если история с Вьетнамом сложится, это мой капитал легализует», — усмехается Аржанов. 

ТНС-Энерго

Аржанов засветился в нескольких политических скандалах того времени. В Кургане во время выборов губернатора в 2000 году стратегические планы Аржанова с элементами ненормативной лексики конкуренты опубликовали в местной агитгазете. Команда Аржанова ответила уткой, что за оппозиционным им кандидатом стоит финансовая пирамида «Специализированный чековый инвестфонд приватизации Зауралье», на которой погорели многие курганцы. «Аржанов отличался масштабом действий, не мелочился и не думал о ресурсах, поэтому на выборах на голову обходил конкурентов», — говорит один из политтехнологов того времени.

На выборах в губернаторы Нижегородской области 2001 года команда Аржанова разыгрывала против оппонента Вадима Булавинова тему «Ядерного Вадика», запустив информацию, что тот идет во власть, чтобы превратить область в ядерную свалку, разместив там могильники для отходов. Рассказывают, что из-за этого временно закрыли птицефабрику, продукцию которой заподозрили в наличии радиоактивности, — ущерб для хозяйства составил $6 млн.  «Это был единственный человек, который в начале нулевых три раза подряд не пришел на назначенную встречу. А я тогда был заметным бизнесменом», — с улыбкой вспоминает нынешний мэр Нижнего Новгорода Олег Кондрашов. Несколько лет спустя Аржанов, ставший руководителем федерального энергетического холдинга, принимал на работу Кондрашова, который сегодня заведует всем городским хозяйством.

Поворот к свету 

«425 миллионов 324 тысячи рублей… Продано!» Человек во фраке ударил молоточком, и присутствующие в зале московской гостиницы вскочили с мест — поздравлять победителя, задравшего стартовую цену в 2,3 раза. Так в июле 2006 года у монополии РАО ЕЭС была куплена первая продающая электроэнергию «дочка» — «Ярославская энергосбытовая компания». Покупателем стало ООО «Транснефтьсервис С», которое затем начало экспансию по всей России. Руководил дальнейшей скупкой активов Дмитрий Аржанов. 

В энергетику он попал в 2002 году через старого друга по «Союзу Весна» Владимира Котерева, который в то время занимал пост гендиректора компании «Нижноватомэнергосбыт» и решил сделать Аржанова своим заместителем. Компания затем приобрела пять фирм, занимавшихся сбытом электричества, но крупным бизнесом так и не стала. Основными клиентами были муниципальные предприятия, платившие нерегулярно, а федеральных потребителей разобрали конкуренты с более влиятельными акционерами. К одному из таких конкурентов в 2006 году и ушел Аржанов.

В «Транснефтьсервис С» его пригласил тогдашний владелец компании Александр Рубанов, хороший знакомый бывшего председателя правления РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса и бывшего руководителя Госкомимущества Альфреда Коха. Будучи главой «Межрегионэнерго», фирмы-посредника по реализации электроэнергии по взаимозачетам, он успел поучаствовать в скандальной истории с фирмой Falkon, которая выкупила у чешского Минфина долг российского правительства на сумму $2,5 млрд впятеро дешевле. А в 2002 году Рубанов стал собственником и главой совета директоров компании «Транснефтьсервис С».

Руководить операционной деятельностью компании Рубанов в 2006 году пригласил Аржанова. Под его руководством «Транснефтьсервис С» в 2012 году сменила название на «ТНС энерго» и стала одним из крупнейших в России продавцов электроэнергии, работающим в нескольких регионах. По итогам 2011 года ее консолидированная выручка превысила 170 млрд рублей. 

«Дочка» на выданье

В 2002 году «Транснефтьсервис С», бывшая «дочка» «Транснефти», была куплена у транспортной монополии за 10 000 рублей уставного капитала, рассказывает член совета директоров компании Светлана Авилова. «Это была пустая компания с 5000 рублей долга перед налоговой на балансе», — вспоминает она. Но в следующие пару лет в активе «Транснефтьсервис С» появились договоры на снабжение электроэнергией всех «дочек» «Транснефти», они составляли не менее 70% из всего объема продаж энергосбыта. Объемы поставки — около 14 млрд Квт·ч в год, это могло стоить 21–22 млрд рублей, говорит Михаил Андронов, президент компании «Русэнергосбыт», обслуживающей «Транснефть» сейчас. Как «Транснефтьсервис С» удалось заключить такой контракт? 

По утверждению нескольких человек, близких к прежнему руководству «Транснефтьсервис С», основными бенефициарами сбытовой компании наряду с Рубановым были тогдашний глава «Транснефти» Семен Вайншток и член правления РАО ЕЭС Михаил Абызов. Один из собеседников говорит, что у каждого из них было по трети акционерного капитала. Миноритарный пакет принадлежал Альфреду Коху, добавляют два источника. Аржанов, Абызов и Кох от комментариев воздержались, с Вайнштоком связаться не удалось. 

Сколько они могли заработать на таком бизнесе?

Как минимум 1,5 млрд рублей — именно такая сумма нераспределенной прибыли скопилась на счетах компании в 2007 году, утверждает бывший глава и совладелец компании-конкурента «Энергострим» Юрий Желябовский, пытавшийся купить «Транснефтьсервис С» и проводивший due diligence. 

Выход и вход

«Энергострим» заинтересовался бизнесом «Транснефтьсервис С» как раз в тот момент, когда на главном его контракте был поставлен крест. Осенью 2007 года президент России Владимир Путин предложил Вайнштоку перейти из «Транснефти» в «Олимпстрой», и Вайншток, конечно, «засобирался из энергосбытового бизнеса при компании», рассказывает его знакомый. Акционеры решили выходить в кеш вместе, именно в это время в компании появился Аржанов.  «Транснефтьсервис С» оценили в 4 млрд рублей плюс прибыль, которую тоже забирали продавцы, рассказывает Желябовский. Переговоры о продаже вел Рубанов. «Поскольку на рынке ходили слухи, что прежний менеджмент выводил оттуда деньги, я настаивал на полной проверке бизнеса. Рубанов оскорбился и сказал, что, если я найду воровство, могу вычитать его сумму из оценки бизнеса», — поясняет Желябовский. По итогам аудита вышло, что вычитать надо около 1 млрд рублей. Рубанов погрузился в раздумья и пропал на несколько месяцев, а осенью 2009 года объявил, что нашелся другой покупатель — Дмитрий Аржанов, его правая рука в энергетике. «Рубанов со мной советовался: нормальную цену предлагает «Энергострим» или нет. Я сказал, что низкую и за такую сумму я и сам куплю», — объяснил внезапную сделку Аржанов.  По его словам, в 2009 году он выкупил доли акционеров исходя из оценки компании в $120–150 млн —  частично на собственные, частично на заемные деньги. Компания, потерявшая крупнейшего клиента, к тому времени скупила много региональных продавцов электроэнергии.  

Ссылки