Энтузиасты-эксгуматоры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::27.06.2005

Энтузиасты-эксгуматоры

Правозащитники митингуют против МВД, отрабатывая западные гранты

Сергей Зорин

Задачка на элементарную логику: если вам платят за то, что вы кричите на каждом углу о «преступлениях кровавого режима» вообще и МВД в частности - то когда эти «преступления» закончатся? Правильный ответ: не раньше, чем будет истрачен последний евроцент из выделенного на эти крики бюджета.

На прошлой неделе в Москве на Калужской площади, напротив здания российского МВД, прошел очередной перфоманс: "символические похороны конституционных прав и свобод". Группа небедно одетых, сытых и вполне буржуазно выглядящих людей, вяло, как будто делали давно надоевшую им работу, протестовали против «произвола и беззаконий правоохранительных органов».

Картинка вполне привычная. У нас вечно кого-нибудь символически хоронят - те же права и свободы зарывали в землю столько раз, что диву даешься: не правозащитники у нас, а какие-то энтузиасты-эксгуматоры!

Участники подобных акций - сплошь знакомые лица. Московское Бюро по правам человека, движение "За права человека", Всероссийский Гражданский конгресс... Не секрет и то, на что живут эти уважаемые организации. Наши сограждане в массе своей безразличны ко всяким символическим похоронам и денег на забавы правозащитников не жертвуют. В финансовом плане все тяжкое бремя борьбы с полицейским режимом лежит на могучих плечах иностранных фондов и гуманитарных организаций. Например, накануне последней акции на Калужской площади ее организаторы принимали у себя в гостях госпожу Мэджори Фаркерсон, гражданку Великобритании и «независимого эксперта Евросоюза». Она раздавала им деньги.

Грант - это как аванс. Его надо оправдать. Доказать, что заработал. Есть преступления, нет преступлений - выкручивайся как хочешь, а за надлежащее "освоение" полученных от госпожи Фаркерсон евро отчитываться надо.

Дискредитация МВД только дилетанту покажется легкой работой. Милиция, как показывают результаты последнего опроса ВЦИОМ по уровню доверия россиян к институтам защиты прав граждан занимает первое место (31%), значительно опережая в этом отношении суды, профсоюзы, и – почти вдвое - политические партии.

Любопытно, правда? Под системным прессингом со стороны правозащитников – получателей западных грантов оказалась структура, самая эффективная на сегодняшний день в деле защиты прав российских граждан.

Вообще, в последнее время взаимоотношения правозащитников с МВД все больше напоминают дорогу с односторонним движением. Уже без малого полтора года (с тех пор, как в МВД сменилось руководство) милиция буквально нянчится с правозащитниками, как с капризными детьми. Наша правозащитная элита, по признанию ее лидеров, находится сегодня в режиме наибольшего за всю новейшую российскую историю благоприятствования со стороны руководства правоохранительных органов.

«Я жила при многих руководителях МВД, но только Нургалиев пригласил меня для беседы, - признается председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. - Теперь правозащитники имеют возможность вместе ездить на места в сопровождении сотрудников МВД и разбираться в ситуации».

«Участвуя в совместных мероприятиях, я увидел искреннее желание руководства МВД наладить контакты и сотрудничество с правозащитными организациями», - говорит входящий в Совет при Президенте РФ по содействию в развитии институтов гражданского общества и защиты прав человека доктор Леонид Рошаль.

Но порадуют ли милую Мэджори и других заграничных радетелей за права человека скучные доклады о проделанной вместе с милицией работе? Вряд ли. Другое дело - громкие пресс-конференции, митинги, пикеты, красочные похороны Конституции, перфомансы и прочие хэппенинги на пленэре. Это как-то понагляднее будет, потелегеничнее. Предъявив спонсору видеоотчет о проделанной работе, можно требовать от него надбавки за вредность, ссылаясь на "условия труда". А через годик-другой, например, уехать на ПМЖ в Лондон и попросить там политического убежища.

Чем громче кричит правозащитник - тем больше он заметен. Кто бывал на встречах доморощенных омбудсменов с журналистами, наверняка замечали: появляется странное впечатление, что попал на урок в первый класс. Все тянут руку, захлебываются от нетерпения: "Марьиванна, Марьиванна, можно я отвечу? Можно я скажу?". Каждый должен быть замечен, напротив фамилии каждого в "классном журнале" должен появиться плюсик: мол, не сидел увальнем, а активничал, отрабатывал деньги.

Тот, кто бубнит что-нибудь конструктивное, выглядит на таких собраниях белой вороной. Не долго такому осталось заниматься правозащитой. Кандидатов на лакомые куски от грантов - хоть отбавляй. И они не боятся сказать глупость или небылицу. Главное, чтобы никто не сомневался в их готовности идти до конца.

До конца гранта, разумеется.

"Милиция расстреливает ни в чем не повинных людей!" - садись, Иванов, четыре.

"Власть готовит массовый террор!" - молодчина, Сидоров, пять!

"Кровавые сатрапы пытают подследственных!" - вот, Петров, можешь же, когда захочешь!

Крупнейшие правозащитники давно объединились в своебразный гуманитарный олигархат (определение Г.Павловского), и их деятельность - это давно отлаженный бизнес. Заявки на гранты, выполнение заданий, подготовка отчетов. Круговорот бабла в природе.

Тут есть свои "нефтяники" - те, кто сидят на "трубе" "геноцида чеченцев", "милицейского произвола" или дедовщины в армии. Есть "средний бизнес" - например, борцы за права обвиняемых в шпионаже. А есть и мелочевка - этакие чайки, галдящие над безбрежным морем коррупции и преступлений в поисках рыбешки покрупнее. Кому-то перепадет обвиняемый в сотрудничестве с террористами журналист. Кому-то замученный язвой желудка заключенный.

Заметьте: практически нет правозащитников-экологов. Нет людей, защищающих работников в частном бизнесе. Никто не заботится о правах учащихся или клиентов медицинских учреждений. Из "неполитических" на память приходит лишь Общество защиты прав потребителей. Но ему гранты от мадам Фаркерсон не перепадают.

А ведь экология, медицина, образование - это и есть жизнь. Шпионы, террористы, пытки в СИЗО - все-таки с этим мы каждый день не сталкиваемся. Но если послушать правозащитников, то выходит, что жизнь российского гражданина уныла и безрадостна, его круглосуточно избивают в отделении милиции или судят по надуманным обвинениям.

Но тогда возникает вопрос. Общество ли так устало от людей в синих фуражках, что правозащитники всем скопом кинулись грызть ножки стула правоохранительной системы? Судя по опросу ВЦИОМа, наши сограждане такого "социального заказа" не давали. А кто давал? Кто платит гранты особо старательным "грызунам"? Западные "правозащитные" фонды.

Не хочется, конечно, заниматься наивной конспирологией, но факты говорят сами за себя. Когда на деньги иностранцев правозащитники "мочат" единственный государственный институт, пользующийся доверием в обществе - как не вспомнить подзабытое словосочетание "пятая колонна"?