Энтузиасты для "грязной работы"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::28.02.2008

Энтузиасты для "грязной работы"

Молодежные движения в 2008 году: что дальше?

Любовь Борусяк
Об авторе: Любовь Фридриховна Борусяк - кандидат экономических наук, начальник аналитического отдела телеканала ТВЦ.

Интерес к молодежным движениям напоминает прибой: то на гребне волны мы видим огромное количество публикаций в печатных СМИ, бесконечные телерепортажи, то вдруг отлив, который затем сменяется новым приливом. В последнее время пресса полна публикациями о том, что созданные властью организации, объединяющие молодых людей, доживают последние дни.

Принцип матрешки

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Все движения связывал в одно целое персонально Владимир Путин

История молодежных движений началась в мае 2005 года, когда свою массовую акцию провело только что возникшее прокремлевское движение «Наши», позиционировавшее себя как антифашистское. 60 тысяч молодых людей, вышедших в честь 60-летия Победы на московские улицы, дарили красные гвоздики ветеранам Великой Отечественной войны. Такая масштабность акции призвана была показать: в нашем обществе появилась новая сила, которая станет важной частью политической жизни. В манифесте движения сказано: «История – это смена поколений. У каждого поколения есть шанс уйти незамеченным или изменить мир. Мы – те, кто верит в будущее России и считает, что судьба ее в наших руках».

Критики «Наших» утверждают, что движение было создано исключительно против «цветных революций», но спектр его задач гораздо шире, ведь «цветные революции» для абсолютного большинства молодых людей понятие отвлеченное. Чтобы привлечь молодежь в движение, требовались более понятные и привлекательные идеи. У «Наших» этой идеей стал антифашизм. Правда, и «антифашизм» и «фашизм» понимаются здесь очень просто и примитивно: фашисты – это «не наши», те, кто думают, говорят и действуют не так, как нам нравится. Для других большее значение имела необходимость модернизации страны, причем не сама по себе, а силами именно молодых. Ну а для третьих на первом месте имперская и/или патриотическая идея. И все эти идеи легли в основу «Наших». Такая идеологическая многогранность, по-видимому, выстраивается специально, чтобы расширить возможности привлечения новых идейных членов организации.

Когда создавались другие движения, то учитывался опыт «Наших», на которых отрабатывались приемы воздействия на молодежь, искались и находились болевые точки, позволяющие вербовать сторонников. Движения различались лишь мелкими деталями, «фишками». Например, для подмосковных «Местных» главное – борьба с «неместными», «чужими». У московской «Гражданской смены» – сочетание патриотизма и делового прагматизма.

Особенностью идеологии всех молодежных движений является то, что можно назвать принципом матрешки. Самая большая матрешка – это идеология, изложенная в программных документах движений на сайте, звучащая в речах руководителей в СМИ и пр. Это позитивная часть идеологии, к которой сложнее придраться, найти в ней явные изъяны. Но внутри этой большой матрешки находятся другие, которых не видно с первого взгляда, они не такие яркие и парадные, это матрешки на каждый день.

«Наши» называют себя антифашистами, «Местные» – экологами. Но внутри «экологической матрешки» находятся совсем другие идейные принципы. Обратимся к сайту «Местных»: «10 февраля (2008 года. – Л.Б.) мы провели митинг на Славянской площади Москвы. Основной темой мероприятия стала защита чистоты в природе и в политике». А заключалась эта «политическая экология» в том, что около тысячи молодых людей скандировали лозунги: «Мы за Отчизну встанем стеной, гнать «несогласных» поганой метлой», «Марш несогласных проплачен валютой, скажем мы нет оппозиции дутой». Дабы продемонстрировать отношение к смутьянам и оппозиционерам, «Местные» использовали мусоросборщик из четырех портретов (Березовский, Касьянов, Хакамада, Лимонов): ко ртам политических оппонентов были прикреплены пакеты для мусора, которые быстро наполнились отбросами.

Итак, в одну матрешку вставляется другая, «позитив» дополняется «негативом». И этот принцип универсален для всех молодежных движений. Особенностью «молодежной идеологии» является стиль изложения программных документов: он всегда прост, ясен, доступен и предельно экспрессивен. Идет апелляция не столько к мировоззрению, сколько к чувствам молодых людей, прежде всего чувству неудовлетворенности жизнью и ее перспективами, чувству протеста против несправедливости социального устройства. Молодым людям внушают, что виноваты в этом многочисленные враги, с которыми нужно бороться.

Главный авторитет

Почему же в течение нескольких месяцев после появления «Наших» было создано огромное количество других молодежных движений, которые никак невозможно назвать альтернативными? На федеральном уровне появилась «Молодая гвардия «Единой России», на региональных – молодежные движения почти во всех субъектах Федерации. Понятно было бы, если бы эти движения были идеологически разными, но идеологически они как раз одинаковые. А дело здесь в том, что у всех молодежных движений одни и те же враги, но разные авторитетные лица. Каждый руководитель создавал молодежное движение для себя и под себя. В этом смысле особенно четко внушали представление о духовном лидере «Нашим». Это движение (как и остальные) без всякого уважения относилось к нашей исполнительной власти, видя в ней идейных продолжателей дела либералов-пораженцев эпохи 90-х годов. С самого начала существования движения молодым «нашистам» были обещаны места в исполнительном истеблишменте, а для того, чтобы места освобождались, необходимо было максимально опорочить тех, кто их занимает. Только тогда претензии участников движения на эти места могут восприниматься как справедливые. Без всякого пиетета участникам движения говорили и о нашей законодательной власти, места в которой молодым обещали предоставить после выборов 2007 года. Я думаю, что резкие высказывания своих руководителей импонировали многим членам молодежной организации. У них возникало ощущение собственного политического веса, смелости, а главное, перспективности движения.

Но если ни законодательная, ни исполнительная власть не являются для членов движения моральным авторитетом, то кто же исполняет роль их лидера, с кем они и за кого ведут борьбу со своими многочисленными врагами? Безусловным авторитетом объявлялся только один человек – президент России Владимир Путин. Именно его идеи, взгляды на внутреннюю и внешнюю политику, на пути развития России должны защищать, поддерживать и продвигать в массы члены «Наших». Именно президент как гарант справедливости призван был помочь движению стать политической и экономической элитой страны. Но, как теперь понятно, ожидания оказались обманутыми. Кое-кто из руководителей движения действительно получил высокие посты, но абсолютное большинство других оказались невостребованными. Более того, имея единственного гаранта и морального авторитета, они оказались в сложной ситуации – он ведь перестает быть президентом, а как поддерживать премьер-министра, если в его кабинете останутся министры-пораженцы, с кем они совместно вроде бы боролись?

Надо сказать, что президент действительно поддерживал «Наших» и давал им авансы: ежегодно он посещал их в лагере на Селигере, высоко оценивал их деятельность. Еще недавно, летом 2007 года, Путин встречался уже с представителями шести движений и призвал молодых людей активнее принимать участие в политической жизни страны, отметив, что «для молодых людей предстоящие выборы в Госдуму в декабре текущего года – прекрасная возможность проявить себя». Однако абсолютному большинству из них «проявить себя» так и не удалось, их потенциальные места заняли совсем другие люди. Амбиции юных остались неудовлетворенными, и стало очевидно, что массового прихода молодых политиков в истеблишмент не произойдет никогда.

Сразу скажем, что именно Путин является главным авторитетом и для представителей всех других молодежных движений – вертикаль власти здесь работает четко и без сбоев. В любви и уважении к президенту молодые люди совершенно искренни. Вот что написала одна из молодогвардеек, Майя Шалунова, в своем ЖЖ: «Меня давно интересовало, почему вместо того, чтобы наслаждаться новым блокбастером, изучать новостные ленты или читать любимую книгу, миллионы людей от Владивостока до Москвы внимательно следят за прямым эфиром пресс-конференции Президента страны?» (речь идет о последней пресс-конференции, которая состоялась 14 февраля 2008 года). После долгих риторических фигур она дает ответ: «Путин жжот по ТВ (смайл) Я влюблена в этого мужчину! – это мне sms пришло от подруги», а завершает свои размышления следующими словами: «Вся его кипучая деятельность – это проверка нашего (то есть России. – Л.Б.) успеха. Ведь по сути именно Владимир Путин и его курс являются гарантией сохранения и развития нашего успеха уже в новом политическом году» (это было сказано за 17 дней до президентских выборов).

Но если «Наши» позиционировали себя как движение исключительно пропрезидентское, то в «молодежной поддержке» нуждались и другие субъекты политического процесса. Прежде всего это относится к партии «Единая Россия», создавшей движение «Молодая гвардия». Появление такого движения вполне логично – главная действующая партия должна опираться и на молодежь тоже. Амбициозным молодогвардейцам были обещаны места в новой Госдуме. Создали свои молодежные движения и почти все губернаторы. Для «Местных» моральными авторитетами являются Путин и Борис Громов, для «Гражданской смены» – Путин и Лужков и т.д. Такой персонифицированный подход удобен для любого движения в ситуации стабильности, когда все персонажи находятся на своих местах. Но как только ситуация приобретает динамику, как только начинается активная смена элит, молодежные движения оказываются под угрозой, поскольку новым лидерам они могут быть не нужны и в некоторых случаях потенциально даже опасны.

Особенно сложной ситуация стала в связи с выборами президента страны. Ведь единственным политическим субъектом, объединяющим все движения в единую систему, был персонально Владимир Путин, а не просто фигура президента России как гаранта Конституции. Вообще говоря, в программе, уставе или манифесте ни одного из движений не было сказано, останется ли для них безусловным лидером какой-то другой человек, даже преемник.

Подростковое сознание

В манифесте «Молодой гвардии» содержатся примечательные слова: «Молодая политика отличается от взрослой тем, что она направлена в будущее. Да, ее активно «пользуют» (надо полагать, авторы хотели сказать «используют». – Л.Б.), она делает за взрослых «грязную работу». Но настал момент, когда все больше молодых понимают: время «от меня ничего не зависит» ушло. Настало время «будущее зависит только от меня». И только ей это под силу». Риторика «светлого будущего» в манифесте молодежного крыла правящей партии сочетается с пониманием «грязного настоящего».

Почему взрослые перекладывают грязную работу на юных – понятно. Молодость в общественном сознании – это возраст социальной незрелости, которая предполагает безответственность в поступках. Поэтому взрослые поручают молодым ту «грязную работу», которая нужна, но самим взрослым заниматься ею не пристало в силу возраста и социального статуса. В политической деятельности участников молодежных движений используют в качестве подростков – решительных, смелых, глупых и иногда жестоких. Именно для этого они проходят обработку идеологией, внушающей – вокруг враги, с врагами надо бороться, не чураясь любых методов.

А сами молодые на эту работу согласны потому, что она им нравится. Акции, которые проводят участники молодежных движений, агрессивны, но они воспринимают свои действия как благородные, как торжество справедливости. 10 февраля 2008 года «Местные» вышли на Славянскую площадь, чтобы сказать «нет» «несогласным и всякой прочей сволочи». Как же трогательно описывают эту акцию многие участники акции в своих ЖЖ-дневниках, какие милые фотографии с юными, красивыми лицами выкладывают в интернет. Вот что пишет одна из участниц в своем ЖЖ-дневнике: «Ура!!! Ура!!! Я наконец-то на акции! Только оказавшись среди друзей и глотнув пропитанного драйвом весеннего уже воздуха, я поняла, как соскучилась по массовым акциям!» В интернете опубликованы стихи, сочиненные и прочитанные на акции, направленной против «несогласных», прелестной девушкой из Рузы: «Им все не так и все не то,/ Со всем на свете несогласны. /Им заплатили лишь за то, /Чтобы посеять мрак напрасный./ Они же жители страны,/ В которой сами лгут и гадят,/ И все они, каждый из них,/ Скорее сор, чем россиянин!/ Настал момент сор вымести!/ Мы правы, мы сильны, едины!/ Объединяет нас любовь/ К родной стране, к родной России!» А после стихов следует выразительная фраза: «Мы не допустим подобных хождений политических отбросов по улицам России

Здесь сочетаются самые нежные, позитивные настроения по отношению к «боевым товарищам» и риторика 1937 года. Для этих молодых людей лозунг: «Если враг не сдается, его уничтожают» несомненен. Похоже, для них это нравственный императив.

В октябре 2007 года печатные СМИ сообщали о том, как в Приморье молодогвардейцы тренировались в стрельбе по портретам врагов «Молодой гвардии «Единой России». Стрельба по портретам – это еще не стрельба по людям, но вектор движения именно таков. Каждый из вражеских портретов был персонифицированным выражением отдельной категории врага, и чем больше было произведено выстрелов, тем более опасную вражескую группу этот портрет позиционировал. Один из идеологов «Молодой гвардии» объяснял СМИ, что расстреливаемые персонажи «олицетворяют то, против чего мы намерены бороться»: Ксения Собчак – «дебилизацию молодежи», премьер-министр Эстонии Андрус Ансип – «фашизм», Усама Бен Ладен – «терроризм», а колумбийский наркобарон Диего Монтойя – «наркоторговлю». Впрочем, наркобарона из Колумбии молодогвардейцы не знали и стреляли в него слабо, в отличие от олигарха Бориса Березовского, «несогласного» Гарри Каспарова, богатой и гламурной Ксении Собчак. Фактически в этой акции вся предыдущая деятельность молодежных движений была подытожена ружьями – пока пейнтбольными. И тогда стало ясно, что молодежные движения становятся опасными, и не только для своих врагов. Потенциальные враги – все неугодные, а действия молодых «антифашистов» легко могут выйти из-под контроля.

Загнать джинна обратно в бутылку

В январе 2008 года в СМИ пошла волна сообщений о том, что власти решили постепенно прикрыть молодежные движения. Это объяснялось тем, что оранжевая революция стране больше не угрожает, но она не представляла реальной опасности и три года назад, когда на улицы вышли разве только пенсионеры, недовольные монетизацией льгот. Второй причиной называют то, что парламентские выборы прошли, «Единая Россия» на них победила, на президентских выборах никаких неожиданностей не намечается. Мне кажется, что дело несколько в другом.

Во-первых, амбициозные участники молодежных движений почувствовали себя обманутыми – обещанных свободных мест в органах управления они не получили, на смену элит надежды больше не стало.

Во-вторых, каждое из молодежных движений все более напоминает небольшую армию, преданную лишь своим вождям, а у этих вождей как раз начинается период ухода с политической сцены (или по крайней мере постепенного перетекания на другие политические места). При этом надежды на то, что молодые политики будут так же преданы другим лицам, нет никакой.

В-третьих, та грязная работа, которую поручали участникам молодежных движений, им слишком понравилась, они занимаются ею с такой страстью, что это уже начинает сказываться на международном имидже России. Эти молодые люди не умеют и не хотят заниматься только позитивной деятельностью, она им малоинтересна. Бороться за чистоту подмосковного воздуха с помощью акций бессмысленно, да и амбиции такая работа не удовлетворяет.

В-четвертых, эти молодые люди уже почувствовали свою силу; в каждом движении есть люди, отвечающие за безопасность, фактически это военизированные формирования. Разоружить их уже непросто.

Действительно, позиции молодежных организаций слабеют, хотя их лидеры заявляют, что происходит лишь модернизация этих движений или, как они это называют, «перезагрузка». Но одним из направлений этой «перезагрузки» объявляются массовые акции. А что это за акции – показали «Местные» 10 февраля на Славянской площади, отказав «политическим отбросам» в праве «топтать русскую землю». Вероятно, власти в какой-то степени испугались тех джиннов, которых в едином порыве выпустили из бутылок. Но легко вооружить людей отравленной идеологией, науськать их на многочисленных врагов, сложно после этого вернуть их к обычной, «негероической», мирной жизни, а нереализованные амбиции канализировать в мирное русло.