Эпизоды "Альфа-групп"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Эпизоды "Альфа-групп"

© "Новая газета", origindate::14.10.2004, "«Альфа» с твердым знакомЪ"

На роль цензоров в России претендуют коммерческие структуры

Ринат Хисанов

Converted 17625.jpg Если поэзия, по словам Пушкина, способна «глаголом жечь сердца людей», то современная отечественная пресса, по мнению представителей «Альфа-банка», имеет достаточно ресурсов для организации масштабных экономических кризисов и уничтожения крупных кредитных учреждений. По крайней мере, президент «Альфы» Петр Авен [page_15397.htm обвинил во всех бедах, постигших его банк этим летом, не чиновников, пугавших бизнес-сообщество «черными списками», а журналистов «Коммерсанта»], которые наряду со многими другими СМИ позволили себе рассказать об очередях, выстроившихся у банкоматов и офисов «Альфа-банка». Причем поиски крайнего не остались на уровне вербальной перепалки, а обрели юридическую, точнее, исковую форму. Более того, именно из денег, которые «Альфа» намеревается отсудить у «Коммерсанта», банк планирует расплатиться со вкладчиками. Напомним, что в первой половине июля каждый желающий снять наличные с депозита в «Альфе» был вынужден оставлять кредитному учреждению десять процентов от суммы вклада — такими жесткими мерами банк воспитывал в своих клиентах лояльность и кризисоустойчивость. Теперь же он готов вернуть им почти сто миллионов удержанных рублей.

Впрочем, не исключено, что иск к «Коммерсанту» имеет другие, не коммерческие мотивы. В конце концов, банк начал рассчитываться с вкладчиками еще до окончания судебных разбирательств. Возможно, таким образом «Альфа» предупреждает журналистов: не пишите о нас ничего плохого, а то хуже будет. По крайней мере, 300 миллионов рублей из 320,7, которые банк требует от газеты, — это так называемая репутационная часть. Если коммерческая структура защищает свою репутацию такими агрессивными методами, это наводит на мысль, что ей есть чего опасаться. Небольшой экскурс в историю бизнеса «Альфы» подтверждает такие сомнения.

Первый завод комом

«Альфа-Эко» — дочка «Альфа-групп» — хорошо известна как ветеран корпоративных войн. Ее стратегия — блицкриг, буря и натиск. Одним из первых эпизодов боевых действий «Альфа-Эко» можно считать конфликт с Trans World Group. В декабре 1996 года на Ачинском глиноземном комбинате, основном поставщике сырья на Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), было введено внешнее управление. На должность внешнего управляющего был назначен Глеб Фетисов — владелец небольшого пакета акций АГК и представитель интересов «Альфы-Эко». Спустя полтора года от имени АГК в Арбитражный суд Красноярского края поступил иск о возбуждении процедуры банкротства в отношении принадлежащего Trans World Group КрАЗа. При этом «Альфа-Эко» требовала немедленного введения внешнего управления на алюминиевом заводе, не скрывая намерений сделать управляющим КрАЗа своего человека. И это при том, что сам Ачинский плацдарм альфовцы держали с переменным успехом. Полномочия Глеба Фетисова в качестве внешнего управляющего глиноземным комбинатом неоднократно оспаривались представителями Trans World Group. Несколько раз Фетисова выдворяли с Ачинского комбината. Но он всегда возвращался, поддерживаемый многократно превосходящими силами милиции. В результате только после того, как представителя «Альфы» сместили в судебном порядке, АГК удалось подписать мировое соглашение со своими кредиторами.

Это было не единственное поражение «Альфа-Эко» в Восточной Сибири. Красноярский алюминиевый ей так и не достался: арбитражный суд отклонил исковое заявление по причине «неправильного оформления», а подать новое «Альфа» из-за смещения Фетисова не успела.

Неудача не смутила бойцов из «Альфы». В 2000 году она совершила марш-бросок на юг, попытавшись установить контроль над Таганрогским металлургическим заводом, занимающим 11% отечественного рынка труб. Нарастив свою долю в предприятии до блок-пакета, «Альфа-Эко» попыталась принять участие в управлении «Тагмегом». Против этого выступили менеджеры комбината и его действующий на тот момент гендиректор. Противостояние длилось на протяжении двух лет. В одном только 2002 году состоялось около дюжины собраний акционеров, в результате которых у завода появились два гендиректора и два совета директоров. Но и здесь «Альфе» пришлось столкнуться с более сильным на тот момент противником. Дочерняя компания группы МДМ сначала выкупила 54% акций предприятия у менеджмента комбината, а затем, после тяжелых переговоров с «Альфой», приобрела и ее долю.

Штурм алкогольных бастионов

Потеряв предприятие, «Альфа» получила бесценный опыт. Баталии на очередном фронте оказались куда более успешными. В мае 2000 года структуры консорциума приобрели 50% акций торгового дома, выпускающего водку «Смирновъ». Насчет второй половины ценных бумаг, принадлежавших основателю компании Борису Смирнову, велись переговоры — безрезультатные. Тогда, имея на руках судебные решения, альфовцы попросту взяли штурмом находящийся в центре Москвы офис торгового дома. В результате Борис Смирнов был вынужден уступить свою компанию «Альфе».

Это — уже завершенные боевые операции. На некоторых же фронтах «Альфа» до сих пор ведет позиционную войну. В частности, до сих пор не закончился громкий конфликт на рынке сотовой связи, в который «Альфа-групп» ввязалась летом 2003 года. Купив бизнес компании LV Finance, «Альфа» автоматически стала собственником блок-пакета третьего по величине российского оператора «МегаФон». Довольно быстро выяснилось, что приобретенная «Альфой» LV Finence уже пообещала долю своего участия в «МегаФоне» компании IPOC — еще одному акционеру «МегаФона». Более того, IPOC утверждала, что до появления «Альфы» она успела заплатить часть денег (46 миллионов долларов) за якобы причитающиеся ей акции. Компания сразу же обратилась в суды сразу трех государств: Швейцарии, Великобритании и Багамских островов. По словам юристов IPOC, офшорные суды компания выиграла. Дело осталось за Швейцарией. Несмотря на то что слушания по этому вопросу в Арбитражном суде Международной торговой палаты в Женеве закончились в мае, вердикт пока еще не вынесен.

Продолжается противоборство «Альфы» с ФПГ «Дон». Общими усилиями эти компании создали агро-холдинг «Альфа-Эко Дон». В совместную структуру вошли Ростовский, Тарасовский и Успенский комбинаты хлебопродуктов, Мукомольный завод № 1, а также «Волгодонский элеватор». В совместном с «Альфой» холдинге «Дону» достались лишь 25% акций, а ведь ранее ему принадлежали четыре из пяти предприятий. Такую несправедливость руководство «Дона» уже назвало «манипуляцией» со стороны «Альфы», однако окончательное обвинение может вынести только суд, чего пока не произошло. Да и, вероятно, не произойдет: в Ростове еще памятна баталия «Альфы» с «Тагметом». Глава «Дона» Александр Шершунов сказал тогда: «В таких случаях партнеров не выбирают», — намекая, что если на тебя положила глаз сама «Альфа», то лучше с ней пойти на худой мир, чем на добрую ссору.

Можно вспомнить и вялотекущий конфликт на нефтяном рынке. TNK International, активы которой принадлежат «Альфа-групп» и «Access/Ренова», по мнению канадской компании Norex Petroleum, задолжала последней полтора миллиарда долларов.  Интересно, что ничего не изменилось и после слияния TNK International с англоамериканским холдингом British Petroleum. Разочаровавшиеся в российском правосудии канадцы заявили, что авторитет ВР их нисколько не смущает и они намерены добиваться справедливости в нью-йоркском окружном суде.

И вновь продолжается бой

Теперь, по мнению аналитиков, в списке первоочередных целей «Альфы» находится крупнейшая в Украине и вторая по величине в России пивоваренная компания Sun-Interbrew Ltd (бренды «Клинское», «Сибирская корона», «Стелла Артуа», «Старопрамен» и ряд других). В июле этого года «Альфа-групп» сообщила, что довела уровень принадлежащих ей акций пивоварни до 15%, и уже изъявила желание сосредоточить в своих руках блокирующий пакет. Специалисты уверены, что в «Альфе» собираются пойти дальше: при достаточно сложной комбинации консорциуму, возможно, удастся установить полный контроль над компанией.

Словом, прошлое, настоящее и, судя по всему, будущее «Альфа-групп» — это череда историй, в которых альфовцы зачастую предстают в невыгодном свете. Политическая цензура в России уже практически стала фактом объективной реальности. Теперь, похоже, экономика тоже может оказаться под грифом «совершенно секретно».