Эпизоды уголовного дела Аяцкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Эпизоды уголовного дела Аяцкова

"Для комфортабельного отдыха утомленному государственными делами губернатору не жалко никаких бюджетных средств."

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::07.06.2004, Фото: "КП", "ИТАР-ТАСС", "Зачем губернатору деньги? Если у него все есть..."

Вадим Рогожин

Фото: "КП"

Скандальная история с возбуждением и последующим закрытием уголовного дела в отношении саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова получила громкий резонанс. Один из наиболее известных российских губернаторов часто эпатировал публику двусмысленными высказываниями и прожектами. Но шумихе, поднятой на этот раз вокруг его имени, он и сам, пожалуй, был не рад. Говорить, что улеглось, — рано. В Саратове сейчас работают прокурорские работники из федерального округа, которые тщательно изучают все детали заведенного дела. “МК” провел свое журналистское расследование деяний Аяцкова, которые легли в основу предъявленных ему обвинений. Действительно ли они преждевременны, как заключила Генпрокуратура, и безосновательны, как считает сам обвиняемый?

Эпизод I. Аяцковская “саранча”

Подписывая в январе 2002 года постановление “О погашении задолженности по таможенным платежам”, Дмитрий Аяцков даже в кошмарном сне не мог представить, что оно явится отправной точкой его уголовного преследования спустя два года. Подоплеку крупнейшей за всю историю Саратовской области сделки о приобретении комбайнов “Кейс” первым вывернул наружу региональный выпуск “МК в Саратове”, опубликовав в октябре 2001 года собственное расследование. В августе 1998 г. 100 американских комбайнов были куплены за 25 млн. долл. Оплату произвели из бюджетных средств. После этого распоряжением губернатора сельхозмашины передали фирме “Агротон”, зарегистрированной за шесть дней до прибытия “Кейсов”. В числе ее учредителей состояли Саратовский авиационный завод и две кипрские офшорные компании.

Эти комбайны в народе прозвали “саранчой”. По распоряжению минсельхоза области или по устному указанию свыше “Кейсы” порой за сотни верст перебрасывались с поля на поле и, не спрашивая согласия хозяев, убирали урожай. За навязанную услугу фирма забирала до 25% собранного зерна и исчезала. Учета собранного зерна, как правило, “Агротоном” не производилось. По оценкам редакции, сезонный “урожай” “Кейсов” доходил до 400 млн. руб.

По материалам публикации была проведена прокурорская проверка, в результате было возбуждено уголовное дело в отношении вице-губернатора Сергея Шувалова. Очевидно, чтобы быстрее закрыть набирающую скандальное развитие тему, Дмитрий Федорович 16 января 2002 года подписывает постановление об оплате из областного бюджета за ГУ “Продовольственная корпорация Саратовской области” (формального получателя комбайнов) 70 млн. рублей за просроченные платежи по растаможке “Кейсов”. Деньги были списаны со статьи расходов на поддержку местных сельских товаропроизводителей. Криминал здесь не только в том, что губернатор не согласовал постановление с областной Думой. А в том, что все это время комбайны работали на карман частной группы лиц.

Эпизод II. Перелетный губернатор

Для многих в области не секрет, что Дмитрий Аяцков активно пользуется губернаторским самолетом. “Як-40” правительство области взяло в аренду у авиационного завода. После этого произвели его доработку до класса “люкс”. В самолете оставили 15 посадочных мест, салон отделали кожей и деревом. Это обошлось бюджету в 3 млн. руб. Видать, Аяцков считал самолет своим, ибо стал бы он вкладывать в его модернизацию более 100 тысяч казенных долларов?

Как поведали нам специалисты саратовского аэропорта, губернаторский “Як-40” взмывает в направлении Москвы в среднем не реже одного раза в неделю. Есть рейсы в другие города, среди которых курортный Симферополь. Перелетный час на таком самолете стоит от 300 долл. Не трудно подсчитать, что в месяц губернатор налетывает 50—60 часов, и, следовательно, расходы на содержание его авиалайнера в год составляют 5—6 млн. руб. К слову сказать, президент не в пример Саратову богатейшей Башкирии пользуется обычным рейсовым самолетом.

Как признавались нам очевидцы, в губернаторском самолете летают не только губернатор и высокопоставленные чиновники, но и лица, не имеющие отношения к государственной службе, зато имеющие прямой телесный или деловой контакт с “хозяевами” самолета: губернаторские жена и дочь, жены вице-губернаторов, придворные ректоры вузов и бизнесмены. Если взглянуть в рейсовую книгу, то можно догадаться, что зачастую перелеты губернатора и его свиты не были связаны с делами службы, а носили сугубо личный характер, например на концерты или футбольные матчи.

Губернатор Аяцков любит не только полетать, но и поплавать с ветерком. На это у него есть также казенный теплоходик. Носит он дерзкое название “Бунтарь”. Некогда бывший обычным паромиком для перевозки пассажиров на волжские дачи, обретя столь щедрого хозяина, он преобразился. В нем появились шикарные VIP-каюты, зал, столовая, сауна, смотровая площадка, первоклассный катер и водный мотоцикл. Реконструкция “Бунтаря” обошлась бюджету примерно в ту же сумму, что и самолета. Для комфортабельного отдыха утомленного государственными делами губернатора не жалко никаких бюджетных средств. Последнее нашумевшее плавание было совершено им в августе прошлого года в Астрахань. Круиз по Нижней Волге обошелся областной казне примерно в 200 тыс. руб., которые были списаны на компенсацию отдыха губернатора.

Любит гражданин Аяцков путешествовать и в дальние страны. Только, будучи человеком все же не безграничных желаний, гонять туда свой самолет никак не решится. Приходится иногда покупать билеты. В мае российской топ-новостью стало намерение ряда министров и глав регионов плыть на Олимпийские игры в Афины на комфортабельном круизном лайнере “Вестердам”. Губернатор Аяцков как руководитель обширной области не мог себе позволить какие-то там “бронзовые” или “серебряные” апартаменты. Потому заказал сразу “платиновый пакет” на двоих с супругой. Когда его допекли журналисты, он стал уверять, что своих денег не вносил и что вообще он участвует в составе официальной делегации, а потому все расходы несет Олимпийский комитет. Как нам сообщили в Олимпийском комитете России, руководители субъектов РФ в состав официальной делегации не включены, и им рекомендовано для оформления своих поездок на Олимпиаду в Афины обращаться в туристическую фирму “Mibs Travel”.

Позже удалось выяснить, что эта компания подписала договор на частную поездку Аяцкова Д.Ф. и Сергеевой О.Г. на Олимпийские игры в Афины, а в апреле за Аяцкова председателем областного комитета по спорту Марченко была произведена оплата “платинового пакета” в сумме 30 тыс. долл. (1,036 млн. руб.). Откуда взялась эта сумма при том, что годовое жалованье саратовского губернатора составляет 855 тыс. руб., а он заверял, что из областного бюджета не будет взято ни копейки? Ведь оплату-то произвел его непосредственный подчиненный. Или, может быть, он таким образом давал взятку своему начальнику?

Эпизод III. Чем шустрее, тем больше недвижимость

Помимо трех резиденций, где любит поочередно останавливаться саратовский правитель, двух квартир в Саратове и дома в родном селе Столыпино у Аяцкова есть еще и особняк. Даже и не особняк, а миниатюрный дворец. Расположен он в живописном месте Саратова в окружении леса у подножия горы в Октябрьском ущелье. Формально особняк принадлежит гражданской и повенчанной жене губернатора Ольге Сергеевой. Приобретение ею дворца имеет интересную историю.

Она начинается в 1993 году, когда мэр Саратова Юрий Китов предоставил управлению делами областного правительства в бессрочное пользование земельный участок площадью 8,9 га в Октябрьском ущелье. В январе 1997 года, через несколько месяцев после того, как новым губернатором стал Дмитрий Аяцков, управляющий делами правительства области Станислав Бойко подписывает договор подряда на выполнение строительных работ на заброшенном участке в Октябрьском ущелье. Их стоимость оценивается в 7 млн. руб. (по тому курсу — 1,2 млн. долл.). Однако спустя 10 месяцев Бойко подписывает дополнительное соглашение, по которому в счет компенсации произведенных подрядчиком работ в сумме 4133 тыс. руб. уступает некоему Никифорову право собственности на незавершенный коттедж. В июне 2003 г. Никифоров договором замены переуступает земли и коттедж Ольге Сергеевой. Из того, что цена сделки в договоре не указана, а личность дарителя не установлена, следует предположение о том, что он являлся подставным лицом.

Таким образом, Ольга Сергеева, работающая директором расположенного по соседству гостиничного комплекса “Октябрьский”, так называемой саратовской резиденции губернатора, получила большой особняк. На фоне других, даже самых больших коттеджей областной знати, расположенных по соседству, он выглядит дворцом. А по своей структуре это настоящая княжеская усадьба. Она состоит из “барского” дома и дома прислуги, соединенных оранжереей и огромным круглым залом для приема гостей. В усадьбе имеется две пока еще не обустроенные террасы, пять беседок, два бассейна, три подземных гаража и парк, отрезанный от части лесного массива. Общая площадь особняка около 2 тыс. кв. м. Вся усадьба занимает территорию свыше 2 га. По оценкам одного известного саратовского риэлтора, к которому мы обратились за консультацией, стоимость возведения такого сооружения может достигать 2 млн. долл. Столько же стоит внутренняя отделка и убранство. До 1 миллиона долларов может стоить благоустройство территории. Мебель и особые детали интерьера — в зависимости от фантазий владельца (имея представления о вкусах и любви к роскоши губернатора, прибавим еще 1 млн. долл.). Таким образом, усадьба чете Аяцковых встала примерно в 6 млн. долл. Но навряд ли губернатор расплачивался сам. Как признается некогда поверенный в финансовых делах Аяцкова бывший секретарь областного совбеза Александр Мирошин, Дмитрий Федорович никогда не держит в руках денег — за него всегда платят другие. [...]

Официальные правовые выводы на совести следственной группы отдела Генпрокуратуры в ПФО, которая уже вторую неделю проводит дополнительную проверку материалов дела.

Фото: "ИТАР-ТАСС"

Дворец Аяцковых