Эрэц-Исраэль vs Либерман-Черной

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::25.09.2007

Эрэц-Исраэль vs Либерман-Черной

В Израиле началась широкомасштабная кампания против Михаила Черного и его ставленника Либермана

Леонид Цоллан

23 сентября в 20.00 выпуск новостей Десятого канала израильского телевидения начался с сообщения о том, что полиция требует от министра Либермана и его адвоката Мани приобщить к делу документы, касающиеся его кипрских счетов, на которые переводились средства "авторитетного" предпринимателя Михаила Черного, в бытность Либермана министром инфраструктур в правительстве Ариэля Шарона. Публикации, открывающие кипрский след самых грязных тайн израильского министра хлынули со страниц газеты "Хаарец" весной этого года. Журналистские расследования Гиди Вайца и Ури Блау, основывались на данных, полученных от различных израильских правоохранительных органов и канцелярии Госконтролера. Стало понятно, что в это раз ни Либерману, ни Черному не отвертеться. Началась широкомасштабная кампания против олигарха и его ставленника в израильской политике.

Атака справа

Сперва улицы Иерусалима, а затем и других городов Израиля, были уклеены [page_20698.htm плакатами]: "Либерман – пудель русской мафии. Он продает Эрец-Исраэль". В качестве "хозяина пуделя" авторы наглядной агитации избрали Михаила Черного. Вслед за этим представители правых поселенцев устроили демонстрацию напротив штаба НДИ в Иерусалиме с требованием выхода этой партии из правительства. Во всех случаях выделялось обвинение в адрес Либермана, что тот продают страну в угоду интересам мафии.

Либерман, ранее многократно заявлявший, что "правее его только стена", в последнее время бросился в другую крайность. Представленная им программа обмена территориями предусматривает отдачу палестинцам не только земель оккупированных Израилем в ходе Шестидневной войны, но и территорий входивших в состав государства до 1967 года, согласно разделу, произведенному ООН в 1948 году. А наиболее приближенный к нему член парламентский фракции Давид Ротем, известный тем, что в его функции входит озвучивание мыслей партийного вождя, даже заявил, что ради мира в регионе готов взорвать великую еврейскую святыню – Стену Плача.

В этой ситуации бывшие единомышленники Либермана не могли не отреагировать на его отступничество. Обнаружив атаку справа, глава НДИ неудачно огрызнулся входе словесной перепалки во время телеэфира с известным активистом из Хеврона Итамаром Бен-Гвиром. Либерман кричал Бен-Гвиру, что тот является чуть ли не членом вынесенного вне закона движения «Ках». После передачи выяснилось, что Бен-Гвир не успел побывать членом «Ках» в силу возраста (занятое мирным процессом и дружбой с Ясиром Арафатом, правительства Рабина запретило «Ках» в 1994 году). А вот сам Либерман таки был на побегушках у раввина Кахане в его экстремистском движении «Ках» в 1978-1979 годах. Ветераны «Каха» Йоси Даян и Барух Грин хорошо помнят, как молодой Либерман, будучи студентом, раздавал листовки движения «Ках» в Иерусалимском университете.

В бой вступают леваки

Однако правыми дело не ограничилось. В Израиле традиционно считается, что правоохранительная система лучше относится к левым, то есть по израильским меркам более либеральным и прогрессивным. Именно левые политики гордо поднимают флаг антикоррупционной и правозащитной деятельности.

Может именно поэтому, вслед за ультраправыми плакатами и национально-религиозными демонстрациями в прессе появилась информация о том, что депутат Кнессета от крайне левой партии МЕРЕЦ Ран Коэн подал запрос министру внутренних дел Шитриту о причинах проволочки в деле лишения гражданства Михаила Черного.

Параллельно известный адвокат, придерживающийся левых воззрений Эли Саадон направил письмо тому же министру по тому же поводу. Вскоре выяснилось, что Саадон представляет интересы политического аналитика Марка Бибичкова, известного прежде всего в качестве PR-консультанта государственных деятелей возглавляющих службы безопасности. Именно Бибичкову был обязан своей головокружительной победой на «русской улице» в 1999 году Эхуд Барак, выбранный тогда на пост премьер-министра. Бибичков работал советником у трех министров обороны и входил в ближайшее окружение нынешнего Президента Израиля Шимона Переса.

Бибичков потребовал от Министерства внутренних дел установить четкие "правила игры" для беглых олигархов, нашедших приют в Израиле. Угрожая подачей иска в Высший Суд Справедливости, Бибичков потребовал от МВД ответа: почему министерство на протяжении трех лет не может решить, лишать или не лишать израильского гражданства известного бизнесмена Михаила Черного?

Присоединение к обличительной кампании столь влиятельной фигуры, судя по всему, стало вершиной айсберга, которая и потопила роскошный Титаник Михаила Черного. Репортер Эли Барденштейн опубликовал в начале августа статью в газете Маарив, в которой сообщил, что комиссия при МВД, которой руководит бывший глава военной прокуратуры Цви Инбар, приняла решение рекомендовать главе МВД лишить Черного израильского гражданства на основании того, что Черной, при получение гражданства, скрыл от властей Израиля свое криминальное прошлое, а так же факты арестов в Великобритании и в Швейцарии по обвинению в использовании фальшивого польского паспорта.

Так справа и слева Либерман и Черной были взяты в оборот без всякой возможности вырваться. Как пошутила по этому поводу ведущая PR-советница Либермана: "Нас пинают правой и левой ногой, но обе они, скорее всего, растут из одной задницы".

Черной против всех

Руководитель Фонда Черного Дмитрий Радышевский выступил в ответ с истеричными филипками в адрес всех недоброжелателей босса, приписав их всех скопом в армию наймитов, купленных Олегом Дерипаской.

Ни для кого не секрет, что Черной враждует с главой РУСАЛа, но только больной паранойей может вообразить, что люди Дерипаски подкупили и левого депутата Рана Коэна, и правых поселенцев, и множество журналистов, и комиссию Инбара и спецотдел полиции по борьбе с международными преступлениями ЯХБАЛЬ. Выступления Радышевского были явной ошибкой, нанесшей огромный вред и Черному и Либерману. Придворный писец обвинил «мафию суда, прокуратуры и полиции» в кампании против Черного, а так же распорядился финансировать антиправовую подстрекательскую кампанию против полиции, развязанную вокруг дела Романа Задорова, подозреваемого в убийстве несовершеннолетней девочки Таир Рада. Кампания против полиции велась через финансируемую Фондом Черного организацию, возглавляемую активистом партии НДИ Владимиром Индиктом. По инициативе Радышевского в помощь Индикту был нанят бывший пресс-секретарь Либермана Андрей Харазов. Как только информация о финансировании Черным кампании Задорова была опубликована журналисткой Лили Галили в газете Хаарец, беглый олигарх стал личным врагом Министра внутренней безопасности Ави Дихтера. Дихтер, в прошлом руководитель Общей службы безопасности, в совершенстве знающий следовательскую работу, начал тормошить полицию, требуя ускорить рассмотрение дела Либермана-Черного.

Узнав о том, как разбушевался Радышевский, адвокат Черного, Яков Вайнрот велел более не подпускать его к СМИ. Черному также стало известно, что против него начали действовать и ортодоксальные круги, озабоченные деятельностью Радышевского на средства Черного. Дело в том, что Радышевский, не являясь евреем согласно критериям ортодоксального иудаизма, не известно как получивший израильское гражданство, в качестве генерального директора нигде незарегистрированного Фонда Черного, пытается скрестить иудаизм с иными культами, проповедует некое секс-экзотерическое, абсолютно сектантское иудо-христианство, едва ли близкое уму и сердцу самого Михаила Черного.

Борьба за материалы

Новый виток эскалации кампании против Либермана-Черного ознаменовался выбросом материала известнейшего журналиста-расследователя 10 канала Израильского телевидения Баруха Кра. Вот что говорилось в главной новости 23 сентября в 20.00 по 10 каналу:

«Новое развитие событий в расследовании в отношении министра по стратегическим вопросам Авигдора Либермана. Источники в полиции сообщили, что в их руках находятся дополнительные сведения особой важности, связанные со следствием в отношении министра. Согласно подозрениям, Либерман получил полмиллиона долларов от своего друга, миллионера Михаила Черного, при помощи своих приближенных.

Следователи полиции потребовали от министра определенные документы, но Либерман воспротивился и утверждал, что на требуемые документы распространяется принцип неприкосновенности. Тем временем, полиция объявила, что адвокат Либермана Йоав Мани, у которого находятся эти документы, тоже попал в число подозреваемых. Глава следственной группы Эран Камин сказал: «Мы располагаем серьезнейшими подозрениями в целом комплексе вопросов». Приближенные Либермана сказали в ответ, что на документы распространяется принцип неприкосновенности и что обвинения в адрес адвоката – это еще одна попытка полиции добраться до этих документов.

Согласно подозрениям, в мае 2001 года, через три месяца после назначения Либермана на пост министра инфраструктур в правительстве Шарона, был осуществлен денежный перевод на его счет в кипрском банке в размере полумиллиона долларов. Этот платеж осуществила компания олигарха и бизнесмена Михаила Черного. Вскоре сотни тысяч долларов были переведены приближенным Либермана.

Полиция опасается, что Либерман управлял коммерческой структурой параллельно с исполнением обязанностей депутата Кнессета и министра правительства. Следствие выясняет, были ли деньги, переведенные на банковский счет и приближенным Либермана, предназначены для него самого? Согласно закону, депутат Кнессета или министр не имеют права заниматься бизнесом или действовать в ситуации противоречащих интересов»

В поисках кукловода

Вот уже несколько месяцев многие обозреватели и активисты задаются вопросом, кто же стоит за кампанией против Черного? Приближенные опального олигарха пытались первое время объяснить все происходящее длинной рукой Олега Дерипаски. Однако и им пришлось признать, что Дерипаска едва ли сумел бы задействовать такие разные силы внутри Израиля, включающие государственных деятелей и верхушку полиции.

Некоторые расследователи отмечают, что широта размаха здорово смахивает на Ликуд, где хотят рассчитаться с Либерманом. Кроме того, становится понятно, что для постоянного выброса тонн разнообразного компромата, лица, проводящие «очернительную» кампанию должны быть очень хорошо знакомы с интимными финансовыми тайнами министра и олигарха.

Интересно, что начало кампании против Черного-Либермана последовало сразу же после назначения на пост советника лидера оппозиции Биньямина Нетаниягу известного публициста и политтехнолога Михаила Фалькова, в прошлом занимавшегося PR-ом спецслужб. Фальков, бывший политический стратег партии "Наш Дом Израиль" был более чем знаком с многочисленными черными тайнами Либермана.

Этот профессионал тесно связан с другим российским олигархом – Леонидом Невзлиным. Последний финансирует в существенных объемах деятельность русскоязычного штаба Нетаниягу. Как известно, Невзлин состоит в особых отношениях со звездой русского бомонда в Израиле [page_19337.htm Олесей Кантор], которую одно время он даже называл своей женой. Эта дама является вдовой президента банка "Югорский" Олега Кантора, которого, согласно разным публикациям, как и Вадима Яфясова и Феликса Львова убили по заказу Черного. Так или иначе, не только Невзлин, но и Гусинский не жалует Черного.

Хотя нельзя исключать и вовлеченности в борьбу против Либермана другого друга Нетаниягу – Аркадия Гайдамака. Это миллиардер претендует на создание новой «русской партии» в Израиле. Тогда ему придется конкурировать с Либерманом. Учитывая серьезные масштабы кампании против Черного-Либермана, участие Гайдамака в проекте никак нельзя исключать.

Существует также версия об общем фронте против Черного всех олигархов, включая Леваева и Березовского. Их цель – договориться спокойно с израильскими властями и укрепить свои позиции на исторической Родине не ассоциируясь с "русской мафией".

Но, кто бы ни стоял за кампанией против Черного-Либермана, у него есть основания для оптимизма. Окончательное лишение Черного гражданства Израиля – это, похоже, вопрос времени. Также неминуемым представляется судебный процесс против Либермана и развал его партии НДИ.