Эскадрилья «Дикие гуси»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Эскадрилья «Дикие гуси» Интервью с украинским наемником. «Самое смешное получалось, когда в воздушной атаке противоборствующих лагерей встречались два истребителя с нашими пилотами».

"Время от времени новостные ленты облетают сообщения об очередном аресте или суде над летчиками из России или Украины в очередной африканской стране. Ребят жалко. Их все защищают. Но так ли уж не правы власти африканских государств, обвиняющие наших летчиков, как правило, в незаконной перевозке оружия? Журналисту украинской газеты «24» Сергею Высоцкому удалось взять интервью у одного такого «военного специалиста»: Читать «Весь мир следит за тем, доберутся ли украинские танки с захваченной пиратами «Фаины» до Кении. Но славу нашему оружию в Африке приносят не только чужие пираты, но и наши военспецы. Не командированные Минобороны, а те, кто торгует своими боевыми навыками на собственный страх и риск. «Дикие гуси». Иными словами – наемники. «Потому что мы – пилоты» Василий раскладывает на столе несколько фотографий: группа людей у бассейна, в ресторане вместе с чернокожими чиновниками, та же группа в холле дорогого африканского отеля. «Вот этот сейчас – в Чаде. Этот – в Афганистане на американцев работает. Этот – готовится улететь в Конго. Этот – только что из Конго вернулся». На первый, второй и третий взгляд – средней руки бизнесмены. На самом деле на снимках – украинские наемники, пилоты, полулегально или нелегально работающие в горячих точках мира. «Когда я в начале 90-х вернулся с прошлого места службы в Украину, мне заявили, что пилоты государству не нужны и предложили... подождать 5 лет», – вспоминает Василий. Но по-настоящему хорошо офицер умел только одно – пилотировать боевой вертолет. Перебиваясь случайными заработками, все лихие девяностые он ждал своего шанса. Шанс пришел спустя почти десять лет. Позвонил бывший командир и предложил незаконное, но прибыльное дело. Первый полугодичный контракт Василия стоил $2,5 тыс. в месяц. Стрелять — в крайнем случае Служил он в одной из стран на побережье реки Конго: «Там не было постоянной войны в привычном понимании. Просто там всегда кто-то с кем-то собачился. То какие-то повстанцы на столицу попрут. То американцы начинают провоцировать людей на переворот. Весело». Эскадрилья Ми-24 под пилотированием украинских и белорусских наемников выполняла роль своеобразной психологической помощи для повздоривших с правительством племен и кланов. «Мы пытались стрелять только в крайних случаях. По правде говоря, обычно было достаточно только показаться, чтобы умерить повстанческий пыл. В крайнем случае пускали очереди в сторону. Обычно этого хватало. Африканцы – это не чеченцы и не афганцы. Пороху у них немного. А нам что? Нам главное – побольше часов намотать и деньги получить». На поражение били крайне редко не только из-за врожденного благородства. Исполнять приказы начальства надо было весьма избирательно. «Был один страшный случай с человеком, который слепо выполнял приказы начальства. Это был россиянин, летал на «граче» (истребитель Су-25. – «24»). Ему приказали полететь в один город и сбросить 500-килограммовую бомбу на самое высокое здание. К сожалению, самым высоким зданием там оказалась церковь. В ней как раз проходила служба». После этого случая пилот ушел в запой и уехал из Африки. Бельгийское наследство Никаких тайных лагерей у пилотов, конечно же, не было. Жили в городе, в арендованном здании или в отеле. «Все про нас знали. С ооновцами постоянно пересекались на улицах». В качестве обслуживающего персонала за группой пилотов были закреплены несколько переводчиков, которые одновременно выполняли функции поваров. Достаточно часто пилотам приходилось дежурить на виллах в джунглях – охранять подступы к столице. «Это были заброшенные бельгийские военные базы. Нас всегда удивляло, насколько они были хорошо построены. Представляете, за сорок лет сквозь асфальт взлетно-посадочной полосы ни травинки не пробилось», – рассказывает Василий. Обычно именно пребывание на этих виллах было сопряжено с самым большим риском. Группа Василия один раз попала под обстрел. «Не верьте, когда люди говорят, что им в такие минуты не страшно. Началась какая-то заваруха между очередной группой повстанцев и правительственными войсками прямо рядом с виллой. Пули свистят. Оружия у нас нет – не выдавали. Да и мы особо брать его не хотели. Даже застрелиться нечем, если что. Похватали вилки и ножи столовые и стали ждать. Слава богу, тогда «наши» вверх взяли». Своих не бить «В принципе, во время боев люди у нас не гибли», – рассказывает Василий. Хотя иногда некоторых пилотов спасало только чудо: «Представляете, во время полета один мой товарищ нагнулся переключить тумблер, а когда разогнулся, в стекле кабины, прямо на уровне его виска зияло пулевое отверстие». Кроме того, иностранных специалистов пытались не трогать и стороны конфликта, осознавая, чем чреват гнев целой эскадрильи истребителей или вертолетов. «Самое смешное получалось, когда в воздушной атаке противоборствующих лагерей встречались два истребителя с нашими пилотами. Они переходили на скрытую частоту и имитировали бой, выпускали боекомплект и возвращались за боевыми деньгами. С земли это выглядело очень живописно». По словам Василия, за десять лет нашелся только один русский экипаж, который скинул боевые бомбы на «вражий», а по сути – тот же русский, аэродром. Потом их самолет сгорел, а самим пилотам пришлось спешно убираться из Африки с многочисленными переломами . По-настоящему опасными для иностранных специалистов являются только перевороты – тогда повстанцы убивают всех, кто работал на правительство. «Для нас в Африке опасны не столько пули, сколько водка. В этом климате злоупотребление чревато многими проблемами. Кроме того, случаются и банальные несчастные случаи. Техника старая. Но от них никто не застрахован и здесь. Во времена Союза мы в год теряли от 30 до 60 пилотов на ровном месте». «Брошу это все и вернусь в Африку, – говорит в конце разговора Василий. – А знаешь почему? Дело не в деньгах. Я их и здесь столько же зарабатываю. Просто в Украине я – никто, а там – «господин полковник». Белый и черный найм По сведениям наемников, в Украине насчитывается около 50 – 60 военных специалистов, пилотов и операторов систем ПВО, регулярно работающих на иностранные государства. Служат они по так называемым белым или черным контрактам. Белый контракт предполагает официальное трудоустройство на транспортные вертолеты или самолеты. Самым популярным для украинцев белым регионом является Афганистан: американские войска нанимают наших пилотов для работы на транспортных вертолетах. Черные контракты, предполагающие участия в боевых действиях, абсолютно незаконны. Черный найм полностью основан на личных контактах отставных советских офицеров с вооруженными силами африканских стран . По данным наемников, украинских солдат удачи на Кавказе нет: Африка безопаснее и прибыльней Схема найма Представитель нанимателя выходит на контакт с доверенным лицом в Украине, обычно в этой роли выступают отставные офицеры, в советское время работавшим в иностранных государствах в качестве инструкторов или советников. Украинский посредник подбирает возможных участников партии – знакомых, проверенных специалистов. Наиболее востребованы пилоты и операторы систем ПВО. Окончательная вербовка, подписание контракта и получение задатка наемникам производится в соседнем государстве, чаще - в Польше или России. Это делается для того, чтобы избежать возможных проблем с органами: для уголовного преследования нанимателя необходимо, чтобы вербовка украинских граждан проходила на территории Украины. Пилоты возвращаются в Украину. Делятся частью задатка с посредником и ждут нового вызова. Чем это грозит Статья 447 Уголовного кодекса Украины: вербовка, финансирование, материальное обеспечение, обучение наемников с целью использования в вооруженных конфликтах в других государствах карается лишением свободы от 3 до 8 лет. За участие украинцев в вооруженных конфликтах в других государствах с целью получения материальной выгоды – лишение сво боды на срок от 5 до 10 лет Куда летают наемники Афганистан (работа на американцев) – оплата от 8 до 12 тыс. долл. ДР Конго – от 2 до 4 тыс. долл. Чад – от 5 до 6 тыс. долл. Конго – от 3 до 5 тыс. долл. Ангола – от 4 до 6 тыс. долл. Сьерра-Леоне – от 3 до 5 тыс. долл. Как тут не вспомнить фразу «дикого гуся» Василия: «Самое смешное получалось, когда в воздушной атаке противоборствующих лагерей встречались два истребителя с нашими пилотами.»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации