Эта "аттестация" зовется "профанация"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::10.03.2011

Эта "аттестация" зовется "профанация"

Все жуткие взяточники центрального аппарата МВД сохранят свои посты

Кирилл Лучинин

Дьяк: Молва клевещет на меня — дескать взятки беру,
помоги, Боярин, советом, — что со лгунами сделать-то?
Боярин: А ты взятки-то перестань брать,
так и клеветать не будут.
(народная мудрость)

Часть I. "Костяная нога"

В день вступления в силу закона о полиции — 1 марта 2011 года — стал известен порядок назначения на полицейские должности руководящего состава МВД России. Президент России Д.А.Медведев, объявив на встрече с министром Нургалиевым «…Все, кто не выдержит испытание аттестацией, все, в отношении кого есть сомнения или достаточные данные полагать, что это не его работа (я уже не говорю о более серьёзных сомнениях, включая нарушения и ведущиеся дисциплинарные разбирательства), не должны быть зачислены в штат органов полиции и соответственно Министерства внутренних дел», подписал указ № 251 о создании комиссии по проведению внеочередной аттестации сотрудников МВД.

Идея переаттестации сама по себе очаровывала своей простотой и надежностью — почистить ряды МВД от одиозных личностей и дать сигнал рядовым сотрудникам начать, наконец-то стараться уважать граждан и бизнес, помогать заявителям и, если хотя бы не прекратить брать взятки совсем, то, как минимум, не зарываться. Все, кто связан с системой МВД, отлично знают, что просто так генерала не уволишь — всегда замешаны чьи-то интересы, то сотрудники управления «М» ФСБ России или Департамента собственной безопасности небескорыстно «крышуют» заподозренного в явном взяточничестве или беззаконии милиционера, то кто-нибудь из уважаемых предпринимателей возьмет шефство, дескать — «хороший парень, в бизнесе помогает». Опять же, для принудительного увольнения нужны веские причины, которые по закону подлости обязательно становятся известны всем, в том числе и «свободной» прессе и либеральствующим блогерам, а те, в свою очередь, обольют на таком примере грязью всю систему. Другое дело — аттестация. Она формальна, обязательна для всех и никому ничего не нужно объяснять — ну не прошел кандидат собеседование и все.

Для этого и была создана комиссия при Президенте России, в состав которой непонятно для чего вошли курирующий следствие в Генеральной прокуратуре России В.Я.Гринь и отвечающий за процессуальный контроль в Следственном комитете России Ю.М.Нырков, не говоря уже о руководителе с 2002 Фельдъегерской службы Г.А.Корниенко, который даже структуру МВД не очень-то себе представляет.

Конечно, вместо привлечения к работе комиссии сотрудников управления «М» ФСБ России, отвечающего за контрразведывательную деятельность в правоохранительных органах, её членом был назначен целый первый заместитель директора ФСБ России генерал армии Сергей Михайлович Смирнов, однако решающая роль в принимаемых комиссией решениях осталась за сотрудниками Администрации президента России.

С самого момента образования комиссии все рекомендации по назначениям стали стекаться к ответственному секретарю комиссии — начальнику кадрового управления администрации президента Сергею Дубику, который в духе насквозь коррумпированных вступительных экзаменов в элитный университет, подпольно готовит список тех, кто гарантированно пройдет аттестацию. Конечно, любой высокопоставленный сотрудник МВД может предстать перед комиссией и выдержать экзамен. Вот, только, у приемной комиссии на всех мест не хватает, поэтому шанса поступить по честному конкурсу практически нет. Для этого-то и нужны рядовые члены комиссии — номиналы или, если говорить точнее «кивалы», то есть те, которые всегда из большинства.

Во всем должен быть компромисс. Нарышкин дал своих «блатных», Дубик — своих, за кого-то похлопотали Марков и Брычева и, что самое интересное, не обязательно за деньги — просто их тоже кто-то попросил, поручился за «честного» полицейского. После составления предварительного списка оказалось… что ничего не поменялось. Удивительно, но тот, кто не может попросить Нарышкина — может договориться с Дубиком и наоборот!

Возникает вопрос — не стыдно заниматься профанацией?

Часть II. "Бриллиантовая рука"

Проблема милиции общественной безопасности — хамство, мелкое воровство на работе, поборы иногородних и мелких торговых точек характерны для органов внутренних дел субъектов России и решены они могут быть только на региональном уровне. Такие вопросы никогда не касаются центрального аппарата МВД, куда приходят на службу уже обеспеченные финансово кадры, имеющие долю в каком-нибудь бизнесе. Подавляющая же по своему размеру коррупционная составляющая в центральном аппарате МВД относится к сфере расследования преступлений. Конечно, берут и в ГИБДД, но закрытие только ОДНОГО резонансного уголовного дела ценой в 5 миллионов долларов США даже с учетом возросшей до 10 тыс. рублей стоимости прохождения техосмотра, будет эквивалентно выдаче 15 тысяч «левых» талончиков техосмотра.

Другое дело — когда речь идет о бизнесе, репутации и свободе обеспеченного предпринимателя: можно заработать миллионы. Маленькая армия профессиональных посредников-взяткодателей, состоящая, как правило, из адвокатов и бывших сотрудников, всегда готова решить почти любой беспокоящий вопрос. Оперативники собирают материал? Убедят их в том, что признаков преступления не имеется. Возбудили уголовное дело? Организуют его передачу в другой следственный орган или другому следователю, который в пух и прах разобьет аргументы и доведет уголовное дело до развала, приостановив, а затем и вовсе прекратив его. Арестовали имущество? Убедительно докажут, что оно принадлежит не подозреваемым, а прекрасному человеку, невинно пострадавшему от такого ареста. Конечно, для решения всех проблем заказчика в комплексе, нужно знать как следователя, так и оперативников. А все следователи и оперативники имеют своих руководителей, которые, зачастую, относятся к службе как к бизнесу, то есть способу качать деньги из просителей, словно нефть из скважины.

Почти все экономические дела сейчас расследуются в МВД России, а особо важные возбуждаются или передаются в Следственный комитет при МВД России. Все профессиональные посредники знают — начальник Следственного комитета при МВД России Алексей Аничин взяток не берет вообще, принципиально. Это, конечно, не значит, что он живет на одну зарплату, но решать с ним что-нибудь практически бесполезно. Зато, у него есть прекрасный заместитель — генерал Александр Матвеев, который фактически руководит всем следствием Следственного комитета при МВД России, управляет следователями и ставит свою подпись на процессуальных документах. Бывший сотрудник военной прокуратуры смог получить практически неограниченную власть главного МВД-шного следователя страны благодаря дружбе со своим давним деловым партнером — помощником руководителя администрации президента России Игорем Сирошем.

Став руководителем следствия в 2009 году, Александр Матвеев собрал в начале 2010 года команду доверенных лиц, назначив начальником одного следственного управления своего старого знакомого Мухамеда Муссова и уволив начальника другого управления. А Муссов, в свою очередь, провел тотальную чистку старых кадров и поручил расследование особо денежных дел преданным ему следователям. Завершив формирование команды, Матвеев и Муссов объявили всем: с бесплатными и недорогими вопросами больше не приходите!

Знающие Александра Матвеева и Мухамеда Муссова люди поразились тому, как они оба изменились за 2010 год. Из умного и достаточно скромного человека, генерал Матвеев превратился в помешанного на сверхдоходах. Про Муссова же стали говорить, что он просто сошел с ума на почве денег. Так, если раньше Муссов мог согласиться на 300 тысяч долларов США, то теперь его ценник начинается от 1 миллиона по простому делу и от 5 миллионов долларов США по резонансному. Муссов придумал новую для следствия МВД форму оплаты: за каждое действие. То есть, нельзя договориться с Муссовым за общее покровительство по уголовному делу или, как говорят некоторые, в комплексе. Нужно прекратить уголовное преследование — есть цена вопроса, нужно снять арест — это стоит денег, нужно вернуть вещдоки — это не бесплатно. При этом, цена вопроса для Муссова всегда зависит от стоимости имущества, вовлеченного в тот или иной конфликт. Кто из сторон — потерпевший или подозреваемый — прав, его совершенно не интересует. Последнее изобретение Муссова — помимо денег, доля в бизнесе.

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Из скромного милиционера Александр Матвеев превратился в помешанного на деньгах полицейского

Все важные дела Муссов аккумулирует во 5-м отделе возглавляемого им управления, где их сопровождением занимается бывший следователь ГСУ при ГУВД г. Москвы Павел Жестеров, который летом 2010 года провел почти месяц вместе с Муссовым в командировке в Республике Башкортостан и сумел зарекомендовать себя незаменимым помощником. Когда Павел Жестеров только пришел на работу в Следственный комитет при МВД, ему даже не нашлось места следователя. Однако вскоре Жестерова представили Муссову как перспективного и заранее преданного человека, на которого можно положиться. И Муссов положился. Первым делом, Павел Жестеров принялся писать откровенно ложные, но вполне официальные доносы на следователей, которых нужно было уволить или подставить. Написал даже на начальника своего отдела — Виктора Цымбала, которому на основании этого доноса объявили выговор. Дальше — Жестеров подыскал по просьбе Муссова несколько новых следователей из числа бывших сотрудников ГСУ при ГУВД г.Москвы, которые не обладают лидерскими качествами и будут полностью преданы Жестерову и Муссову. О том, чтобы следователь мог бы иметь доступ к Матвееву в управлении вообще забыли.

Матвеев верит Муссову и полностью его покрывает. В свою очередь, если Муссов договаривается с кем-то о деньгах, — делится с Матвеевым. Безнаказанности, отчасти, способствуют и личные знакомства Матвеева с руководителем Департамента собственной безопасности МВД России генералом Юрием Драгунцовым и начальником управления «М» ФСБ России Алексеем Дорофеевым, в которых генералу помог его друг и партнер Игорь Сирош. Оба они хорошо знакомы со сложившейся в ведомстве Матвеева ситуацией, однако опасаются «получить по голове» из Администрации президента России и предпочитают не вмешиваться. В тоже время, для создания показателей, некоторые рапорты следователя Жестерова направляются в эти контрольные службы, чем достигается сразу несколько целей — устраняются неугодные сотрудники по компрометирующим основаниям и создается видимость работы контрольщиков. Когда про тандем Матвеева-Муссова уже стали ходить легенды, а центральный аппарат МВД и ФСБ России отказывался в упор рассмотреть очевидное, сотрудниками милиции занялись контрольные службы Центрального федерального округа, но и там проверку замяли.

Так и остались тайной подвиги тандема Матвеева-Муссова, а похвастаться им есть чем.

Compromat.Ru

Мухамед Муссов

В ноябре 2010 года Генеральная прокуратура России направила в Следственный комитет при МВД для расследования дело по факту хищения главой холдинга "Энергомашкорпорация" Александром Степановым кредита в Сбербанке России в размере 14 миллиардов рублей. Когда дело поступило, дело отдали еще одному выходцу из ГСУ при ГУВД г. Москвы Павлу Зотову. В самом Сбербанке этим делом занимались лично Герман Греф и его заместитель Светлана Сагайдак. Практически сразу же после принятия дела к производству к Муссову подошел решатель, предложивший не расследовать дело и не предъявлять обвинение Степанову. Идея мошенника заключалась в следующем, он проводил банкротство всех своих предприятий, и ему требовалось время, чтобы кинув Сбербанк завершить начатые процедуры банкротства, что позволило бы ему договориться в конце со Сбербанком на кабальных для последнего условиях. За нерасследование дела посредник предложил стандартные 5 миллионов долларов США. Муссов, посовещавшись с Матвеевым, согласился. Будучи уверенным в том, что ему ничего не грозит, Степанов не скрывался, продолжал ходить в Сбербанк на переговоры, вел себя дерзко и всячески показывал им, что привлечь к ответственности его не удастся. В свою очередь, служба безопасности банка, его юристы тщетно пытались добиться от следователя Зотова хоть каких-то активных действий. Так продолжалось вплоть до февраля 2011 года и продолжалось бы и дальше. Но находящийся в ярости Герман Греф во время очередного общения с Председателем правительства В.В.Путиным очень попросил того позвонить начальнику Следственного комитета при МВД Алексею Аничину, с которым премьер-министр России учился на одном курсе в университете, и спросить, а что собственно происходит? Говорят, что беседа Путина с Аничиным и последовавшая за этим беседа Аничина с Матвеевым была столь эмоциональна, что Степанова задержали практически сразу же после этого, предъявили ему обвинение и заключили под стражу. Самое интересное, что вернуть деньги Степанову Муссов отказался, хотя и не выполнил договоренности. По слухам, Степанову передали, чтобы он сидел тихо, что позволит за те же деньги выпустить его на свободу через 6-8 месяцев, когда про дело будут забывать.

Еще одна фантастическая история откровенного вымогательства произошла с Матвеевым и Муссовым в связи с расследованием уголовного дела Банка Москвы, которое было возбуждено и благополучно расследовалось в ГСУ при ГУВД г.Москвы. Интересно, что Матвеев, надо отдать ему должное, с самого начала не хотел ввязываться в это дело, но Муссов убедил его в необходимости перевести расследование дела в Следственный комитет при МВД, поскольку в ходе расследования обязательно возникнут различные менеджеры банка, которые наверняка согласятся заплатить за непредъявление претензий. Изъятое дело ввиду его важности передали сначала следователю Жестерову, который, впрочем, достаточно быстро формально «спихнул» его своему доверенному лицу Дмитрию Писаревскому.

Чтобы подстегнуть банкиров, по указанию Муссова Жестеров и Писаревский решили провести серию обысков в Банке Москвы и еще в нескольких местах, а информацию о предстоящих обысках постарались довести до сведения самого банка. За несколько недель до проведения обысков сразу несколько представителей Андрея Бородина принялись атаковать Муссова, упорно предлагая взять скромное вознаграждение в размере парочки миллионов долларов США «для начала» за спокойное расследование дела для банка, что бы с ним ни было в будущем. Посоветовавшись с Матвеевым, представителям Бородина было объявлено: это возможно за 10 миллионов долларов США, плюс премия за успех.

Такая сумма возмутила бы и бывалого взяткодателя, поэтому не могла не задеть интеллигентного банкира и Андрей Бородин вежливо отказался. Услышав реакцию банка, Матвеев, как говорят, дал команду провести обыск немедленно и не только в Банке Москвы, но и в загородном доме у самого Бородина, а факты обысков максимально широко распространить в прессе, всячески намекая на то, что вопрос о привлечении Бородина к уголовной ответственности уже решен руководством Следственного комитета при МВД.

20 февраля 2011 года об этой истории узнал начальник Следственного комитете при МВД России Алексей Аничин, который был в бешенстве и потребовал Матвеева к себе для объяснений. Однако, ни Матвеева, ни Муссова на работе не нашлось. Матвеев скрывался от начальника до 24 февраля, а Муссов делал вид, что ему о щекотливой ситуации ничего не известно.

Генералу Александру Матвееву в его деятельности очень помогают оперативные службы МВД России. Практически все оперативное сопровождение экономических уголовных дел ведет Департамент экономической безопасности МВД, глава которого Юрий Шалаков очень похож на своего коллегу Алексея Аничина и не имеет славу коммерчески мотивированного человека. Зато у Шалакова есть знаменитый на всю страну первый заместитель начальника генерал Андрей Хорев.

Поначалу, между Матвеевым и Хоревым отношения не очень складывались, — сказывалась костность мышления бывшего прокурора Матвеева. Но, чем более коммерческим становился Матвеев, тем более верного соратника и просто товарища он обретал в Андрее Хореве.

А как всё это в принципе возможно? Никаких проблем, если тебя отмазывает руководитель Администрации президента России Сергей Нарышкин — вообще-то, третий человек в стране по рангу и административному ресурсу.

Александра Матвеева с Сергеем Нарышкиным познакомил его помощник Игорь Сирош, который и поручился за генерала.

Хорев же вышел на Нарышкина другим путем. Так, за последний год Хорев сблизился с главой ФНС России Михаилом Мишустиным, которому Хорев, отвечавший в ДЭБ за налоговые преступления был нужен для банального крышевания собственных схем Мишустина. Когда осенью 2010 года вскрылась попытка получить возмещение крупной суммы НДС из бюджета, в организации которой подозревались друзья Мишустина и доверенные ему сотрудники ФНС, именно Хорев организовал проведение доследственной проверки таким образом, чтобы по фактам возмещения фирмами самого Мишустина не было возбуждено ни одного уголовного дела. Однако полностью скандал замять не удалось и у руководства МВД России появилось желание избавиться от генерала Хорева с подмоченной репутацией.

Чтобы решить этот конфликт, Михаил Мишустин представил генерала Хорева Сергею Нарышкину, с которым сам Мишустин дружит уже несколько лет, и откровенно попросил своего высокопоставленного друга за генерала милиции. Нарышкин, находясь под невероятным влиянием со стороны Мишустина, согласился помочь в этом.

Для достижения большего эффекта, Андрей Хорев сначала написал на имя министра внутренних дел рапорт об увольнении, мотивировав его нападками со стороны недоброжелателей. Через некоторое время, после заседания очередного совета безопасности в конце февраля 2011 года, Сергей Нарышкин попросил задержаться министра Рашида Нургалиева. В ходе состоявшегося у них разговора, Нарышкин представил ему Хорева как порядочного и близкого ему человека, хорошо знакомого со многими другими уважаемыми людьми, а главное, настоящего борца с мошенниками, оклеветанного преступниками, и попросил не увольнять Хорева из органов. После такой беседы Нургалиев, испугавшийся влезать не в свое дело, отказался удовлетворять рапорт Хорева и оставил его на службе. Все эти подробности внутренней кухни должны были остаться тайной, однако счастливый Андрей Хорев не смог удержать информацию в себе и разболтал её нескольким доверенным людям, подставив тем самым своего невольного покровителя Сергея Нарышкина.

И Матвеев и Хорев не просто обеспеченные люди — они неприлично богаты. Конечно, они, в отличие от рядовых сотрудников МВД России, стараются не демонстрировать своего состояния и тщательно его скрывают. Но спросите любого в Следственном комитете при МВД России и Департаменте экономической безопасности, кто является самым одиозным, наглым и безнаказанным, с кем можно решить все за деньги — ответ будет однозначен генералы Александр Матвеев и Андрей Хорев. Конечно, в ДЭБ есть и другие лица, к кому накопилось много вопросов. Свою дурную славу имеют и заместители начальника Следственного комитета при МВД Юрий Алексеев и Сергей Бородулин, которые отвечают за рассмотрение жалоб по делам, расследующимся в федеральных округах и регионах России.

Нужно признаться честно — если Хорев и Матвеев останутся на службе в полиции, пройдут переаттестацию и будут назначены на должности в новых департаментах экономической безопасности и следственном департаменте (создается на базе Следственного комитета при МВД России), это будет сигнал для рядовых сотрудников — работать не нужно, — нужно обеспечивать доход для своего руководства и, по-возможности, брать взятки самому.

А тогда, — зачем такая аттестация? Курам на смех.