Это не партии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Модель жизни российских политпартий похожа на ОПГ начала 90-х гг

1061530954-0.gif Российские политпартии по своему корпоративному устройству — это крайне плохо структурированные организованные преступные группы в младенческой стадии развития, пока еще не допускающие даже мысли о легализации. Судя по официальным финотчетам семи ведущих российских партий — «Единой России», Народной партии, КПРФ, «Яблока», СПС, ЛДПР и АПР, — все они, вместе взятые, живут на 641 млн руб. в год, а их совокупное имущество тянет на 610 млн руб.

Как ни крути, а выходит, что реальный оборот и реальные активы российской политсистемы минимум в 10 раз превышают декларации. Тогда как в среднем по экономике черный и белый секторы соотносятся в худшем случае как 1:1. Российские партии по своей корпоративной культуре застряли где-то в самом начале 90-х гг.

Я неплохо помню, как 12 — 13 лет назад выглядела молодая ОПГ районного масштаба. Одна такая группа состояла из знакомых — соседей по улице и компаньонов по футболу. Это было неформальное сообщество, так сказать, любителей физкультуры во главе с бригадиром. Организация предлагала, а чаще навязывала услуги обеспечения безопасности представителям малого бизнеса и частным лицам. Доход организации представлял собой абонплату, которую клиенты платили черным налом. Иногда группу нанимали для зашиты бизнеса, иногда для нападения на конкурентов. Круг опекаемых объектов некоторое время расширялся, доходы росли. Кассой распоряжался, как я понимаю, один человек. Но когда сотрудники ОПГ улучшили жилищные условия, класс одежды и автомобилей, располнели и даже женились, профиль деятельности довольно быстро сменился. Черный нал был конвертирован в активы, и теперь тот, кто распоряжался кассой, владеет несколькими неплохими супермаркетами в районе, безопасность в которых обеспечивает ЧОП его товарища.

Вопрос заключается в том, почему модель жизни российских политпартий до сих пор так похожа на ОПГ начала 90-х гг. Почему, заработав несомненный капитал на предоставлении услуг политической крыши бизнесу, получив немалую ренту от организации публичных наездов, российская политика на этом и остановилась? Почему на балансе «Яблока» из автотранспорта одна «ГАЗель», а у КПРФ — три «Жигуля», а все остальное — за балансом? Почему бандиты оказались в конечном счете позитивнее и полезнее для развития экономики страны, чем российские политики?

Видимо, наши политики осведомлены о своей глубокой маргинальности. Они не могут легализоваться, потому что они здесь временно. У них за спиной нет политического капитала, который мог лечь в основу капитализации партий. ВЦИОМ спросил у населения страны, какую роль играют в жизни страны разные институты. Политпартии, по мнению россиян, занимают 19-е место из 20 возможных. На 20-м — профсоюзы. Перед партиями — президент, правительство, СМИ, губернаторы, олигархи, ФСБ, МВД, прокуратура, суды и даже интеллигенция. Половина населения убеждена, что Дума занимается «ненужными обсуждениями», 12% — вообще ничего не знают о ее деятельности, а 27% — считают, что Дума обсуждает что-то нужное, но от нее не зависит реализация обсуждаемого. То есть для 89% населения Дума — т. е. деятельность тех самых семи партий — абсолютно маргинальна.

Поэтому лидеры партий вполне разумно поступают, когда ведут дела «за балансом» и капитализируют не свои партии, а свой карман.

Оригинал материала

«Ведомости»