Это не теракт? Это гораздо хуже

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Это не теракт? Это гораздо хуже Российская власть не хочет платить жертвам майора Евсюкова

"В пятницу, 1 мая, состоялись похороны 34-летнего Сергея Евтеева, убитого начальником ОВД “Царицыно” Евсюковым во время кровавого рейда. Хоронили Сергея за свой счет. Министерство внутренних дел не сочло возможным оказать помощь невинным жертвам своего сотрудника. Не сделали это и другие властные структуры. Основной аргумент: Евтеев и другие пострадали не в результате теракта, а значит, нет оснований для оказания им материальной помощи. Хотя по сути то, что совершил майор Евсюков, — страшнее, чем теракт. Взрывы устраивают враги, значит, их можно и нужно уничтожать. А Евсюков — правоохранитель, который должен оберегать наш покой. И как защититься от него и ему подобных? Как будто в назидание нам, в конце прошлой недели очень похожая трагедия произошла в Баку. Там преступник ворвался в здание нефтяной академии, убил 12 человек и ранил 13. Президент страны отреагировал сразу же: родственники погибших получат более 37 тыс. долларов, а тяжелораненые — около 19 тыс. У нас же — тишина. “Калитку не закрывайте…” — А свечей сколько возьмете? — спросила церковный киоскер. — Сколько человек будет? — Дайте штук сорок, — прикинул прихожанин. И не ошибся... В пятницу, 1 мая, на юго-восточной окраине Москвы, бурлящей в центре по случаю праздника митингами и шествиями, тихо похоронили 34-летнего Сергея Евтеева, убитого милиционером Евсюковым по пьяной прихоти. Посторонних на похоронах не было. Ни от власти, ни от оппозиции. Только родственники и друзья. Протоиерей Александр Кашкин, настоятель храма Влахернской Иконы Божией Матери в Кузьминках, общается с прихожанами, как с детьми. Будто они и в церкви ни разу не были, и Библию не читали. Перед тем как отпевать Сергея Евтеева, отец Александр объяснил собравшимся, зачем и как это делается: — Казалось бы, чем мы можем помочь человеку, который лежит в гробу? Но мы должны помнить, что в гробу лежит тело, а вот душа человеческая бессмертна. И мы можем помочь душе. Поэтому и помощь наша должна быть духовной. А заключается она в молитве. Когда человек предстает пред Спасителем, он уже ничем не может себе помочь. Не может за себя помолиться, не может что-то изменить в своей земной жизни. Он ничего не может. Мы можем. Но молитвенники из нас слабенькие. Молиться мы толком не умеем. Поэтому отрадно, что так много людей сегодня здесь собралось. Это хорошо, это замечательно. Вместе мы какая-никакая, а сила. Отдельная молитва — немощная, а вместе — это уже поток, который возносится к престолу Царя Славы. То, что сейчас и нужно больше всего новопреставленному Сергию. Некоторые говорят, что плакать нельзя. Но слезы бывают разными. Есть слезы отчаяния, а есть слезы, когда человек прощается с близкими на какое-то время. Это совсем другие слезы — светлые, преисполненные надежды, веры, любви. Если такие слезы, то ради Бога, можно поплакать. Сам Христос плакал над телом своего друга Лазаря, хотя знал, что Он его вот прямо сейчас воскресит. Со смертью ничего не заканчивается. Иначе бы человек был подобен животному. А человек создан по образу и подобию Божьему. И душа человеческая бессмертна. Два дня рождения есть у каждого человека. Первый — когда он из материнской утробы появляется на свет Божий. А второй — совпадает с днем его земной смерти. День рождения к новой вечной жизни. И мы должны сделать всё, чтобы в этой новой жизни близкий нам человек обрел вечное блаженство. Поэтому сейчас мы все вместе помолимся, чтобы Господь в своей милости и человеколюбии даровал новопреставленному Сергию Царство небесное и вечный покой. Свечки, которые вы зажгли, пожалуйста, возьмите в левую руку. Левой рукой держим свечку. А правой крестимся. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Сергея Евтеева похоронили на Люблинском кладбище. Чтоб закопать гроб и насыпать холм, пятерым могильщикам понадобилось семь минут. Еще столько же времени они потратили, чтобы вбить крест, воткнуть цветы, коротко обрубив стебли лопатой, сложить венки домиком и прикрутить на место оградку. — Это место мы оставляем для свечек, — обращаясь ни к кому и ко всем сразу, сказал бригадир, указывая на край могилы. — Поставить их можно прямо сейчас, но пока лучше не зажигать, чтобы не загорелись венки. Ничего здесь сегодня не прибирайте. И калитку не закрывайте до сорокового дня. Окинув взглядом свою работу, убедившись, что ничего не забыл, он произнес: “Уходим”. Разобрав лопаты, землекопы уходили по узкой тропинке, петляющей меж могил. Трезвые, собранные, безликие. В одинаковых серых комбинезонах с логотипом ГУП “Ритуал”. Бригадир шел последним. Его поясницу стягивал атлетический пояс Reebok. “НЕТ ТЕРАКТА — НЕТ ДЕНЕГ” Семьи девяти жертв майора Евсюкова, похоже, не смогут рассчитывать на денежные компенсации. Хотя страшное преступление совершил представитель власти — более того, милиционер, одетый в форменную одежду и вооруженный табельным (пусть и не своим) оружием. Но, видимо, этих аргументов для властей недостаточно. Напомним, по словам спикера Мосгордумы Владимира Платонова, согласно законодательству, после терактов и стихийных бедствий компенсация выплачивается из бюджета. То, что произошло, не попадает под эти категории. Все станет ясно после подробного расследования. Очень логично. Правда, не совсем понятно, почему материальная компенсация напрямую зависит от статьи УК, по которой возбуждено дело. Ведь далеко не всякий теракт можно с ходу распознать. Конечно, если смертник взрывает себя в вагоне метро, все очевидно. А если преступник использует какой-то более изощренный способ? И ЧП поначалу выглядит совсем не как атака террористов? Формулировка “все станет ясно после подробного расследования” и вовсе вызывает недоумение. Значит, если подтвердить “террористическую” подоплеку преступления не удастся даже после тщательного расследования, несчастные граждане так ничего и не получат? Существует старая истина: правил не бывает без исключений. Так почему бы в этом вопиющем случае властям не сделать исключение? Тем более, как выяснил “МК”, прецеденты уже были. 25 мая 2004 года недалеко от нашей редакции, на Звенигородском шоссе, прогремел мощный взрыв. Бомбу заложили под фонарный столб. Оперативники ГУВД с ходу предположили, что случившееся — покушение на убийство: взорвать хотели кого-то, кто в этот момент проезжал мимо на машине (кстати, первоначально дело вообще возбудили по статье УК “хулиганство”). Но пострадали в итоге случайные прохожие — 8 человек были госпитализированы, никто не погиб. А уже 5 июля было подписано распоряжение правительства Москвы №1341-РП об оказании материальной помощи жертвам взрыва. Госпитализированные получили по 10 тысяч рублей, те, кто лечился амбулаторно, — по 3 тысячи. “НАГРАДИТЕ, НО ПО-ТИХОМУ” В истории с Евсюковым есть настоящие герои. Это милиционеры, которые обезвредили сумасшедшего майора. Но и с ними поступили, мягко говоря, не по-человечески. В четверг еще с утра журналисты готовились рассказать москвичам о героях в погонах — ведь если бы не они, жертв серийного убийцы могло бы быть гораздо больше. “МК” первым назвал их имена сразу после трагедии: старший сержант Сергей Монахов, старший сержант Алексей Контиев, лейтенант Александр Бородич. Церемонию награждения хотели провести прилюдно, в присутствии журналистов. Но в последний момент все изменилось — героев поспешили изолировать от любых контактов с представителями СМИ. Наградить можно — но по-тихому. Дескать, патрульные могут сболтнуть лишнее. Странно, что силовики не подумали об этом сразу же после задержания Евсюкова. В первые два дня милиционеры были абсолютно доступны и сто раз могли бы выдать “страшную тайну следствия”. Если бы, конечно, такая тайна существовала в природе. “ОН ВСЕ РАВНО СДОХНЕТ” Биография самого майора продолжает обрастать подробностями — пикантными и жуткими одновременно. Так, в частности, появилась еще одна версия подоплеки стремительного карьерного роста начальника ОВД. По неофициальным данным, в длинном списке близких друзей жены Евсюкова — достаточно высокопоставленный госслужащий. И в его власти было помочь мужу роковой красавицы занять ответственный пост “с опережением графика”. Что в итоге и случилось. Блюститель закона не просто шел — бежал по служебной лестнице, легко огибая все преграды, причем даже такие серьезные, как негативный отзыв о его работе от Управления собственной безопасности ГУВД. Позитивным этот отзыв и не мог быть — “МК” уже рассказывал о многочисленных “фокусах” Евсюкова. Более того, по нашим данным, майор был “на карандаше” у нарколога. Некоторых пациентов, страдающих алкогольной зависимостью, ставят на учет в ПНД “полуофициально”. То есть их данные не выдают по запросам, иначе на карьере человека можно поставить крест. Подобная практика не вполне законна, но если нарколог видит, что пациент хочет вылечиться, он может сознательно пойти на нарушение регламента. Вспоминают подчиненные и другие мелкие, но весьма примечательные черты характера майора. Например, прошлой весной, когда Евсюков еще руководил службой криминальной милиции ОВД “Чертаново Южное”, опера собрались сдать кровь для коллеги, умиравшего от рака желудка. Евсюков проводил подчиненных на пункт переливания примерно следующими словами: нечего тратить на него служебное время, все равно сдохнет. Сыщики на свой страх и риск поехали спасать больного товарища. Увы, это ему не помогло — летом милиционер умер. А Евсюков стал начальником ОВД “Царицыно”. Причем, по нашим данным, Денис прекрасно знал, кому и за что он обязан новым назначением. А это тоже не могло не сказаться на его психическом состоянии. А КАК У НИХ? В 1999 г. американские школьники Эрик Харрис и Дилан Клеболд устроили расстрел в школе города Литтлтон (Колорадо). Родители убийц предложили семьям погибших $1,6 млн., причем источником финансирования должен был выступить страховой фонд домовладельцев. Руководство страховой компании пошло на покрытие расходов семей Харриса и Клеболда, рассмотрев их случай как страхование халатности родителей, по недосмотру которых дети пошли на преступление. Речь шла о выплате более $40 тыс. на семью убитых и раненых. В прошлом году родственники жертв стрельбы в Политехническом университете Вирджинии (США) достигли соглашения с властями штата: членам семей погибших будут выплачены компенсации на общую сумму $11 млн. Напомним, что в апреле 2007 г. студент Чо Сын Хи устроил бойню в студенческом городке, в результате которой погибли более 30 человек. Тем, кто в результате стрельбы получил ранения, властями Вирджинии была ранее предложена компенсация на общую сумму $800 тыс. — в зависимости от тяжести ранений каждый мог получить до 100 тысяч. Кроме того, университет создал мемориальный фонд, деньги из которого пошли в том числе на помощь пострадавшим и близким жертв расстрела. В октябре 2007 г. семьи убитых и выжившие жертвы бойни получили из этого фонда выплаты от $11,5 тыс. до $208 тысяч. Cпикер Мосгордумы Владимир Платонов: “Действительно, есть федеральное законодательство, согласно которому после терактов и стихийных бедствий компенсация выплачивается из бюджета. То, что произошло, — страшное преступление, но оно не попадает под эти категории. Все станет ясно после подробного расследования”. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации