Это он

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Совершенно секретно", август 1999

Это он - Эдичка!

Быт и нравы в Свердловской области времен губернатора Росселя

Александр Какоткин

Converted 29534.jpgЕще недавно Урал был промышленным и оборонным сердцем державы, ее опорой в самые трудные времена. Сегодня регион фактически превратился в самостийную бандитскую республику. Когда-то именно на Урале начиналась русская промышленная революция. По злой иронии судьбы именно здесь зародилась российская криминальная революция. Жаль только, заслуги ее вождей до сих пор по достоинству не оценены.

Гости, приезжающие в Екатеринбург, обычно интересуются, что за фирма такая – ОПС «Уралмаш», чьи рекламные щиты с пожеланиями стабильности и успеха развешаны по всему городу. Местные жители устало объясняют, что ОПС – это организованное преступное сообщество, в просторечии – уралмашевская банда. Что оно официально зарегистрировано и переименовано в общественно-политический союз «Уралмаш» и вполне легально участвует в политической деятельности. Лица гостей вытягиваются: так кого же поддерживает этот союз?! И, узнав, что ОПС – надежда и опора губернатора, любопытствующие на некоторое время впадают в ступор. Горожане реагируют на это со снисходительным спокойствием – привыкли.

От геноссе к герру

Свердловчанин Россель вообще-то родился в Горьковской области. Отца расстреляли в 1937 году, мать сослали. Сын врага народа, немецкий мальчик, да еще плохо говорящий по-русски, рос, мягко говоря, не в лучшей для него послевоенной обстановке. Как считают свердловские политологи, именно тогда формировался характер будущего губернатора, поспособствовавший ему дойти до властных вершин.

Так, например, в 1977 году первый секретарь Свердловского обкома КПСС товарищ Борис Ельцин попросил начальника комбината «Тагилтяжстрой» геноссе Эдуарда Росселя сдать в эксплуатацию прокатный стан не 25 декабря, как планировалось, а 18-го, в канун дня рождения Леонида Брежнева. Последствия этой досрочной сдачи икаются тагильцам до сих пор: в металлургии одна недоделка строителей в силу непрерывности процесса может доставать эксплуатационщиков десятки лет. Зато Росселю главный областной коммунист вручил наградные часы и взял на заметку как надежного исполнителя.

Осень 1995 года. Во время предвыборной кампании Эдуард Эргартович, уже герр Россель с имиджем опального политика (за два года до этого президент снял его с должности главы администрации области за попытку создания Уральской республики), имел все шансы выиграть у действующего губернатора Алексея Страхова. Но внезапно в борьбу вступил его лучший друг, председатель областного правительства Валерий Трушников. Россель долго и униженно добивался, чтобы тот снял свою кандидатуру в обмен на сохранение поста премьера. Трушников в конце концов согласился и – после победы «диссидента Екатеринбургского уезда» был с треском изгнан. А недоуменным соратникам новоиспеченный губернатор популярно объяснил: «Он меня предал раз, предаст и другой».

В общем, Эдуард Эргартович обладал качествами, необходимыми для российского политика времен бандитского капитализма.

Трансформация ОПГ В ОПС

Мощная уралмашевская «бригада» скоро отметит свой десятилетний юбилей.

А начиналось все с небольшой команды бывших спортсменов, обитавших в окрестностях легендарного завода «Уралмаш». Основателями «бригады» считались братья Григорий и Константин Цыгановы (Цыганки). К братьям присоединились родственники, одноклассники, соседи и очень хорошие знакомые – Сергей Терентьев (Тереха), Александр Хабаров (Хабар), Сергей Курдюмов (без официальной партийной клички), Александр Крук, Сергей Воробьев и еще пара десятков человек. Освоив и обложив данью свой район, бандиты попытались оккупировать соседние территории и, естественно, столкнулись с конкурентами в лице группировки «синих» (классических уголовников) и «центровых», контролировавших центральные районы города.

Первый залп межбандитской вендетты прозвучал 16 июня 1991 года, когда киллеры «центровых» ухлопали самого отца-основателя Григория Цыганова. «Уралмашевцы» с адекватным ответом не задержались. Они смазали свои «калаши» и вскоре отправили лидера «центровых» Олега Вагина в тот мир, где он мог искать консенсус с Григорием Цыгановым путем переговоров за, так сказать, круглой сковородкой. В качестве экспертов одновременно туда же бесплатно откомандировали и сразу троих его подручных. Вскоре в борьбу включились «синяки», и образовался этакий любовно-бандитский треугольник. Боевые действия с применением автоматов, взрывчатки, пулеметов и гранатометов развернулись не только в Екатеринбурге. Конкурентов убивали в Москве, Воронеже, Киеве и даже в Будапеште.

В начале боевых действий в разборку попытались вмешаться официальные власти. Однако им быстро указали на место, расстреляв из гранатометов здания РУБОПа и областной администрации. Как сказал позже на допросе один из боевиков, некто Загорулько: «Предупреждение небольшое, а потом могут начаться серьезные...» Обозленные рубоповцы, не имевшие тогда опыта борьбы с таким наглым противником, отступили, но твердо пообещали вернуться. А вот в администрации умные люди посоветовали Эдуарду Росселю присмотреться к «новой силе» и попытаться наладить с ней взаимовыгодные отношения. Во всяком случае, по оперативным данным, именно к этому периоду относятся первые контакты между официальной и теневой властями. Главным посредником, по информации спецслужб, считался директор АО «Континенталь-Линк» и координатор прогубернаторского общественно-политического движения «Преображение Урала» по Верх-Исетскому району Игорь Сычев. Их подталкивала сама логика событий: сторонники политического бандитизма так или иначе должны были найти общие интересы с бандитами, рвущимися в политику. Злые языки утверждают, что весьма существенную помощь «уралмашевцам» оказал не кто иной как начальник свердловского УВД Валерий Краев, сквозь пальцы смотревший на их «шалости» и беспощадно преследовавший конкурентов. Местная пресса неоднократно писала о его контактах с верхушкой «уралмашевцев», но до последнего времени это никого не волновало.

А посему к середине девяностых годов, вопреки законам стратегии и тактики, боевые отряды «уралмашевцев» разгромили основные силы и «синих», и «центровых», оккупировали основную часть Екатеринбурга и повели наступление на область. Вокруг банды, как мухоморы после кровавого дождя, стали в огромном количестве расти коммерческие структуры. Так, только один член группы, Андрей Панпурин, имел в своем подчинении двадцать три коммерческие фирмы по всей области. Немногим меньше было и у других членов «семьи». А всего команда контролировала свыше ста сорока фирм и предприятий. Тогдашний начальник РУБОПа Василий Руденко как-то обмолвился, что общак банды уже превзошел бюджет полуторамиллионного Екатеринбурга. Заработанные деньги делали свое дело, и постепенно под контроль уралмашевской ОПГ переходили милиция, прокуратура, суды и, наконец, исполнительная власть, которой тоже нужна была «черная касса».

С появлением грамотного бизнесмена Панпурина «уралмашевцы» стали обретать некоторую цивильность. У них появились свои «мордоделы», журналисты и даже идеологи. Последние терпеливо объясняли увешанным пистолетами и золотыми цепями «быкам», что они не простые бандиты, а человекообразные и надо бы выглядеть и вести себя соответственно. А вскоре и Александр Хабаров как-то попенял журналистам, что, дескать, хватит нас обзывать организованной преступной группой (ОПГ), мы теперь уже финансово-экономическое сообщество (ФЭС). Репортеры тут же скрестили ежа с ужом, и на свет родилось ОПС – организованное преступное сообщество. В России такого статуса удостоились только уралмашевские братки.

В борьбе с РУБОПом обретешь ты право свое

Казалось, у новоиспеченной ОПС «Уралмаш», как теперь стали именовать банду, теперь не будет проблем. Конкуренты повержены, власти подкуплены, юное поколение видит в них кумиров – живи и радуйся.

К реальности слегка оцивилизовавшихся бандитов вернули местные рубоповцы. Они выполнили свое обещание вернуться, и в течение 1995–1997 годов провели против слегка ожиревших и расслабившихся «сообщников» ряд молниеносных операций. С передовых позиций противник в панике бежал. Добытые трофеи поразили даже видавших виды оперативников. Вот только одна заявочка на «производственные фонды» уралмашевскому отделу снабжения: ручных противотанковых гранатометов – семь штук, одноразовых бронебойных «Мух» – четыре штуки, фугасных мин – четыре штуки, автоматов АК-74 – девять штук, пистолетов – двадцать одна штука, не считая всякой мелочи вроде запалов, патронов и гранат. Кстати сказать, заявка была выполнена целиком и в нужные сроки, о чем свидетельствовали документы и оружие, изъятые при обыске в одном из офисов. Это фактически вооружение противотанкового взвода.

Вообще ОПС «Уралмаш» представляло собой этакий симбиоз армейской и коммерческой структур. Был своего рода совет директоров, ведущую роль в котором играли Цыганов и Хабаров, был своего рода силовой вице-президент в лице Сергея Терентьева, аналогичный финансовый вице Андрей Панпурин, своя пехота в лице «быков», не поддающихся перевоспитанию, свой спецназ, возглавляемый Сергеем Курдюмовым, агентура в органах власти, а также свои разведка и контрразведка.

Об уровне последней стоит рассказать особо. Следует отметить, что в банде были отлично налажены учет и контроль. Все доходы и расходы систематизировались и выдавались в форме отчета. В одном из таких отчетов в графе «расходы» фигурируют автомобили, мебель, аренда помещения, зарплата агентам и даже незапланированные траты вроде графы «Распи...ство Абакумова», обошедшееся ОПС почти в семь тысяч долларов только за 1997 год. Но самые крупные суммы стоят против граф «Расчет частот» (24 тысячи долларов), «пейджинг на Екатеринбург» (84 тысячи), «пеленгатор» (6 тысяч «зеленых»), «ПК для пеленга» (4,4 тысячи). Причем пеленгаторов, если верить сему документу, был приобретен добрый десяток. Такое оснащение фактически позволяло контролировать любой необходимый сектор городской телефонной и радиосвязи – власти, милицию, ФСБ и так далее.

Тем не менее поначалу «уралмашевцам» пришлось туго. За решеткой оказались Хабаров, Крук и Курдюмов. Цыганов после ареста и освобождения ударился в бега, остальные залегли на дно. Казалось, еще чуть-чуть... Но тут бандиты оклемались от внезапности и пустили в ход свои резервы в виде денег и властных связей. Внезапно решением Верх-Исетского суда был выпущен на свободу задержанный с оружием Хабаров, через тридцать суток отпустили Крука, в очередной раз (теперь, говорят, при помощи земляка Геннадия Бурбулиса) прекратили уголовное дело против Цыганова... Между прочим, это было уже четвертое дело, и прекращал их все заместитель начальника отдела по расследованию деятельности преступных сообществ Следственного управления ГУВД Свердловской области майор Рязанов. Сомнительно, чтобы такую милость он оказывал без ведома Валерия Краева. Но самый дикий случай произошел с Курдюмовым. Руководителя бандитского спецназа, подозреваемого в организации более чем тридцати убийств, судья Татьяна Тюрина недрогнувшей рукой отпустила под смехотворный залог. Когда в местной прессе сообщили, что Тюрина вышла из здания суда с сумкой, полной денег, у судьи хватило-таки совести подать на «клеветников» иск в суд. Правда, процесс она проиграла.

Тем не менее и вторая атака на ОПС «Уралмаш» фактически захлебнулась. Напоследок «уралмашевцы» провели мощную контратаку и избавились от своего злейшего врага Василия Руденко – его перевели в другой регион. Поскольку свердловский РУБОП имеет двойное подчинение – местное и московское, – можно представить себе, какие были задействованы силы и средства, чтобы в МВД России родился соответствующий приказ.

А жители Екатеринбурга, еще раз убедившиеся, что ОПС «Уралмаш» при желании может кого угодно поставить в известную позу, с мрачным остроумием переименовали город в «Ёбург». Коротко, и главное, новая форма более соответствует содержанию...

Черные фонды, цветной металл и... главная семья

Понятно, что Эдуард Россель и его сподвижники не настолько доверчивы, чтобы замыкать свои «неформальные контакты» только на уралмашевской ОПС. Они активно осваивали и другие направления. В частности, в регионе появились такие структуры, как «Ренова» и «Транс консалтгрупп», которые взяли под свой контроль почти все предприятия цветной металлургии.

Другим направлением стал выход через экспортную фирму «Интерурал» на деловые круги Германии с очень специфическими названиями, к примеру «Антон инвест». Президент «Интерурала» Александр Тихонов является не только экспортным монополистом металла, но и личным другом Росселя. А уж друзья-то как-нибудь договорятся и о налогах, и о льготах... Тем более что, по данным газеты «Версты», крупным акционером компании является не кто иной как зять президента России Алексей Дьяченко. Уж не наличием ли такой «крыши» и объясняется полная безнаказанность свердловского губернатора? Кстати, представительство «Интерурала» в Гамбурге возглавляет некая Светлана Россель. Говорят, весьма симпатичная особа.

А через объединение «Уралнефтепродукт», контролируемое, по сообщениям местной прессы, тем же «Уралмашем», Эдуард Россель установил связь с вотчиной Бориса Абрамовича и Романа Абрамовича – компанией «Сибнефть», ныне поставляющей в область восемьдесят процентов горючего. Фактически «Уралнефтепродукт» является монополистом на бензиновом рынке области. А монополист – он многое может... Любопытная получается связка: Абрамович и Абрамович – Россель – «Уралмаш» и примкнувший к ним Иван Рыбкин, чью социалистическую партию на Урале представляют господа Хабаров и Цыганов сотоварищи... виноват, собратки...

Недавно в областной думе разгорелся очередной скандал: депутаты обнаружили, что еще в 1994 году правительство области перечислило более четырех миллиардов бюджетных рублей авиакомпании «Уральские авиалинии», да так, что народные избранники, формирующие бюджет, обнаружили сей факт только через пять лет. Заподозрив, что это не единственный канал увода в тень и аккумулирования бюджетных средств, оппозиционные думцы копнули поглубже и обнаружили целых восемь внебюджетных фондов, куда были закачаны сотни миллионов рублей. Одни названия чего стоят: «Эпидфонд», Фонд поддержки реформируемых предприятий, Независимый фонд стратегического развития области. В частности, из фонда реформируемых предприятий было выделено 325 миллионов рублей на... поощрение ударников-животноводов. Любопытно, знали ли сами животноводы, что их так хорошо премировали?

Но больше всего умилил депутатов созданный областным правительством «Государственный фонд борьбы с преступностью». «Ай да Россель, ай да сукин сын! – восхищенно восклицал один из депутатов в кулуарах областной думы. – Даже на борьбу с самим собой умудрился свистнуть деньги из бюджета».

Уральский спрут

Чтобы развернуть схему, нажмите на нее мышкой

Чтобы развернуть схему, нажмите на ней мышкой

Эту уникальную схему «росселевской империи» специалисты ФСБ и РУБОПа составляли в течение нескольких лет. И даже в еще не завершенном виде (в частности, нет оффшоров, где оседают основные средства) она поражает своей стройностью. Одна география чего стоит: Лондон, Тель-Авив, Гамбург, Москва... А разнообразие отраслей – от продовольствия до издательского дома. И что интересно, большинство составляющих – нефтяная, спиртовая, металлургическая – никак не пересекаются. Зато все замыкаются на одного человека, и совсем не факт, что лидеры одной составляющей имеют представление о взаимоотношениях губернатора с другой отраслью. Это позволяет центральной фигуре умело маневрировать финансовыми и административными рычагами, а остальных участников ставит в условия конкуренции за доступ к телу. С другой стороны, если вдруг какая-либо структура прогорит или попадет под удар правоохранительных органов, не возникает эффекта домино. Опять же наиболее агрессивные структуры сдерживаются другими. Так, нескольких международных авантюристов уравновешивает, скажем так, рисковый бизнесмен Тихонов, а ОПС «Уралмаш» придерживает начальник УВД Краев. Даже на Семью у Росселя два параллельных выхода: через Абрамовичей и через Дьяченко. Такой системе сдержек и противовесов мог бы позавидовать и гарант нашей Конституции, считающийся большим специалистом в таких делах.

Справедливости ради надо сказать, что подобные схемы можно выстроить под многих губернаторов: жизнь нынче такая, что всегда не помешает иметь под рукой несколько «особо близких» коммерческих структур. Но масштабами и стройностью Эдуард Россель их явно превосходит. На виду – нищая Свердловская область, банкрот с огромными внутренним (2,5 миллиарда рублей) и внешним (цифры неизвестны) долгами, с разваленной оборонкой, убогим сельским хозяйством, вечными задержками денег бюджетникам и зарплатой в виде гробов и навоза. А в тени – Уральская бандитская республика: мощная промышленно-финансовая империя с практически неограниченными возможностями, позволяющими запросто проводить помпезные мероприятия вроде евроазиатских экономических форумов или международной выставки вооружений. Есть и своя партия власти – движение «Преображение Урала». Так что не стоит обвинять Эдуарда Эргартовича в пустозвонстве насчет идеи Уральской республики – он ее уже создал.

Одна беда – республика эта де-факто есть, а де-юре как бы нет. Чтобы ее легализовать, надо выиграть губернаторские выборы и посадить своих людей в областную думу и мэрию. Дума на сегодня фактически недееспособна, и лишь мэр Екатеринбурга и лидер местного отделения «Отечества» Аркадий Чернецкий упорно сопротивляется диктату губернаторских структур и пока ведет самостоятельную политику. И остается практически единственным реальным конкурентом Росселя на предстоящих выборах.

Для борьбы со свердловским спрутом явно не хватает комиссара Каттани. Да только есть подозрения, что, приехав в «Ёбург», он бы на второй день повесился от огорчения на первом же рекламном щите ОПС «Уралмаш»...

Дай бог, выйдем к выборам без покойничков...

Так простодушно в беседе с журналистами высказался бывший заместитель главы Екатеринбурга Коберниченко. Присутствующие даже не улыбнулись...

Уже с апреля Свердловскую область захлестнули политическая лихорадка и предвыборные скандалы. За контакты с преступным миром был наконец снят со своего поста начальник областного УВД Валерий Краев, а в Екатеринбург нагрянула бригада следователей МВД России. Оперативники работали методично, занимая одну криминальную позицию за другой. Загремел за решетку «связник» Игорь Сычев, пришлось перейти на нелегальное положение Константину Цыганову. Свердловчане, особенно молодежь, не без удивления наблюдали появление в области силы, способной справиться с «Великим и Ужасным» – ОПС «Уралмаш».

Тем временем политические движения и промышленно-финансовые альянсы региона стали постепенно распределяться между росселевским «Преображением Урала» и «Отечеством» Чернецкого. Некоторые ячейки, такие как местное отделение НДР, вообще раскололись пополам.

Стало ясно, кто с кем, а следовательно, кто есть кто. Братки официально зарегистрировали свое общественно-политическое движение ОПС «Уралмаш» и тут же поспешили объявить, что в натуре будут поддерживать своего в доску братана Эдика. Эдик поежился, но промолчал. И поначалу был почти уверен в успехе. Вал рекламных статей в центральной прессе и материалов на ТВ вкупе с откровенным выкручиванием рук кандидатам-конкурентам вплоть до отказа в регистрации (пролетел мимо Урала Владимир Жириновский) должны были обеспечить победу.

Но тут выяснилось, что деньги решают не все. Благодаря работе следственной группы в центральной печати («Известия», «АиФ», «Труд») появились материалы, прямо указывающие на связь губернатора с «уралмашевскими» бандитами. Всплыла и некрасивая история с его дочерью в Гамбурге, которую он довольно долго за свою не признавал. В довершение ко всему Московский арбитражный суд постановил взыскать с правительства области почти тридцать миллионов долларов в счет кредита, выданного год назад «Гута-банком» под ремонт шикарной губернаторской резиденции. Шансы двух кандидатов стали примерно 50 на 50. Сообразив, что в случае поражения не исключена возможность оказаться на скамье подсудимых, Россель решил пойти ва-банк. Только за первую неделю августа была взорвана квартира руководителя медиа-холдинга «4-й канал» Игоря Мишина, а через день подожжен дом заместителя главы администрации Екатеринбурга Владимира Тунгусова. Так что мы искренне присоединяемся к пожеланию господина Коберниченко. Он, правда, сторонник Росселя, а покушаются в основном на людей Чернецкого, но все же, все же...

Впрочем, скамья подсудимых Росселю вряд ли грозит. Местные наблюдатели считают, что, судя по примитивной агитации за себя и лобовым атакам на конкурентов, он выиграть особо и не стремится. Да и зачем: на исторической родине, в Гамбурге, как пишет журнал «Штерн», его уже давно поджидают уютный особнячок и любимая дочка...

Четвертование четвертой власти

И напоследок о роли и месте прессы в этом конфликте. Рекламные статьи в центральных СМИ – особый разговор: большинство столичных журналистов слабо представляют себе ситуацию в Екатеринбурге. Но смешно и горько читать произведения уральских коллег, за тридцать бандитских сребреников тщательно вылизывающих разные места у пахана областного масштаба. Вам же там жить, людям в глаза смотреть... И потом, неужели вы думаете, что не придет и ваш черед? Ведь большинство оппозиционных сегодня губернатору репортеров в свое время его искренне поддерживали. Ну а об отношении Эдуарда Росселя к прессе очень точно говорят два следующих эпизода.

На пресс-конференции у Росселя спрашивают о его контактах с уралмашевской группировкой. Ответ дословный: «Этот товарищ, он, так сказать, уралмашевский лидер, значит, он возглавляет там, он там вор, бандит и так далее. Ну, я приглашаю его к себе, говорю: ну садись, вор, расскажи, как ты живешь, туда-сюда, значит. И даю поручение им, и они выполняют это поручение: тратить деньги на капитальное строительство в Свердловской области. Второго приглашаю. Симпатичный человек, умный. Ведет бизнес нормальный...»

Местный тележурналист Эдуард Худяков спрашивает, не является ли таким вложением в капстроительство недавняя раздача бандитских денег бастующим метростроевцам. Ответ: «Странно вообще... Я вообще вам советую, когда вы, значит, делаете такие передачи, просто немножко думайте, вам же жить в Свердловской области. Да, я еще раз говорю серьезно...»

То, что это не шутка, Худяков почувствовал через несколько дней, когда в родном подъезде его встретили неизвестные и нанесли несколько серьезных ножевых ран...

Еще эпизод. Идет подготовка к записи передачи «Вопрос ребром». Губернатор Россель с пресс-секретарем Левиным пришли, а журналисты отказались по причине полной профанации передачи. Ведущий Стреляев сообщает об этом.

Россель. Какие трусы! 

Левин. Очень много же сейчас журналистов, которые смелые сидя, значит...

Россель. А вот в «Матросскую тишину» их. И пусть пишут.

Стреляев. А у нас собственная?

Россель. Е-есть! 

Левин. Чего только у нас нет.

Россель. У нас все есть. В России стреляют в двух местах только. В том числе и в Свердловской области, где делают отстрелы.

А это уже для столичных коллег, с увлечением строгающих «джинсуху» про великого хозяйственника и демократа Росселя. Подумайте, что будет с вами, если вожди криминальной революции не без вашей помощи придут к власти по всей стране...

* * *

Двадцать лет назад коммунист Борис Ельцин вручил коммунисту Эдуарду Росселю наградные часы. Недавно демократ Эдуард Россель вручил наградные часы лидеру ОПС «Уралмаш» Александру Хабарову. Эволюция по-русски: партократия – демократия – бандократия. Надо ли спрашивать, по ком звонит колокол демократических реформ?