Эхо одной смерти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дмитрий Медведев уволил почти два десятка руководителей ФСИН

1260792204-0.jpeg Президент Дмитрий Медведев, как стало известно в пятницу, освободил от должности около 20 ответственных чинов Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Решение это было принято, совершенно очевидно, по следам скандала, разразившегося месяц назад из-за смерти в СИЗО «Матросская Тишина» юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского, проходившего по делу о неуплате налогов. Его адвокаты сразу назвали виновниками произошедшего руководство СИЗО, которое, по их словам, не оказывало заключенному необходимой медицинской помощи, а г-н Медведев пообещал провести по этому поводу тщательную проверку. В самом ФСИН тем не менее отставки своих сотрудников с делом Магнитского напрямую связывать не стали, заявив, что они стали следствием реорганизации ведомства. Впрочем, из разъяснений руководства ведомства следовало, что поводом для этой реформы послужила все же именно печальная история г-на Магнитского.

Указ президента о массовых увольнениях во ФСИН, как выяснилось, был подписан еще 4 декабря. Согласно ему, от своих должностей был отстранен целый ряд руководящих чинов центрального аппарата ведомства: начальник управления оперативно-технических и поисковых мероприятий Игорь Бачурин; начальник управления по работе с личным составом Борис Гонцов; начальник управления охраны службы Александр Новиков; руководитель управления конвоирования и спецперевозок Владимир Репьев; начальник управления наказаний, не связанных с лишением свободы, Федор Ручкин; начальник управления следственных изоляторов и тюрем Валерий Телюх; начальник управления кадров и профессионального образования Сергей Ширшов и начальник медицинского управления Владимир Троицкий.

Были также уволены несколько руководителей краевых, республиканских и областных подразделений ФСИН: по Забайкальскому краю, Московской, Тульской, Тюменской, Вологодской, Воронежской областям, Республике Саха (Якутия), Коми, Татарстану, Москве и Петербургу и глава столичного СИЗО «Матросская Тишина» Фикрет Тагиев (последний был уволен не по указу главы государства, а по решению руководителя ФСИН Александра Реймера). Практически все уволенные сотрудники службы за редким исключением носили звания генералов.

Дмитрий Медведев подписал этот указ всего две недели спустя после смерти в «Матросской Тишине» Сергея Магнитского, обвинявшегося в неуплате налогов. Его смерть вызвала волну возмущения правозащитников и вынудила президента Медведева выступить с официальным заявлением, которое прежде всего, судя по всему, было обращено к западным инвесторам, внимательно следящим за делом Магнитского. Дмитрий Медведев дал поручение Генпрокуратуре и Минюсту провести тщательную проверку по поводу смерти юриста (его адвокаты настаивали, что в смерти их подзащитного виноваты сотрудники СИЗО, которые отказывали ему в медицинской помощи) и пообещал установить истину. После этого СКП РФ возбудил уголовное дело по факту смерти г-на Магнитского по ст. 124 (неоказание помощи больному) и ст. 293 УК (халатность). Таким образом, связь между смертью г-на Магнитского и указом об отставках представлялась очевидной.

Однако в самой ФСИН «посыпать голову пеплом» и признавать свои ошибки публично посчитали излишним. Отставки представители ведомства связали с новой реформой службы, утверждая, что многие из уволенных будут либо переназначены, либо повышены или понижены в своих должностях. Правда, рассказывая об этой реформе, в ФСИН все же признали, что «дело Магнитского» сыграло свою роль. Смерть юриста, как выяснилось, послужила поводом для проверки, по результатам которой были выявлены «системные» нарушения и недостатки. Более того, представители ФСИН решили еще и изменить правила содержания заключенных в следственных изоляторах.

Как рассказал директор ФСИН Александр Реймер, планируется гарантировать заключенным как минимум восемь часов непрерывного сна и нормативно закрепить время, «положенное на прогулку, помывку и прием пищи». Руководство ФСИН уже подготовило соответствующие дополнения в приказ Минюста, который устанавливает эти требования. Кроме того, г-н Реймер предложил изменить порядок фиксации телесных повреждений заключенных. «Это должна быть не только запись в медицинской карточке, но чтобы это был акт, который подписывается должностными лицами, которые принимают осужденных. У задержанного сразу нужно брать объяснение, еще мы там прописываем, чтобы весь пакет документов в течение 24 часов направлялся надзирающему прокурору», — сказал глава ФСИН. Впрочем, почему столь элементарные и концептуальные вопросы не были решены до сих пор, осталось загадкой, лишь подтверждающей логичность президентского указа.

Что касается «дела Магнитского», то, по официальной версии ФСИН, за него своих должностей лишились лишь двое — начальник московского управления ФСИН Владимир Давыдов и глава СИЗО «Матросская Тишина», где умер юрист, Фикрет Тагиев. Кроме того, к дисциплинарной ответственности, по словам г-на Реймера, были привлечены заместители г-на Давыдова, в том числе и заместитель по медицине, а также бывшие руководители следственных изоляторов и тюрем и бывшие руководители медицинского управления ФСИН, которые к настоящему времени уже переведены на другие должности.

Впрочем, и эти объяснения со стороны ФСИН выглядели странно. Дело в том, что, как сообщалось ранее, проведенная проверка вроде бы не нашла никакой вины в смерти Сергея Магнитского сотрудников ФСИН, а значит, и г.г. Давыдова и Тагиева. В то же время после проверки не было прекращено и уголовное дело, возбужденное СКП по факту смерти г-на Магнитского.

Сергей Магнитский был арестован около года назад. Вместе с главой фонда Ульямом Браудером его обвинили в уклонении от уплаты налогов на сумму около 500 млн руб. Г-ну Браудеру обвинение было предъявлено заочно, так как он проживает в Лондоне и давно свернул бизнес в России, и Магнитский стал единственным задержанным по этому делу.

Представители фонда называли все претензии следствия в адрес г-на Магнитского и свой «не основанным на фактах». По данным фонда, Магнитский вообще не работал в фонде «ни руководителем, ни бухгалтером», «не подписывал от имени компаний никаких налоговых документов», а устроился в фонд на должность юрисконсульта только в конце 2002 года — преступления, инкриминируемые г-ну Магнитскому, датированы годом ранее. Также в фонде утверждали, что уголовное дело это было сфабриковано для того, чтобы скрыть аферу по хищению из бюджета нескольких миллиардов рублей, которая была проведена некими коррумпированными чиновниками и сотрудниками спецслужб через захваченные рейдерским способом фирмы Hermitage. В Hermitage утверждали, что г-н Магнитский не раз обращался с соответствующими заявлениями в разные инстанции, но в итоге сам оказался за решеткой, причем расследование против него вели и те, на кого он жаловался.

16 ноября Магнитский скончался в СИЗО «Матросская Тишина». Как утверждают адвокаты юриста, он был тяжело болен — по их словам, у него диагностировали панкреонекроз поджелудочной железы и калькулезный холецистит. Однако задержанный, как утверждают адвокаты, не получал медпомощи — ему отказывали не только в лекарствах, но и в обычном осмотре врача. Именно руководство СИЗО адвокаты и называли главными виновниками в смерти их подзащитного.

Впрочем, что же именно стало причиной смерти г-на Магнитского, до сих пор не понятно. В ФСИН заявили, что юрист умер от сердечно-сосудистой недостаточности, и экспертиза не нашла никаких подтверждений предположениям защиты, и теперь, не исключено, адвокаты будут требовать эксгумации тела юриста.

Стоит отметить, что, помимо отставок в ФСИН, смерть г-на Магнитского на прошлой неделе стала поводом и для еще одного скандала. Выступая на одном из совещаний, председатель Мосгорсуда Ольга Егорова заявила, что арест г-на Магнитского был совершенно законен, поскольку тот намеревался скрыться от следствия в Великобритании — пытался забронировать авиабилет, а также оформлял визу. Защита г-на Магнитского в ответ гневно опровергла слова г-жи Егоровой. Как заявили в Hermitage, посольство Великобритании в Москве предоставило официальный ответ, который свидетельствует о прямо противоположном — никаких данных о подаче заявлений на въездную визу или о предоставлении визы в 2008 году у них нет. Кроме того, представители Hermitage отметили, что у г-на Магнитского был загранпаспорт, и потому визу он мог оформлять по определению.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::14.12.09