Юберменш Евсеевич

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


М.Соколов о Хинштейне: "Сливной бачок ощущает себя сверхчеловеком"

1123833033-0.jpg Мужественный журналист А.Е. Хинштейн, не боящийся ни М.М. Касьянова, ни грозной ельцинской «семьи», тем более не боится покойников. Не успели агентства сообщить, что алтайский губернатор М.С. Евдокимов погиб в автокатастрофе, как Хинштейн-герой тут же бесстрашно откомментировал его кончину, указав, что она «облегчит жизнь региона», со смертью губернатора край «начнет жизнь с чистого листа», да и вообще «как губернатор он себя давно изжил». Сколь сильны были управленческие дарования покойного — вопрос отдельный, но нравственно вменяемая личность отличается от урода тем, что не поднимает таких вопросов в день гибели человека, когда еще бедный труп его лежит непогребенный. Какие-то исключения из этой нормы еще возможны при смерти кровавого ублюдка вроде Басаева, но очевидно, что к личности погибшего М.С. Евдокимова данное изъятие из правил не имеет касательства.

К самому герою, как водится, вопросов нет. Моральные качества героя не вызывали сомнений и до смерти М.С. Евдокимова, так удачно и оперативно откомментированной, а если сливной бачок ощущает себя сверхчеловеком, который в своем величии не обязан угождать глупым предрассудкам, предписывающим почтение к смерти,— так бачку даже и необходимо психологически компенсироваться, вживаясь в образ юберменша. Неудобство лишь в том, что, согласно политическим законам и обьиаям, бачок подобен чрезвычайному и полномочному послу, т. е. не имеет собственного мнения, но говорит от имени своего суверена. Когда бы юберменш Александр Евсеевич говорил от себя, то со сверхчеловека какой спрос, но, по согласному мнению граждан, сейчас он оглашает позицию одной из кремлевских партий, а само посмертное слово было размещено на контрпропагандистском интернет-ресурсе, финансируемом администрацией президента РФ,— другого, более нейтрального, места не нашлось. Но тогда пожелание «уймите ваших…» уместно не только для охранения общественной брезгливости, но и для соблюдения интересов самих кремлевских мужей, которых герой-Хинштейн выставляет в невыгодном свете, причем без какой бы то ни было практической к тому надобности. Ведь гибель М.С. Евдокимова— это тот случай, когда не надо было вообще ничего делать и достаточно было всего лишь промолчать. Неспособность контролировать своих молодцов даже в таких очевидных ситуациях не может не удручать.

Возможно, это связано с тем, что в околокремлевских кругах несколько другое предтавление о том, что есть скандал, нежели в грешном и обиходном человечестве [...]

Максим Соколов

Оригинал материала

«Известия»