Южный бакспост Рушайло

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::21.02.00

Южный "бакспост" Рушайло

Алексей Челноков

Converted 10316.jpg[...]Для начала будет нелишним напомнить, что Рушайло – крестный отец РУОПа. В эту специфическую структуру, созданную под его началом в 1993 году, набирали (точнее отдавали) сотрудников из различных силовых ведомств по принципу “бери, боже, что мне негоже”. В силу этого уже вскоре поползли мрачные слухи о методах работы руоповцев. Рассказывали о садистских избиениях подследственных, о причастности к заказным убийствам. Появилась поговорка “круче солнцевских только шаболовские” (на Шаболовке находится центральный аппарат РУОПа). Коррумпированная власть смотрела на “шалости” руоповских “быков” сквозь пальцы, поскольку видела (или хотела видеть) в них альтернативу ненавистному КГБ-ФСК.

На глазах менялся и Рушайло. Вид этого скромного опера с оттопыренными ушами уже не вызывал смех. А костюм (стоимостью в несколько тысяч долларов?) делал его похожим на преуспевающего бизнесмена. В своей “крутизне” Рушайло окончательно укоренился, когда был застрелен Отарик Квантришвили, незадолго до своей гибели осмелившийся публично пригрозить начальнику РУОПа.

Со временем ведомство Рушайло “покрыло” всю территорию страны, организовав межрегиональные управления: Центральное, Северо-Западное, Южное и т.д. “На местах” быстро переняли практику своих столичных коллег. Знакомый арсенал средств: те же сомнительные способы борьбы с криминалом, то же ненавязчивое предложение своих услуг в качестве “крыши”.

Южный РУОП не стал исключением. Широка подконтрольная ему территория – от черноморских нефтяных терминалов до осетинских подпольных винокурен. Столь же обширна и история его “достижений”. Остановимся пока на одном лишь эпизоде.

…30 января 1999 года из речки Понура у хутора Осечки были выловлены два обезглавленных трупа. Отрубленные головы обнаружились поблизости на берегу – с проломленными черепами и выбитыми зубами. По родинкам сумели определить, что мученическую смерть здесь приняли майор милиции Геннадий Долгополов и его родственник.

Более года тянется поиск убийц, порученный одному из отделов Южного РУОПа. В действительности уголовное дело похоронено вместе с останками несчастных жертв, хотя причина гибели Долгополова хорошо известна местному управлению ФСБ.

Дело в том, что покойный майор был секретным осведомителем органов госбезопасности. Незадолго до своей гибели Долгополов составил очередное донесение, в котором достаточно подробно описал, как милицейские структуры и криминальные авторитеты “поделили” между собой доходные предприятия нескольких районов Краснодарского края.

Редакция располагает копией этого донесения:

“Северский район контролируется двумя коррумпированными милицейско-преступными группировками. Станица Северская и поселок Черноморский контролируется РОВД и заместителем начальника отдела по коррупции Южного РУОПа Бойченко. Здесь развернуты заводы по розливу водки.

Северо-восточный район контролируется начальником Афинского ПОМа. Контролирует и обеспечивает прикрытие преступной деятельности заместитель начальника 3 отдела Южного РУОПа П.С. Череп. Под Афинским ПОМом находятся: греческая, адыгейская и армянская преступные группировки, а также члены Всекубанского казачьего войска, выполняющие черновую работу. Основной интерес: водочное производство, реализация водки, контроль над торговыми точками и мелкими предпринимателями”.

В конце своего донесения Долгополов сообщает, что упомянутый офицер РУОПа Череп за короткое время смог приобрести квартиру в центре Краснодара, особняк на улице Брянской и несколько автомобилей…

Увы, Долгополов невольно вмешался в дела высшего руководства Южного РУОПа. Он почти вплотную приблизился к скандальной истории, связанной с хищением 300 тонн спирта со складов комбината пищевых продуктов “Северский”, в которой оказался замешен сам начальник Южного РУОПа генерал-майор В.И. Кучеров.

Канва предшествующих событий была следующей. ОАО “Российский инсулин”, находящийся в Майкопе, использует для производства инсулина большое количество медицинского спирта класса “Экстра”. В 1995 году Минздрав выделил предприятию несколько сотен тонн такого спирта. Завод передал цистерны на ответственное хранение пищевому комбинату “Северский”, где имелись все условия для их хранения и охраны.

В октябре 1996 года на комбинате прошла инвентаризация, которая обнаружила “недостачу” 300 тонн спирта стоимостью в полтора миллиона долларов. Директор комбината В. Кушнир и его заместитель В. Дзыбов так и не смог объяснить, как и куда исчезла “огненная вода”: мимо вооруженной охраны, без оформления в железнодорожной грузовой службе, незаметно для окружающих.

Следствие по этому дело было поручено… начальнику отдела по борьбе с экономическими преступлениями Южного РУОПа подполковнику милиции Бойченко.

О подробностях этого преступления стало известно из агентурных донесений в Управление собственной безопасности МВД.

“Руководитель КПП “Северский” выделил начальнику Южного РУОПа Кучерову В.И. для производства алкогольной продукции 80 тонн спирта (стоимостью в 1 млрд. 600 млн. руб.) 60 тонн спирта по подложным документам вывез предприниматель Мелконян В.В. из г.Сочи. Узнав о хищении части спирта руководитель “Инсулина” Анистратенко Н.Ю. через судебные инстанции возбудил иск и совместно судебными исполнителями прибыл на данное предприятие, где были остановлены сотрудниками ЮРУБОП, которые отказались впустить их на территорию Северского пищекомбината. Впоследствии Кучеров В.И. через своего заместителя Верховинского А.Ю. и начальников отделов Черепа П.С. и Бойченко И.А. оказал содействие Дзыбову В. в вывозе остального спирта в количестве 200 тонн из ст. Северской. При этом Анистратенко было заявлено, что спирт похищен и искать его бесполезно”.

Чтобы остудить праведный гнев Анистратенко, люди Кучерова применили свой “испытанный прием” - нашли в его доме оружие. Сейчас директор “Российского инсулина” находится в тюрьме. Условиями для его освобождения назвалось списание похищенного спирта и выплату полумиллиона долларов “компенсации”.

Теперь процитируем справку спецслужб, касающуюся нашего главного фигуранта:

“Начальник Южного РУБОП при ГУБОП МВД РФ Кучеров В.И. поддерживает связи с рядом лидеров криминальных структур Адыгеи и Краснодарского края Баста Гисой (кличка “Волоскевич”), Туркавом Щ.Д. (кличка “Голова”), Богусом А.А. (кличка “Мазай”), Шеудженом А'''''.

По имеющимся достоверным данным, в 1994 году Шеуджен приобрел 3 квартиры в Краснодаре и 2 автомашины иностранного производства якобы для Кучерова В.И.”

А вот и главный эпизод, возможно, свидетельствующий о неформальных до приятности отношений между начальников Южного РУОПа и министром Рушайло:

“В 1998 г. Усоян Х. (вор в законе по кличке “дед Хасан”, житель Москвы) через одного из криминальных авторитетов по кличке “Армен Каневский” (вор в законе, представитель Усояна в Краснодарском крае) передал крупную сумму денег К. для прикрытия преступной деятельности последнего. Из полученных средств К. были передано 200 тысяч долларов США одному из заместителей министра внутренних дел ”.

Теперь становится абсолютно очевидным, что Южный РУОП способен выполнить любой приказ министра Рушайло, каким бы он не был?

[...]