Южный : Последний демократ. Батдыев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Символ веры

Как это не было бы ни печально (и даже, на первый взгляд, ни пародоксально), но вот такие люди, как Батдыев, еще при жизни становятся последними символами российской демократии. Это потому, что к руководству родной по крови республикой он сам пришел с использованием просто классических предвыборных технологий. И пресловутый административный ресурс против них оказался бессилен.

Не потому ли Кремль и отменяет прямые народные выборы глав регионов? Конечно, руководителю Центрального банка КЧР помогли выиграть еще и деньги. Но никто и не утверждает, что демократия - вещь совершенная! Только, как уже было сказано в истории, до лучшей формы управления государством земное человечество еще не додумалось.

Выборы главы КЧР в августе 2003 года носили принципиальный характер. Вариант для жителей республики был такой: оставить у власти "генерала-сапога" (того же экс-главкома Сухопутных войск ВС РФ Владимира Семенова) или заменить его на "человека, умеющего считать деньги" (того же Мустафу Батдыева).

Батдыев, напомним, опередил Семенова, набрав более 48 % голосов. "Избиратели, наученные горьким опытом, уже мало верят популистским заявления. Большая часть населения решительно предпочитает людей дела", - так объяснял он причину своей победы. Как "человек дела" Батдыев выгодно отличался на фоне ленивого, уверовавшего в спасительную силу административного ресурса Семенова. Кандидат Батдыев динамично передвигался по аулам, встречался с жителями, его соратники расклеивали агитационные плакаты и листовки, придумывали хитрые пиаровские ходы. Семенов же сидел в своей резиденции и мысленно уже готовился к инаугурации. Но Штольц, как это обычно бывает, без труда обошел Обломова.

Сталинград после битвы

Республика, которую "наследовал" Батдыев представляла из себя Сталинград после одноименной битвы. Один только уровень дотаций превышал 95 процентов. Это значило, что из каждых ста рублей, которая КЧР тратила на свои нужды, 95 рублей она получала из федерального бюджета. Практически жили на подачках.

Сельское хозяйство, в котором было занято половина населения, билось в агонии: знаменитая карачаевская овца заметно похудела и стала терять шерсть, жеребцы карачаевской породы перестали давать потомство. Производстводствнные мощности были загружены лишь на 20-40 процентов: пролетарии маргинализирвались и уходили в криминал. Безработица в республике зашкалила за все мыслимые пределы, специалисты в разных областях просто разбегались по соседним территориям.

По поводу "утечки мозгов" из республики там даже горько шутят: почти все правительство соседнего Ставропольского края составляют выходцы из КЧР. "Нам жизненно необходимы грамотные рыночные реформы, - говорил тогда Батдыев. - Но разве их могут проводить деятели, не имеющие поятия о современной экономике!"

И еще - проблема: распространие такой идеологиеской заразы, как ваххабизм, популярность которого возросла с переселением в республику большого количества беженцев из Чечни. Проблем - куча, но вот Батдыев - один.

Дети разных народов

Способность "считать деньги" и преверженность к рыночной экономике - не единственное, почему жители КЧР сделал выбор в пользу Батдыева. Не менее важным качеством, оцененным многоциональным народом республики, стал воспитанный еще с детства интернационализм Батдыева. После смерти отца (в 1963 году) Мустафе Батдыеву пришлось учиться в школе-интернате в Черкеске, где учились представители всех национальностей, населяющих респуьлику.

Не случайно, его кандидатуру на президентских выборах поддержали семь самых крупных национальных объединений КЧР - русские, карачаевцы, черкесы, абазины, ногайцы, осетины и греки. Объединение национальных движений республики Батдыев тогда назвал "событием исключительной важности": "Я был кандидатом от всех народов". И только поэтому последние президентские выборы в КЧР прошли почти по-европейски, почти без инцидентов.

Были, правда, попытки покушений на сторонников главных кандидатов, но "столкновениями на национальной почве" это никак не назовешь. А в мае 1999 года, как мы помним, борьба между карачаевцем Владимиром Семеновым и черкесом Станиславом Деревым чуть ли не привела к гражданской войне.

Кроме того, кандидатура Батдыева была тогда поддержана 13-тью республиканскими политическими партиями - от демократов "Яблока" и СПС до авторитаристов ЛДПР. "Нас старательно стравливали, но мы умели осознать, что мы - единый народ", - говорит об это Батдыев. Сам Мустафа Азрет-Алиевич говорит, что причисляет себя к центристам, но "с правым, правильным", как он говорит, мышлением".

Национальный вопрос в КЧР - особенно деликатный (как, впрочем, и во всех республиках Кавказа). Во время Великой Отечественной крестьянкую семью Батдыевых как и другие карачаевские семьи депортировали из республики. Вернулись на родную землю они лишь в 1963 году. И совершенно не случайно в 1990 году Батдыев возглавил государственную правительственную комисию по реабилитации карачаевского народа. В том, что правительство приняло постановление "О мерах по реабилитации карачаевского народа и социально-экономической поддержке Карачаево-Черкесской Республики", была и немалая заслуха лично Батдыева. В результате единовременные пособия получили 36,5 тысячей жителей республики, а компенсации по утере имущества - более 2 тысяч карачавцев.

Хорошая компания

В начале своей сознательной жизни полезно попасть в хорошую компанию. Сокурсниками Батдыева в МГУ были такие известные в последствии экономисты и политики, как Александр Жуков, Сергей Глазьев, Александр Шохин, Алексей Улюкаев.

Ну и как же без Анатолия Борисовича! Свою избирательную компанию в КЧР Батдыев начал практически с нулевого рейтинга. Но именно дружба с Чубайсом, как рассказывал сам Батдыев, сыграла ему на пользу. Его противники на выборах по всей республике распространили компромитирующую, на их взгляд, листовку, где он на фотографии изображен рядом с "любимым народом" Чубайсом.

"Это была их ошибка, - вспоминает потом Батдыев. - В результате за первые две недели меня узнавали 9 из 10 человек. А на мои встечи собиралось значительно больше людей, чем на встречах всех оппонентов, вместе взятых". Сам по себе Чубайс, по выражению Батдыева, - "глыба". Хотя любит подчеркивать: "Мои особые отношения с Анатолием Борисовичем несколько преувеличены" и добавляет - "к сожалению".

Республика задолжала главному электрику страны деньги за электроэнергию. Но Батдыев - убежднный рыночник: за каждый товар нужно платить; личные отношения с Чубайсом, как он уверен, "не должны стать исключением для Карачаево-Черкесии".

Противники главы КЧР до сих пор называют его "карачаевским Чубайсом". Но бывший глава Госкомимущества республики Батдыев убежден, что приватизация спасла Караево-Черкесию: "На предприятиях от имени государства правил бал чиновник и он добил все это... не без личного интереса". С приходом к власти такого человека, как Батдыев (и это - факт!) пошли инвеститиции в нищую республику. А первое, что он сделал, заняв президенский кабинет, это - выполнил свое предвыборное обязательство - и повысил детские пособия до 500 рублей. Батдыев, как уважительно говорят хорошо знающие его люди, "за базар всегда отвечает".

Испытание на прочность

Последнее ЧП с захватом здания правительства - второе после выборов испытание на прочность главы КЧР. В трагической криминальной истории (растреляны семь жителей республики) подозревается зять Батдыева Али Каитов. Родственники погибших, понятно, потребовали крови того, до кого кого легче было дотянуться - до тестя предполагаемого убийцы.

У Али Каитова, мягко говоря, действительно репутация не самого законопослушного жителя КЧР (его вообще числят в "отморозках"). Однако, по "обычаям гор", отец, если и отвечат, то - за сына, воспитанием которого непосредственно занимался. А зять, пусть и не хороший человек, - но он, как бы сбоку припека. "Мы редко встречались, он живет отдельно", - говорит Батдыев. Дочь Батдыева, кстати, получила официальный развод с арестованным по подозрению в убийстве мужем.

Глава КЧР признает, что в республике за последние пять лет было убито более 200 молодых людей, а более 500 человек - пропало без вести. Но стоит учитывать, что темпераментный Кавказ - не Эстония. Передергивать затворы без особой нужды и похищать людей там - что-то вроде национальной традиции.

Будь на месте демократично избранного главы КЧР дисциплинированный ставленник президента России с членским партийным билетом "Единой России", переломить ситуацию удалось бы вряд ли. "