Южный : Правоохранительный спирт. Шкребец

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"22 декабря 1996 года в Северском районе Краснодарского края избрали нового главу местного самоуправления и депутата в райсовет от Ильского избирательного округа Владимира Перебейноса. Буквально через два дня к нему на стол легли бумаги, касающиеся деятельности комплекса пищевых предприятий «Северский».
В 1995 году Минздрав выделяет Майкопскому ОАО «Российский инсулин» около 500 тонн медицинского спирта класса «Экстра» для производства инсулина. Майкопская фармакологическая компания в свою очередь передаёт спирт на хранение имеющему всю необходимую для этого техническую базу КПП «Северский». Осенью 1996 года на комбинате проходит инвентаризация и обнаруживается пропажа 329 тонн спирта на полтора миллиона долларов. Только через три года Владимир Перебейнос получит документы, подтверждающие, что ещё до проведённой инвентаризации, прокурор Северского района Вячеслав Плетнёв якобы конфисковал у КПП «Северский» 80 тонн спирта, который по указанию прокурора Краснодарского края Анатолия Шкребец использовали для производства водки. Вырученные деньги были, по объяснениям прокуратуры, пущены на ремонт здания прокуратуры, закупку оргтехники. Ещё до избрания Перебейноса прокуратура Ставропольского края по указанию Генеральной прокуратуры РФ расследовала уголовное дело по факту укрытия работниками Северской прокуратурой от направления в суд 220 уголовных дел. Руководил прокуратурой Плетнёв, осудили его заместителя Ольгу Воловик, а прокурор получил новое звание - полковника. Стало известно, что у КПП «Северский» к 1 января 1997 года было исполнительных листов примерно на 10 миллиардов неденоминированных рублей, кроме того ещё семь с половиной миллиардов долга по кредитам, взятым под гарантии районного бюджета, данные прежним главой администрации Северского района Петром Дегтярёвым, не смотря на то, что АОЗТ КПП «Северский» не входил в список предприятий, кому полагались сельскохозяйственные кредиты.
Дабы не платить по счетам руководитель, КПП «Северский» Валентин Кушнир реструктуировал предприятие, разделив его на 5 вроде бы независимых компаний. Операция была проведена без реальной оценки стоимости активов компании, стоимости акций и с множеством других нарушений закона. После чего на АОЗТ КПП «Северский» остались все долги, то есть около 30 миллиардов рублей (это неуплаченные налоги, исполнительные листы судов, задолженность по электроэнергии, газу и т.д.), а предприятие, недавно стоившее более 50 миллиардов, после незаконной операции по выводу активов стало стоить около 5 миллиардов, то есть общая сумма задолженности в шесть раз превосходила собственно говоря стоимость разворованного КПП «Северский». Кредит в сумме 7,5 млрд. рублей на origindate::01.01.1997 года выданный под гарантию бюджета района, подписанный бывшим главой администрации района Петром Дегтяревым, теперь должна была оплатить вновь избранная власть. В результате мошенничества со стороны бывшего руководства района и руководителей КПП «Северский» платить их долги должны были учителя, врачи, пенсионеры со своих скудных зарплат. Кушнир же вскоре после «реформирования» компании формально покинул пост директора, став главным учредителем вновь созданных компаний и новым владельцем краденного имущества у государства и акционеров. Валентин Кушнир становится крупным государственным чиновником - председателем краевого комитета по контролю за оборотом алкогольной продукции в Краснодарском крае, продолжая активно вмешиваться в деятельность вновь созданных предприятий.
Узнав о махинациях на КПП «Северское» Владимир Перебейнос добивается возбуждения уголовных дела по факту мошенничества и превышения служебных полномочий бывшим главой администрации района Дегтярёвым и бывшими руководителями КПП «Северский». Уголовное дело о пропаже 329 тонн спирта завели сразу после инвентаризации КПП, ещё до избрания Перебейноса, однако не дали ему хода. Это уголовное дело до сих пор не расследовано. Дело же о мошенничестве длилось полгода, а в сентябре 1997 г его прекратила милиция по указанию прокуратуры района. Кстати, пост руководителя АОЗТ КПП «Северский» после ухода Кушнира, занял двоюродный брат начальника криминальной милиции района Николая Синельникова - Олег Синельников. Все спиртовые дела – по КПП «Азовский», подпольному цеху по незаконному разливу алкогольной продукции и другие, до сих пор не расследованы и в суд не направлены. Контроль за расследованием всех этих дел, связанных с незаконным оборотом алкогольной продукции, осуществляли зам. прокурора района Попандопуло, прокуроры района Плетнёв и Бабаев, а также прокурор края Шкребец.
Примерно в это же время, занимаясь делом КПП «Северский», Перебейнос узнаёт о готовящемся на него покушении. 1 июня 1997 года краевая прокуратура возбуждает уголовное дело по факту подготовки покушения на жизнь главы местного самоуправления. Организатором оказался председатель Северского сельпо Черкасов, ранее занимавшийся продажей водки, изготовленной, возможно, из того самого исчезнувшего спирта. Он нанял примерно за 20 тысяч долларов Михаила Терзиди, и Михаила Алиева, бывшего сотрудника правоохранительных органов. Покушение не состоялось. Следствие шло до мая 1999 г., и после отъезда бригады Генеральной прокураторы было незаконно прекращено. К примеру, Алиев так до сих пор и не допрошен.
Прокурор Северского района Плетнёв дал 17 июня 1997 года краевой газете «Кубань сегодня» интервью в котором комментировал дело о покушении на Перебейноса. «Заказное убийство – крайняя мера устранения, поскольку наиболее дорогостоящая и опасная. В случае раскрытия преступления его исполнителям грозит высшая мера наказания. Поэтому существуют другие, хорошо известные меры – подкуп, шантаж, а в случае с политическими деятелями – дискредитация в глазах общественности, жалобы, судебные разбирательства, распространение слухов и полу достоверной информации, использование политической оппозиции». Эта цитата – своеобразный сценарий того, что будет происходить с Владимиром Перебейносом в дальнейшем.
С началом следствия по подготовке покушения, начинается судебная тяжба по иску одного из активистов ЛДПР по признанию недействительными выборов главы самоуправления и депутатов райсовета. В июле 1997 года краевой суд признаёт выборы недействительными. Однако в августе Верховный Суд РФ отменяет незаконные решения Краснодарского краевого суда и признаёт выборы законными.
В апреле 1998 года у Владимира Перебейноса состоялся любопытный разговор с прокурором района Плетнёвым. Последний предложил Перебейносу подписать документы по продаже центрального рынка станицы Северской своим краснодарским друзьям, которые были готовы заплатить за это миллиард рублей, по 330 миллионов Плетнёву, Перебейносу и директору рынка. Плетнёву получить согласие не удалось. Перебейнос сообщил о своём разговоре прокурору края Анатолию Шкребец, когда-то давшему Плетнёву поручение реализовать водку, изготовленную из 80 тонн похищенного спирта, и губернатору края Кондратенко. Плетнёв после этого будет уволен из органов прокуратуры переводом на должность руководителя судебного департамента Краснодарского краевого суда. И с августа 1998 года он получает возможность решать кадровые вопросы, связанные с назначением судей в крае, финансированием судов и т.д. Его место занял новый прокурор Игорь Бабаев, который стал работать в том же стиле, что и предыдущий прокурор под руководством Анатолия Шкребец.
С осени 1998 года глава самоуправления неоднократно обращается в государственные органы власти края с просьбой помочь разобраться в деятельности органов прокуратуры по волоките и нерасследованию многих уголовных дел, а также обращается в Комитет по безопасности Государственной Думы. Депутаты в свою очередь обратились с запросом в Генеральную прокуратуру, которая в апреле 1999 года отправила в Северский район бригаду, состоящую из работников Генеральной прокуратуры и выявившую массу серьезных нарушений законодательства в работе Северской районной прокуратуры и Северского РУВД. К примеру, было установлено, что местная прокуратура незаконно прекращает, уклоняется от возбуждения уголовных дел по растрате и нецелевому использованию муниципальных и государственных средств, имущества, неуплате акцизных сборов и налогов, убийствам и изнасилованиям или же затягивает рассмотрение уже расследованных уголовных дел в суде. Например, работающий в подчинении Плетнёва и его близкий друг Владимир Васильев, бывший сотрудник судебного департамента Краснодарского краевого суда, обвинялся в хищении государственных средств на суму более двух с половиной миллиардов неденоминированных рублей, превышении служебных полномочий в бытность свою директором государственного ЭМП НПО «Табак». Его дело после следствия было направленно в Северский суд, а суд в свою очередь отправил его на доследование. Районная прокуратура вынесла частный протест на определение судьи о направлении дела на доследование. Протест этот рассматривался в краевом суде, где некогда и работал Васильев, более полугода. В итоге протест был удовлетворён. Однако уголовное дело Северским судом так и не рассмотрено, постановление президиума Краснодарского краевого суда не исполнено, а вновь назначенный судья Кобзев опять направил его на доследование, где оно и было прекращено по указанию заместителя прокурора Северского района Попандопуло. По его же указанию были прекращены уголовные дела по факту хищения и нецелового использования денежных средств на сумму 2,5 млрд рублей главврачом районной больницы Федоровыми его подчиненными. В 2000 году Федоров вновь совершил растрату и нецелевое использование бюджетных средств на сумму более 2 млн рублей, и до сих пор по вине заместителя прокурора Попандопуло и прокурора Бабаева он не привлечен к уголовной ответственности.
Кстати, практически все дела, о хищении масла на Северском маслозаводе, по присвоению имущества и незаконной предпринимательской деятельности (незаконной торговли водкой) руководителей Ильского ПОСПО, а также уголовные дела Чолакиди, Бешкок, Цемберг, Хатхе, Совозу, Цекаренко, Синиониди, Мартыщенко были прекращены Попандопуло с согласия его руководителя Плетнёва, а потом и Бабаева. Дело же по мошенническим действиям руководителей КПП «Северский» было просто укрыто от проверяющей бригады Генеральной прокуратуры. В итоге Генеральная прокуратура отправила на дополнительное расследование все ранее незаконно прекращённые дела. Вскоре после отъезда комиссии, Попандопуло все эти дела снова закрывает. Одним из таких было дело шестнадцатилетней сироты Ани Зинкевич, изнасилованной в августе 1997 года шестью насильниками на глазах у своих одноклассниц. Примерно через месяц после изнасилования прокуратура прекращает уголовное дело с формулировкой за отсутствием в действиях насильников Ани состава преступления. Так же в 1998 году в Северском районе начинают пропадать молодые девушки, тела некоторых из них нашли, все девушки перед смертью были изнасилованы. Девушки пропадают до сих пор. Все эти дела курирует Попандопуло…

После уже упомянутого разговора Перебейноса с Плетнёвым о продаже рынка и ещё до обращения главы местного самоуправления в Госдуму и Генеральную прокуратуру, Владимир Перебейнос публикует в местной газете статью «Мафия не бессмертна», в которой рассказывает о деятельности местных правоохранительных органов. Всё перечисленные в статье нарушение были подтверждены проверяющей бригадой Генеральной прокуратуры. Сразу после выхода статьи прокурор края Шкребец начинает преследовать и возбуждает против Перебейноса административное, гражданские и уголовные дела. Всего же было на него заведено около 30 гражданских, административных и уголовных дел - 10 из них сейчас находятся на рассмотрении в Верховном суде. Как только Перебейнос пытался обратиться в органы государственной законодательной и исполнительной власти в крае или России, сразу же появляется очередное дело против него. Обращение в Госдуму и Генеральную прокуратуру и последующие проверки деятельности местных правоохранительных органов стоили Перебейносу кресла главы местного самоуправления, свободы, а самое главное – здоровья.

В ноябре 1998 года Северская прокуратура по инициативе следователя Курдакова возбуждает уголовное дело по факту хищения денежных средств у ОАО «Лукойл-Кубань», но уже через полгода Генеральная прокуратура дело это прекращает как незаконно возбужденное, однако уже на следующий день, 21 мая, из прекращённого дела выделяют отдельный эпизод по неисполнению решения арбитражного суда и начинают проводить новое расследование.
Дело в том, что Владимир Перебейнос был одним из учредителей ТОО «Аванти». Его доля в нём составляла 50%. Один из учредителей ТОО, подделав документы о купле-продажи доли Перебейноса в предприятии, подаёт документы в арбитражный суд о перерегистрации устава фирмы. Кстати, управление долями ТОО и всем имуществом было согласно закону сразу после избрания Перебейноса на пост главы местного самоуправления передано в управление физическим лицам. В суде доводы Владимира Перебейноса, как представителя администрации района, а не собственника, о том, что документы о продаже своей доли он не подписывал и что отсутствует подлинник договора, а есть лишь его ксерокопия, не принял во внимание и обязал Перебейноса поризвести государственную регистрацию устава ТОО «Аванти». Также судью не смутил то факт, что он рассматривает дело, не относящееся к юрисдикции арбитража. Подобные дела должны рассматриваться в судах общей юрисдикции. Перебейнос устав не зарегистрировал, т.к. не были представлены руководителями ТОО «Аванти» подлинные документы. К тому же 315 статья УК РФ, по которой обвиняли Владимира, применяется только к определённому кругу должностных лиц, глава самоуправления не является субъектом этих преступлений в соответствии с Федеральными законами, уголовным и уголовно-процессуальным законодательством России. В связи с чем, следователь прокуратуры Краснодарского края Сердюк уголовное дело прекращает, за что был уволен из органов прокуратуры края.
Первого октября 1999 года Перебейнос регистрируется кандидатом в депутаты Государственной думы. Однако, по инициативе прокуратуры края, окружная избирательная комиссия снимает Перебейноса с предвыборной кампании, за якобы неуказанный земельный участок, который кстати был записан на дочь Владимира, а также за угнанную еще в 1996 году автомашину. Восстановиться на посту кандидата Перебейносу удалось за несколько дней до выборов, после того как его дело было рассмотрено Центральной Избирательной комиссией РФ.
Однако на выборах он не победил и уже спустя несколько месяцев Владимир участвует в предвыборной компании Путина, став руководителем отделения «Единства» в Северском районе. Кстати, то что в красном регионе на выборах в Госдуму победило «Единство» стало настоящим шоком для руководства края и лично Кондратенко, а то, что районное движение «Единство» возглавил лично Перебейнос уже представляло опасность. Москва могла начать обращать более пристальное внимание на работу местных органов власти, в том числе и на прокуратуру.
Зная об антипатии Кондратенко к движению «Единство», 24 января 2000 года, Владимир всё же обратился к губернатору Кондратенко с письмом, в котором рассказал, о преследовании, открытых угрозах, незаконным возбуждением уголовных дел работниками прокуратуры за то, что он в течение трёх лет поднимает вопросы о незаконной приватизации КПП «Северский», его раздела и др., а также, не смотря на заключения и предписания федеральной комиссии по ценным бумагам РФ, направленным прокуратуре Краснодарского края, обращений Законодательного собрания края, проверки контрольно-аналитического управления края, свидетельствующих о нарушении закона, ущемлении прав акционеров при реструктуризации КПП. В районе прошло наводнение, пострадали многие жители района, сельхоз предприятия, а деньги в сумме более 2 млн рублей, выделенные району МЧС и Минфином, по указанию председателя правительства края направлены на погашение долгов КПП «Северский». Кондратенко согласился с доводами Владимира по поводу преследования его прокуратурой края, в частности прокурором края Шкребец и его заместителем, и посоветовал поехать в Москву лично к Владимиру Устинову. Кстати сам Генеральный прокурор начинал в Краснодарской краевой прокуратуре под руководством Шкребца и считает его своим учителем. Возможно, именно по этому Анатолий Шкребец – единственный в России прокурор, вот уже пять лет продолжающий исполнять свои обязанности после достижения им пенсионного возраста. К Генпрокурору Перебейнос на приём не попал. Он обратился к председателю Комитета по безопасности Госдумы Александру Гурову и предоставил ему все необходимые документы, свидетельствующие о нарушениях законности в Северском районе, допущенных работниками правоохранительных органов. В комитете Владимир узнал, что часть похищенного спирта в количестве 80 тонн было якобы конфисковано прокуратурой Северского района и по указанию руководителей прокуратуры Краснодарского края Шкребец, Басацкого и Курганского и был пущен на производство водки, а полученные от реализации водки деньги в сумме около 7 млрд рублей были направлены на нужды прокуратуры района и края. Он узнал это из письма Генпрокуратуры в Думу: «…Из сообщения прокуратуры края следует, что деньги, вырученные от продажи изготовленной из конфискованного спирта водки, перечислялись на счет фонда «Правопорядок» только безналичным путем. Аналогичным образом они расходовались на ремонт здания прокуратуры края, приобретение оргтехники и другие цели.» С этим письмом в начале марта 2000 г. Перебейнос пошёл в Генпрокуратуру, где ему сказали, что вскоре в Краснодарский край выедет бригада и будет наконец-то разбираться с делом о пропажи 329 тонн спирта.
В это же время наше агентство публикует материал об убийствах и криминальных разборках внутри правоохранительных органов как раз вокруг «северского» спирта. Местный майор милиции Геннадий Долгополов узнал правду о махинациях со спиртом и вскоре обезглавленное тело Геннадия и его родственника были выловлены из реки. Головы нашли на берегу. Это было в начале марта.
Вскоре в Северский район приезжают сотрудники МВД в связи с публикацией этой статьи и просят Перебейноса представить все имеющиеся материалы. 22 марта 2000 года Перебейнос передает начальнику Южного РУОПа генерал-майору Кучерову все документы связанные с «северским» спиртом. В тот же день следователь Следственного Комитета МВД Анатолий Радченко выносит Постановление о применении в отношении подозреваемого меры пресечения – заключение под стражу. Оказывается, 1 февраля по инициативе начальника криминальной милиции Синельникова и прокурора края Шкребца было сфабриковано новое уголовное дело по ТОО «Аванти» все по той же статье 315 УК РФ, уже в третий раз.
26 марта 2000 года состоялись выборы президента, однако Владимира не трогали, пока он участвовал в предвыборной кампании. Через день после выборов постановление об аресте подписывает прокурор Краснодарского края Шкребец. 28 марта Перебейноса пытаются арестовать. Когда вечером 28 марта к Перебейносу пришли сотрудники РУОП, у него случился инсульт. Больного сахарным диабетом Владимира в состоянии комы привозят в Северскую центральную районную больницу. Той же ночью в состоянии клинической смерти его перевозят уже в Краснодар. На следующий день 29 марта в отделение реанимации краевой больницы к Перебейносу приходят следователи, однако врачи не допускают их к больному. Следователи и работники РУОПа дожидаются , когда уйдут врачи, врываются в палату к Владимиру, переворачивают его кровать. Падая, Перебейнос сильно ударяется головой, получает сотрясение мозга и левосторонний паралич всего тела. После этого Владимира выволокли на улицу и повезли в Краснодарский СИЗО. Однако там Перебейноса отказались принимать, так как истёк срок санкции прокурора на арест. Пока следователи решали проблемы с помещением Перебейноса под стражу, Владимир в течение 7 часов босиком, в больничной пижаме находился во дворе СИЗО. И только 30 марта в 2 часа ночи был помещен в больничную камеру Краснодарского СИЗО, где Владимир провёл две недели. За время нахождения в тюремной больнице его никто ни разу не допросил, а 17 апреля в связи с отсутствием необходимых медикаментов, оборудования, а также врачей, Владимира переводят в республиканскую больницу для осужденных в зоне строгого режима №6 в Адыгее. В Адыгее Перебейноса незаконно продержали до первого июля. В зоне №6 Перебейнос узнаёт, что к инкриминируемой ему 315 статье (неисполнение судебного решения) добавили 169 ч.2 (воспрепятствование предпринимательской деятельности) и 285 ч.2 (злоупотребление служебным положением), которые были возбуждены уже после ареста Владимира. Причём следствие по последней статье имеет право вести только следователи прокуратуры, а вел следствие следователь МВД. Более того, следователь заведомо неправильно, в нарушении части 3 ст. 17 УК РФ, определяющей, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме, его действия квалифицируются по общей и специальным нормам. Сделано это заведомо незаконно, поскольку по специальным нормам – ст. 169 ч.2 и 315 УК РФ истек срок давности и Перебейноса не только нельзя было арестовывать, но он и не мог быть предан суду по этим статьям ввиду того, что установленный ст. 78 ч.1 п.»а» срок давности уже истек. По общей же норме, предусматривающей более строгое наказание, Перебейнос привлечен незаконно, только для того чтобы создать видимую законность его ареста. То есть с самого начала прокуратура не имела право возбуждать дела по ТОО «Аванти».
Из зоны строгого режима Перебейноса опять переводят в Краснодарский СИЗО. Всё время, начиная со своего ареста, здоровьем Владимира никто особо не занимался, оставаться в живых ему помогала жена, передавая необходимые лекарства. 27 июля Верховный суд РФ опротестовывает решение об аресте Перебейноса и только 31 августа краевой суд признаёт, что Владимир незаконно содержится под стражей. 9 августа уже бывшего главу Северского района переводят в изолятор временного содержания Северского РОВД, где у него случился гипертонический криз. На все просьбы об оказании медицинской помощи ему отказывали. В связи с тем, что он болел тяжелой формой сахарного диабета, у него началась гангрена ног. Несмотря на протест Верховного суда, который был удовлетворен, Перебейноса продолжают содержать под стражей, пытаясь его осудить, чтобы как-то узаконить незаконную санкцию краевого прокурора Шкребца об его аресте, а также незаконные решения и определения судей Октябрьского суда г. Краснодара и краевого суда. Перебейноса просто не могли доставить в суд по состоянию здоровья. В это время жена Владимира обращается в Думу к Борису Грызлову с просьбой в мешаться в судьбу мужа, Грызлов же пишет полпреду президента в Южном федеральном округе. После чего краевой суд даёт указание Северскому суду освободить Перебейноса. 20 сентября Владимир выходит под подписку о невыезде. За все полгода содержания под стражей Перебейноса ни разу не допрашивали, ему не предъявили обвинения, более того, по состоянию здоровья он не смог ознакомиться с материалами уголовного дела. Однако, не смотря на это судья Владимир Кобзев в нарушение закона, не рассмотрев ходатайств защиты и Перебейноса о нарушении законодательства при расследовании уголовного дела и направление его на дополнительное расследование, единолично назначил заседание суда. Позже он возьмёт самоотвод и дело будет передано председателю Северского суда Владимиру Неказакову. Таким образом Перебейнос был незаконно предан суду. На следующий день после освобождения, 21 сентября, он ложится в краевую больницу. За полгода, проведённых под стражей, у Владимира было несколько инсультов, он стал инвалидом второй группы, лишен возможности трудиться. Через месяц Перебейноса выписывают, и до декабря он продолжает амбулаторное лечение. В конце декабря Владимир снова попадает в больницу с инсультом и лежит уже до февраля 2001 года. С февраля по май проводится судмед экспертиза, которая должна установить, может Перебейнос является на заседания суда или нет. Заключение экспертизы: Перебейносу противопоказаны физические и психоэмоциональные нагрузки, способные привести к тяжёлым последствиям для здоровья. В это время адвокаты Перебейноса направляют жалобы в различные инстанции с требованием вмешаться и прекратить правовой беспредел. Однако у председателя северского суда Неказакова появляется ещё одно, своё, заключение экспертизы, по которому Перебейнос вполне мог являться на заседания суда в сопровождении врачей. В мае у Владимира ещё один инсульт и он опять попадает в краевую больницу где к нему милиция выставляет охрану. 18 мая охрану снимают. Вскоре Владимир выходит из больницы, но не надолго. В июне Перебейноса опять забирает скорая и увозит в Краснодар, где за ним периодически приезжают приставы, дабы отвести в суд. В конце июня у Владимира обнаруживают язву и дают перерыв, отпускают на несколько дней из больницы домой перед переводом в другое отделение. Вскоре Перебейноса экстренно госпитализируют в Новороссийскую больницу с кровоточащей язвой и кладут в хирургическое отделение, а в середине июля в больнице он узнаёт о смене меры пресечения. Подписка о невыезде заменена на арест. 19 июля Владимира объявляют в розыск. Тогда же от знакомого ему становится известно, что попади он за решётку, живым не выйдет, пошли открытые угрозы убийства непосредственно от работников прокуратуры. Перебейнос уезжает из Краснодарского края. 10 сентября его объявляют в федеральный розыск.
Сейчас Владимир Перебейнос вне закона. Любой его контакт с правоохранительными органами по идее должен закончится арестом. О том, чем для него обернётся арест, мы уже говорили. На протяжении шести лет Перебейнос пытался добиться от Генпрокуратуры и властей принятия мер к прокуратуре Северской и меры принимались. Вячеслав Плетнёв с должности прокурора Северского района сначала был переведён руководителем судебного департамента при Краснодарском краевом суде, позднее был назначен руководителем отдела судебного департамента Южного федерального округа. Попандопуло из помощника стал заместителем прокурора района. Следователь Северской прокуратуры Курдаков, возбудивший дело по «Лукойл-Кубань», ТОО «Авванти» переведён старшим следователем в прокуратуру Краснодарского края, потом по инициативе Плетнёва стал судьёй краевого суда. Судья Северского суда Кобзев тоже получил место в краевом суде. Получили повышение другие сотрудники правоохранительных органов, принимавшие участие в судьбе Перебейноса.

P.S. Все изложенные в материале факты имеют под собой документальное подтверждение. Просим Верховный суд РФ, Генеральную прокуратуру, ФСБ, МВД, Комитет по безопасности Государственной Думы РФ и Александра Гурова обратить внимание на материал и дать официальный комментарий.

Обсудите материал в форуме"