Юля в "Теме"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

© ИА "Мосмонитор", 14.10.2015

Юля в "Теме" Карточные домики Юлии Коган Александр Трушков

Многие москвичи помнят щиты перед некоторыми крупными столичными стройками «Строительство ведет НПП Тема». На счету этой компании, весьма заметного игрока девелоперского рынка, построившей свыше пяти десятков многоэтажных домов, наиболее значимые в районах Выхино, Даниловском, Кузьминках, Марьино, Нижегородском, Новогиреево, Орехово-Борисово, Орехово, Тёплом Стане, Царицыно, Отрадном, Хорошево-Мневниках, Северном Тушино.

Но то были славные дела давно минувших дней. Дней, когда компанией ЗАО «НПП «Тема» владели и управляли Аркадий Райхман и Иосиф Рахман, племянник и дядя, люди уважаемые и деятельные. Но в марте 2010 года умирает Аркадий Райхман, а немолодой и уже достаточно тяжело больной Иосиф Рахман полностью попадает под влияние своей дочери Юлии (Рахман) Коган, дарит ей свою долю в компании и фактически передает ей оперативное управление бизнесом.

И вот тут-то и начинается самое интересное. Нет, не для бизнеса, разумеется. Дети, как известно, нередко не наследуют сильных качеств своих родителей. Юлия Коган не стала исключением и в строительный бизнес ничего полезного не привнесла, зато открыла в себе совершенно другие способности и успешно применила их.

В 2011 году менеджерская команда ЗАО «НПП «Тема» во главе с Юлией Коган совместно с руководством ГУП «Управление по реконструкции и развитию уникальных объектов» по фиктивным документам незаконно завладели недостроенным жилым комплексом в обход законных инвесторов и подрядчиков по адресу Генерала Глаголева 17-19. Итог нетрадиционного подхода вполне традиционен: десятки потерпевших и десятки миллионов ущерба. Да и ладно бы простые граждане, но и интересы государства оказались задеты. А такого без внимания уж точно не оставляют. И пусть даже и по прошествии лет с историей разобрались. Уголовное дело возбуждено.

Однако, тот подвиг по своей изобретательности просто меркнет перед гениальной комбинацией по захвату наследства покойного двоюродного брата, Аркадия Райхмана. У умершего было двое законных сыновей, готовившихся вступить в свои права наследников 60% бизнеса ООО «Стрейв». Но вдруг откуда ни возьмись на сцене (на дальней сцене, аж в Первоуральске) появляются новые герои: якобы внебрачные дети Аркадия Райхмана, Алена и Евгений Корзниковы. Впрочем, откуда они взялись известно: Юлия Коган (Рахман) и ее приближенные провели хорошую «изыскательно-разъяснительную» работу. Вскользь отметим, что и сами наследнички что надо. Евгений вот отбывает срок в колонии по статье за распространение наркотиков, например.

Дальше все пошло как по маслу: суд наследниками вновь объявившихся молодых людей признал. А дальше они (сюрприз-сюрприз!) немедленно перепродают вновь обретенные доли в крупном бизнесе Юлии Коган, да еще и за бросовую цену, и к тому же в рассрочку. Чудеса случаются не только в индийском кино. И уже счастливая Алена немедленно покупает себе большой белый внедорожник и выкладывает фотографию с ним в социальную сеть. По всему видно, что нежданное счастье привалило. Именно что нежданное. Ну никак не ожидали люди, что вдруг у провинциальных ребят отыщется крутой столичный отец – наследодатель.

Меж тем многое в том процессе выглядит странновато и попахивает дурно. Например, в проведении экспертизы сходства ДНК покойного Аркадия и Алены суд отказал, хотя по Евгению такую экспертизу провел (будь Алена хоть чуть-чуть похожа на предполагаемого отца или на брата, логику суда с большой натяжкой принять было бы можно, но сказать, что внешне там ничего общего, значит, просто ничего не сказать). Явленная суду в качестве доказательства сберкнижка 1991 года, на которую якобы покойный зачислял деньги для Корзниковой-матери, за почти четверть века не утратила своей визуальной новизны. Представленные суду медкнижки Алены и Евгения даже невооруженным глазом по целому ряду признаков выглядели подделкой («нужные» записи просто блестели свежестью на фоне давно потускневших «ненужных»). А еще имеется информация, что покойный ну никак не мог быть отцом Алены, ибо в предполагаемое время зачатия c середины 1985 года до конца 1987 года был изолирован от общества правоохранительными органами. Остальное можно только додумывать. Все-таки по-своему талантливые люди работают на Коган. Впрочем, проверка правоохранительных органов додумыванием заниматься не будет и выводы сделает четкие, счастье тут или что другое.

И этими «успехами» все не ограничивается, на подходе раскрытие новых фактов. Однако г-жа Коган чувствует себя крайне уверенно в столь непростой ситуации. И не только потому, что по природе женщина решительная и волевая. Тому действительной причиной два обстоятельства.

Во-первых, те самые «талантливые люди». Всеми ее действиями уверенно дирижирует известный в определенных кругах юрист Михаил Ильич Плакхин со своей помощницей Юлией Варламовой и адвокатом Валуйским Александром Владимировичем. Плакхин — асс темных судебных и околосудебных делишек, таких называют «решалами». Для него Юлия Коган с ее склонностью к авантюризму и им же, Плакхиным, создаваемыми проблемами, — золотая жила, главный, «якорный» клиент. И он в совершенстве овладел искусством манипулирования ею. Впрочем, поговаривают, что он уже и не просто главный консультант, но вовсе и полноценный партнер. Так что с мотивацией придумывать новые комбинации, строчить иски и отбиваться от любого рода претензий у Плакхина все в полном порядке. Хотя уже понятно, что выстроенная им система защиты рухнет в ближайшее время.

Во-вторых, ходят слухи, что за спиной Юлии стоит фигура куда более значительная, Евгений Симонов (владеет 31% долей в ООО «ЖБИ-Траст» вместе с Коган), заметный делец автомобильного рынка, участник широко известной дилерской компании «Ника Моторс». Глядя на текущее состояние продаж автомобилей, можно догадаться, что относительно устойчивому арендному бизнесу «Темы» внимание с его стороны уделяется изрядное.

Так что дома строить НПП «Тема» уже ни к чему, у Юлии Коган и ее друзей есть занятия поинтереснее и полегче: строить карточные домики из колод, нарезанных из сомнительных документов. Только участь всех карточных домиков одна и та же: они неизменно рушатся.

 


Ссылки

Источник публикации