Юридическая несостоятельность

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Судебной системе нужен новый лекарь

1227816040-0.jpg Вряд ли можно найти в системе современной российской власти такого долгожителя как Вячеслав Михайлович Лебедев. Этот юридический аксакал уселся в кресло председателя Верховного суда Российской Федерации еще в июле 1989 г. и занимает эту должность до сих пор, успешно пережив распад СССР, неспокойный девяностые, дефолт, годы экономического роста и политической стабильности в путинскую эпоху. Он работает уже при четвертом президенте, что создает впечатление о нем как о крайне успешном руководителе.

Однако это не более чем иллюзия. Система судов общей юрисдикции тяжело больна, о чем постоянно говорят руководители государства разного уровня, это прекрасно видят и понимают простые россияне. Выражения «басманное правосудие», «красногорское правосудие» практически вошли в обиход и являются не просто оскорбительными для судебной системы, но и наглядно иллюстрируют то, что судебная система является одной из самых проблемных структур в современной российской государственности.

Избранный в марте 2000 г. Президентом РФ Владимир Путин имел отчетливое представление о реальном состоянии российской судебной системы и ясно понимал, что без глубокой модернизации судебной власти нечего и думать о проведении фундаментальных социальных и экономических преобразований, о возвращении России в клуб великих держав. Именно поэтому Путин неоднократно говорил о необходимости ускорения и быстрейшего завершения судебной реформы. Нынешний Президент Дмитрий Медведев начал свою деятельность так же, как и его предшественник – с нелицеприятной констатации серьезных проблем в российской судебной системе, прежде всего, в судах общей юрисдикции. Еще будучи кандидатом в Президенты, Медведев заявил, что приоритетом его работы на ближайшие годы станет обеспечение «справедливости и равной для всех доступности правосудия», чего, как известно, Лебедеву за многие годы добиться так и не удалось. Почему же тогда Лебедев умудряется сохранять кресло председателя Верховного суда вот уже почти двадцать лет?

Многие не отказывают ему в уникальном личном качестве, которое до сих пор позволяло Вячеславу Михайловичу выходить сухим из воды. Это умение убедительно объяснять «объективные» причины проблем в собственном судейском ведомстве и способность генерировать громкие инициативы и планы, которые обычно не имеют продолжения, но ласкают слух руководителей страны.

Весной 1995 г., выступая перед Советом Федерации, Лебедев заявил, что зарплата судьи очень мала, и это «приводит к взяточничеству и другим правонарушениям». Звучало это убедительно. С тех пор зарплаты судей неоднократно повышались, но коррупция из судов общей юрисдикции никуда не делась. Осенью того же года Лебедев, выступая на семинаре председателей верховных судов стран Центральной и Восточной Европы, заявил, что на 150 миллионов граждан России приходится около 15 тысяч судей. Это — огромная нагрузка на судейский корпус, говорил он, которая приводит к снижению качества его работы. Убедительно. С тех пор количество российских граждан заметно сократилось, а число судей значительно выросло. Однако решения судов по-прежнему вызывают множество нареканий. Зимой 1996 г. пленум ВС России под председательством Лебедева принял постановление, обязывающее всех судей напрямую применять нормы Конституции и не учитывать противоречащие им статьи федеральных законов. Разумеется, это постановление пленума ВС РФ никем и никогда не выполнялось.В 2002 г. судам общей юрисдикции было запрещено участвовать в «спорах хозяйствующих субъектов». Однако данная практика образца 90-х гг. продолжалась. В конце сентября 2005 г. Лебедев принял участие в заседании генерального совета организации «Деловая Россия» и был вынужден признать этот прискорбный факт. На той же встрече с предпринимателями Лебедеву была высказана претензия по поводу чрезвычайной закрытости системы Верховного суда. Лебедев пообещал подумать над созданием при Верховном суде общественного совета, который займется мониторингом нарушений прав предпринимателей в судах. И думает до сих пор. В середине апреля 2003 г. на встрече с Путинным Лебедев доложил Президенту о ходе работы над созданием административных судов, которая, по его словам, идет полным ходом. Административные суды так и не созданы. В конце ноября 2006 г. на заседании совета судей России Лебедев заявил о необходимости ввести ответственность за лоббизм и протекционизм. Заявление вызвало много шума, но никаких последствий, разумеется, не имело. Осенью 2007 г. на встрече с Путиным Лебедев выдвинул две очередные инициативы. Первая – был якобы подготовлен проект закона о внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс. Он предусматривал значительное сокращение надзорных стадий при рассмотрении гражданских дел – для снижения сроков рассмотрения таких дел и «обеспечения правовой определенности». Вторую инициативу Лебедев изложил так: «Мы предлагаем предоставить судам общей юрисдикции Российской Федерации компетенцию по рассмотрению некоторых вопросов, которые сегодня рассматривает Европейский суд по правам человека». Путин назвал обе инициативы разумными и сказал, что «согласен». Но лебедевские инициативы не реализованы до сих пор.

В условиях отсутствия сильного руководителя судебной системы местные суды чувствуют себя бесконтрольными, работая по собственным правилам и установкам, которые противоречат как духу, так и букве закона. Уже стал притчей во языцех Красногорский городской суд, где затягивание судебных процессов, нарушение прав их участников, да и просто несоблюдение трудовой дисциплины давно уже стали нормой. Лебедев не замечает этого или не хочет замечать.

В целом, система Верховного суда РФ выглядит сегодня закосневшим пережитком прошлого, сочетающим в себе худшие черты советского и ельцинского правосудия. Несмотря на многочисленные попытки реформировать этот судебный институт, несмотря на затраченные на эти цели солидные средства, система судов общей юрисдикцией осталась в прошлом веке и в своем нынешнем состоянии является серьезным препятствием на пути продолжения социально-экономических реформ в России. Эта система пятнает имидж российской власти за рубежом и вызывает отторжение в обществе, провоцирует недоверие россиян к власти в целом.

Значительная доля ответственности за плачевное состояние важнейшего сегмента российского правосудия лежит лично на Вячеславе Лебедеве — человеке старых советских судебных традиций (в судебной системе СССР Лебедев начал работать еще в «мохнатом» 1970 г., когда с должности инженера отдела кадров переместился в кресло народного судьи Ленинградского народного суда г. Москвы).

Похоже, нынешний президент РФ понимает, что под руководством Лебедева система Верховного суда нереформируема. Да и Путин, судя по всему, разочарован обилием невыполненных лебедевских обещаний.

Первый тревожный звонок для председателя Верховного суда прозвенел 19 мая 2008 года. Тогда в Кремле только что вступивший в президентскую должность Медведев провел первое установочное совещание по проблемам противодействия коррупции. Официальный список присутствовавших возглавил председатель Высшего Арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов. А вот Лебедева на встрече не было. На следующий день Медведев подписал распоряжение о создании рабочей группы по вопросам совершенствования законодательства Российской Федерации о судебной системе. Возглавила группу начальник Государственно-правового управления Президента Лариса Брычева. Негласным идеологом группы называют Антона Иванова, который неоднократно комментировал в прессе задачи и основные направления работы этого рабочего органа.

По оценке наблюдателей, эти события предвещают скорый закат «эпохи Лебедева» в российской судебной системе и грядущую «эпоху Иванова», с именем котором связывают надежды на глубокое реформирование, повышение эффективности, качества и открытости, а также резкое снижение коррумпированности отечественного судопроизводства.

Антон Иванов был избран председателем ВАС в январе 2005 года. Вступление 40-летнего юриста на столь ответственный пост вызвало немало скепсиса. Главная претензия — у нового главы Высшего Арбитражного суда нет судейской практики. Иными словами, Иванов не был выходцем из системы, которую возглавил.

Но именно это и было его большим преимуществом. Как наглядно показал многолетний опыт председательства Лебедева в Верховном суде, глубоко укорененный в корпорации руководитель неспособен к ее реальному реформированию. Иванов же не стеснен корпоративным «кодексом поведения» и личными внтурикорпоративными связями.При этом Иванов вовсе не чужд системе правосудия – он имеет высшее юридическое образование, является кандидатом юридических наук. Не один год преподавал гражданское право в Санкт-Петербургском госуниверситете. Два года был начальником Санкт-Петербургского управления юстиции Минюста РФ.

Некоторое время А.Иванов занимался бизнесом, а также курировал решение юридических вопросов в крупных коммерческих структурах. Т.е. он на практике видел российский бизнес изнутри, и при этом имел возможность видеть глазами бизнесмена систему отечественного арбитража и в качестве «клиента» оценить ее достоинства и недостатки. Наконец, большим плюсом нового председателя ВАС являются его личные качества реформатора, возможно, привитые в вольнодумном Ленинградском/Санкт-Петербургском университете, который окончили и Путин, и Медведев.

Богатый жизненный и профессиональный опыт, прогрессивные личные взгляды определили позицию А.Иванова на посту председателя ВАС – совершенно нестандартную для отечественной судебной системы, но единственно верную с точки зрения перспектив модернизации этой системы и высших интересов страны. Глава ВАС не отделывается общими словами; он открыто излагает собственную программу действий, регулярно отчитывается о том, что было сделано в рамках этой программы; он признает существующие проблемы и, что особенно важно, предлагает конкретные пути их решения. Главной своей задачей на ближайшую перспективу он видит обеспечение единства судебно-арбитражной практики. Иванов уверен, что это, а также максимальная открытость, являются самыми эффективными инструментами в борьбе с коррупцией.

Первыми реальными достижениями реформаторской активности Антона Иванова стали реальное повышение прозрачности и открытости арбитражной судебной системы в целом, снижение числа случаев затягивания судебных разбирательств, информатизация арбитражных судов с прицелом на создание и внедрение в оборот системы электронного правосудия. Принципиально важно, что помимо внешних «форм» судопроизводства, в системе арбитражных судов при А.Иванове меняется в лучшую сторону содержание принимаемых судебных решений. Изменение позиции ВАС является столь существенным и заметным, что наблюдатели уже говорят о «новых свежих веяниях в работе арбитража». Неудивительно, что отношение бизнес-сообщества к системе арбитражных судов за время работы А.Иванова председателем ВАС существенно улучшилось. По данным социологов, число тех, кто верит в то, что с помощью арбитражной судебной системы можно защитить права собственности в спорах с частными предприятиями-контрагентами, увеличилось 83%.

Эти позитивные для ВАС и Иванова результаты соцопроса резко контрастируют с глубоким недоверии россиян к системе судов общей юрисдикции во главе с ВС, руководимым Лебедевым. По данным июньского 2008 года опроса Фонда общественного мнения, лишь 28% россиян оценивают их деятельность положительно, а 43% опрошенных заявили, что суды в России часто выносят несправедливые приговоры.

Между тем, Лебедев вряд ли сдастся без боя. В последнее время участились случаи, когда суды общей юрисдикции безосновательно, но демонстративно вторгаются в компетенцию арбитражных судов. Так, уже упоминавшийся Красногорский городской суд принимает к рассмотрению дела по имущественным спорам, явно относящиеся к ведению арбитража, повергая в шок видавших виды юристов.

Однако, как утверждают знающие люди, негативная общественная оценка результатов многолетней работы Лебедева разделяется уже и в Кремле, и в Правительстве. А, значит, «эпоха Лебедева» в судебной системе России действительно скоро закончится.

Оригинал материала

«The Moscow Post» от origindate::27.11.08