Юридический гамбит Валерия Гребенникова

Материал из CompromatWiki
Версия от 08:03, 24 января 2015; Skornkir (обсуждение | вклад)$7

(разн.) ← Предыдущая | Подтверждённая версия (разн.) | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

15.07.2003 Юридический гамбит Валерия Гребенникова Скандально известный депутат Госдумы рвется в запреды Верховного Суда
Андрей Нечаев
Converted 14706.jpg

Валерий Гребенников
Карьерный путь депутата Гребенникова отмечен таким количеством скандалов, что их хватило бы на небольшую фракцию типа «Яблока». Скандалы были, главным образом, связаны с финансовыми махинациями. Тем не менее, депутат, несмотря на сильно подмоченную репутацию, отчаянно стремится попасть на верхние этажи российской юриспруденции. Как выразился по этому поводу один из коллег Гребенникова по Думе: «Только его там и не хватало»!.

Основания для такой реплики, к сожалению, имеются и немалые. Еще в 1992 году Гребенников на волне всеобщего развала и безответственности сумел занять кресло председателя Высшего арбитражного суда. Правда, продержался он там всего лишь около года. Тогдашний генеральный прокурор РФ Валентин Степанков написал письмо председателю Верховного Совета Руслану Хасбулатову, где описал некоторые «художества» главного государственного арбитра. Видимо, они произвели даже на спикера, человека, в общем небрезгливого, такое сильное впечатление, что Гребенников немедленно был отправлен в отставку ( Арбитражный суд тогда починялся Верховному Совету). Казалось, что после такого удара он уже не поднимется. Однако, не прошло и двух лет, как он всплыл в Госдуме, причем в составе «Нашего дома – Россия». И не просто был в составе фракции, но еще одно время и являлся казначеем. Однако, здесь его пути пересеклись с начальником черномырдинского аппарата Владимиром Бабичевым. Последний небезосновательно заподозрил Гребенникова в элементарном воровстве из партийной кассы. И хотя сам достаточно вольно привык обращаться с государственными финансами, но видимо масштабы деятельности казначея произвели и на него неизгладимое впечатление. Он пошел к Черномырдину и казначеем наши герой быть перестал. Но опять-таки не упал духом и даже успел через пару лет попытаться сначала стать заместителем председателя Конституционного суда, а также министром юстиции. Но репутация уже была подмочена и обе должности остались для него недоступными. 

Очередной раз Гребенников появился на политическом небосклоне в 1999 году уже как член фракции «Отечество – Вся Россия». Но одним из первых перебежал в «Единую Россию». После чего уже как официальный член партии власти попытался стать зампредом Верховного Суда. Однако, и на сей раз попытка успеха не имела: ему припомнили и темные страницы биографии и отсутствие докторской степени в юриспруденции. Однако, и на этом наш упрямец не потерял присутствия духа. Поскольку руководство Верховного Суда переживает этап ротации, в частности, уходят сразу несколько заместителей председателя, то у Гребенникова появились шансы.

А пока в Думе он усиленно занимается собственным пиаром. Вряд ли за последнее время в Думе появлялись инициативы, к которым он бы не имел отношения. Так, он разрабатывал дополнения к президентскому закону о формировании нового состава Совета Федерации и так усердствовал в ограничении прав сенаторов, что депутаты верхней палаты в большинстве своем тихо его возненавидели. И в качестве отместки провалили несколько думских законопроектов.

Затем ему вместе с небезызвестным депутатом Федуловым пришла в голову идея запретить КПРФ и отдать под суд Геннадия Зюганова. И хотя он не поленился выступить в Коституционном Суде якобы от имени государства, затея окончилась провалом. Судьи, в отличие от депутатов понимали, что если КПРФ загнать в подполье, большая часть членов партии оперативно сместится в сторону Анпилова со товарищи и доставят власти куда больше хлопот, чем сейчас. 

Наконец, Гребенников был одним из активистов запрета на проведение референдума, инициатива которого принадлежала КПРФ. Дело опять дошло до Конституционного суда. Где наш герой сначала занялся юридической казуистикой, заявив что понятия права на референдум и права на участие в референдуме – это совсем не одно и то же, а очень даже две большие разницы. И если первое право неотчуждаемо, то второе – легко. Если провести параллели, то получается, что у россиян есть право на Конституцию, но нет прав пользоваться конституционными гарантиями, в том числе и правом на референдум. 

Если оценивать активность Гребенникова, то она носит чисто конъюнктурный характер, то есть он всегда колеблется с генеральной линией партии власти, и даже пытается предугадать ее желания, как это было в случае с попыткой запрета КПРФ. То есть это на самостоятельная фигура, а этакий «чего изволите». Вероятно, среди прочего такими приемами он пытается доказать исполнительной власти, что в случае его назначения в Верховный Суд или Конституционный, он будет верным стражем власти. Но вероятно, уж слишком откровенно он это доказывает, поэтому нормальные люди в структурах исполнительной власти относятся с нему с плохо скрываемой брезгливостью.

Вообще времена, когда такие выскочки были на высоте, пришлись на первую половину девяностых годов, когда они, словно пена, захлестывали и законодательную и исполнительную власть. Нынешний режим не слишком жалует оппозицию, однако еще хуже относится к откровенным лизоблюдам. Поэтому во власти все больше вменяемых людей, а время таких, как Гребенников, уходит. И слава Богу, потому что если бы эта личность попала в Верховный суд на должность зампреда, судебная реформа была завалена и скомпрометирована полностью и окончательно, как и сама судебная система…