Юрий Баграев: Гусинскому нужно было инвестировать в людей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Юрий Баграев: Гусинскому нужно было инвестировать в людей

"На прошлой неделе, 21 февраля, "Известия" опубликовали интервью начальника управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры России Владимира Лысейко. Речь в нем шла и о Владимире Гусинском, которому предъявлено обвинение в мошенничестве. Руководство "Медиа-Моста" решило ответить Генпрокуратуре на страницах нашей газеты. В интервью корреспонденту "Известий" Григорию Пунанову адвокат холдинга "Медиа-Мост" Юрий Баграев опровергает доводы следствия и утверждает, что его подзащитный абсолютно невиновен. Любопытно, что сам Баграев еще недавно был высокопоставленным прокурорским работником. Его уволили из Главной военной прокуратуры после того, как он признал незаконным возбуждение уголовного дела в отношении бывшего генпрокурора России Юрия Скуратова.

- Генеральная прокуратура ведет сразу три уголовных дела, где в той или иной степени фигурирует Владимир Гусинский. Давайте начнем с самого первого, я имею в виду дело о службе безопасности группы "Мост", сотрудники которой обвинялись в нарушении неприкосновенности частной жизни. Что вы можете сказать об этом расследовании? 
- Сразу хочу оговориться. В интервью "Известиям" Владимир Лысейко утверждает, что кому-то из сотрудников службы безопасности группы "Мост" были предъявлены обвинения, но потом расследование в отношении этих людей было прекращено по амнистии. Это не так. Я не знаю, путает ли Лысейко что-то по незнанию или намеренно лукавит - но ни одному сотруднику службы безопасности группы "Мост", или же частного охранного предприятия "Мост секьюрити сервис", которое является дочерним предприятием группы "Мост", никогда никаких обвинений не предъявлялось. 
Во время первых обысков в мае 2000 года в помещениях "Медиа-Моста", группы "Мост" и других компаний, входящих в холдинг, было изъято большое количество справок, обзоров информационно-аналитического характера, а также различная аппаратура. Следствие до сих пор интересует один вопрос: каким образом была получена та или иная информация, не нарушался ли при этом закон, не вторгались ли сотрудники службы безопасности "Моста" в частную жизнь граждан, не прослушивали ли их, не подглядывали ли за ними. С полным основанием заявляю - нет. 
Информация получалась легально - из открытых источников. Кроме того, в стране уже давно существует так называемый информационный рынок. Сегодня можно найти все что угодно - от закрытой базы данных налоговой полиции до самых пикантных подробностей личной жизни известных людей. А что касается изъятой аппаратуры, то это не какая-то специальная шпионская техника, а официально закупленная лицензированная аппаратура, которую можно найти в любой коммерческой структуре. Сейчас следователям необходимо "переварить" огромный объем изъятой информации, а результат будет нулевой, поскольку никаких незаконных действий сотрудники холдинга, в частности службы безопасности группы "Мост", не совершали. 
- Давайте перейдем к делу о приватизации "Русского видео". Сейчас ведь это расследование снова возобновлено? 
- Да. И Гусинский является обвиняемым в рамках этого дела. 
- Разве? Но ему же не предъявлялось повторное обвинение. 
- Правильно, обвинение Гусинскому было предъявлено тогда, когда он еще сидел в СИЗО. Потом следователь вынес постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления. Но недавно Генпрокуратура это постановление отменила, вновь возобновив следствие. Так что формально Гусинский является обвиняемым в хищении государственного имущества на сумму 10 миллионов долларов при приватизации "Русского видео". 
- Что вы можете сказать по существу этого обвинения? 
- Оно абсолютно надуманное и бездоказательное. Чтобы это понять, не нужно быть юристом. В декабре 1996 года в Санкт-Петербурге госкомпания "Русское видео" и юридическая фирма "ЮС" учредили ООО "Русское видео - 11-й канал", внеся в качестве взноса в уставный капитал этого общества соответственно 5500 и 3000 рублей. Доля госкомпании составила 70%, а юридической фирмы - 30. Кроме этого уставного капитала, никакого движимого или недвижимого имущества у общества не имелось. Госкомпания никогда не передавала этому ООО в собственность никакого имущества. 
Через полгода по просьбе руководителей этого общества, заинтересованных в инвестициях, в его состав вошел "Медиа-Мост", внеся в качестве взноса в уставный капитал 25 500 рублей. Произошло перераспределение долей: у "Медиа-Моста" - 75%, у госкомпании - 17, у фирмы "ЮС" - 8%. Подчеркиваю: как на момент учреждения ООО "Русское видео - 11-й канал", так и на момент вхождения в его состав "Медиа-Моста" общество имело нулевой баланс. Не имея ничего, кроме лицензии на телевещание, ООО "Русское видео - 11-й канал" арендовало у госкомпании "Русское видео" и помещение, и телевизионный передатчик. "Медиа-Мост" начал привлекать инвестиции, на которые было приобретено телеоборудование. По состоянию на 1 января 2000 года на балансе общества уже числилось около 2 миллиардов рублей. Из года в год увеличивалась в стоимостном выражении и доля госкомпании. Напомню, в декабре 1996 года госкомпания владела 75% доли, что составляло 5500 рублей. Затем ее доля уменьшилась до 17%, но в денежном выражении она составила на 1 января 1998 года 6900 рублей, на 1 января 1999 года - 215 000, а на 1 января 2000 года - 289 200 рублей. И при этом в июне 2000 года Генпрокуратура предъявила Гусинскому обвинение в том, что он, получив 75% доли общества, тем самым "путем мошенничества" приобрел право на чужое имущество в крупном размере - имущественный комплекс ООО "Русское видео - 11-й канал" стоимостью не менее 10 миллионов долларов США. Остается поражаться фантазии следствия по поводу "имущественного комплекса", которого на момент вступления "Медиа-Моста" в состав общества просто не существовало. Более того, Гусинского заключили под стражу, зная, что он награжден орденом и подлежит амнистии. 
- Но ведь адвокаты Гусинского представили документы на орден только на следующий день после ареста. 
- Следователь Валерий Николаев, который выносил постановление об аресте, знал о наличии у Гусинского ордена. Еще в ноябре 1999 года Николаев допрашивал его в качестве свидетеля по этому же делу. И в протоколе допроса в графе "государственные награды" своей рукой записал: "Имеет орден Дружбы народов". Мне кажется, в Генпрокуратуре пошли на арест Гусинского, зная, что вскоре его придется освободить. Через три дня ему изменили меру пресечения, а потом 40 дней держали под подпиской о невыезде. Потому что нужно было вести переговоры о продаже холдинга. 
- Когда эти переговоры начались? И кто их вел? 
- Они начались сразу, как только Гусинский оказался в тюрьме. Вел переговоры, конечно, не следователь Николаев, не Лысейко с Колмогоровым и Устиновым, а Михаил Лесин через заместителя Гусинского Игоря Малашенко. Лесин гарантировал, что дело будет прекращено, если Гусинский продаст холдинг. 
- Хочу вам задать тот же вопрос, что и Владимиру Лысейко. На ваш взгляд, в действиях Лесина, подписавшего приложение N 6 к договору о продаже "Медиа-Моста" и гарантировавшего Гусинскому свободу в обмен на акции, содержится состав преступления? Вы ведь можете посмотреть на эту ситуацию глазами прокуроров? Сами еще недавно им были. 
- По моему мнению, в этих действиях Лесина содержатся признаки преступлений, предусмотренных статьями 179 "Принуждение к совершению сделки под угрозой применения насилия" и 286 "Превышение должностных полномочий" УК РФ. Лесин как министр не вправе от имени государства вести такие переговоры, принуждая Гусинского к подписанию известного соглашения. Но он, как член правительства, гарантировал Гусинскому свободу в обмен на акции. 
- Объясните логику действий Гусинского. Почему он, сразу после прекращения дела уехав в Испанию, не объявил, что сделка была заключена под давлением? 
- Этот вопрос не ко мне, а к Гусинскому. 
- Второе обвинение Гусинскому предъявляется по факту хищения кредита "Газпрома". Что вы можете сказать про это уголовное дело? 
- Владимир Гусинский, как и начальник финансового управления "Медиа-Моста" Антон Титов, обвиняется в хищении путем мошенничества 5 миллиардов рублей, полученных в 1998-1999 годах в виде займа у "Газпрома". Это обвинение абсурдно. Кстати, изначально Генпрокуратура возбудила уголовное дело по эпизоду, связанному совсем с другим кредитом. Речь идет о 211 миллионах долларов, полученных "Медиа-Мостом" под гарантии "Газпрома" от банка "Кредит Суисс". В залог "Газпрому" были переданы акции ряда компаний "Медиа-Моста". Когда подошел срок погашения кредита, "Газпром" вернул его банку. Пока "Медиа-Мост" вел переговоры с "Газпромом" об урегулировании задолженности, "Газпром-Медиа" обратился с заявлением в Генпрокуратуру. Там говорилось, что "Медиа-Мост" якобы выводит в оффшоры свои активы, в связи с чем не сможет погасить долг. Это заявление Генпрокуратура использовала как повод для возбуждения 27 сентября уголовного дела в отношении Гусинского. Однако через месяц они убедились в бесперспективности этого расследования. Акции компаний "Медиа-Моста" остались в собственности холдинга, и никакого увода активов не было. В итоге 1 ноября Генпрокуратура возбудила новое дело - теперь уже о хищении Гусинским полученного у "Газпрома" займа. 
- "Газпром" жаловался в прокуратуру по этому эпизоду? 
- В том-то и дело, что нет. Этот заем "Медиа-Мост" полностью погасил еще в октябре 1999 года, передав в собственность "Газпрома" 14% акций холдинга. Инициатива погасить заем именно акциями исходила от самого "Газпрома", и утверждения следствия, что акции "Медиа-Моста" обесценились, несостоятельны. Да и "Газпром" не считает себя потерпевшей стороной. Потому что ему хорошо известна рыночная стоимость "Медиа-Моста" и входящих в него компаний. Неоднократно проводились независимые оценки рыночной стоимости холдинга. Эксперты утверждали, что он стоит от 1,5 до 2,5 миллиарда долларов США. 
- Прокуратура утверждает, что Гусинский не собирался возвращать эти 5 миллиардов рублей, потому что практически все эти деньги потратил на кредиты сотрудникам. 
- Это не соответствует действительности. Заем был потрачен на развитие холдинга. Что же касается кредитов сотрудникам, о которых так много говорят, то в этом нет ничего предосудительного и тем более криминального. Кредиты - это и есть настоящие инвестиции. Ведь что составляет основной капитал медиа-холдинга? Не техника, не оборудование, а прежде всего люди. Так что Гусинский должен был вкладывать деньги в том числе и в своих сотрудников. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации